?

Log in

No account? Create an account
Лики Koenji Hyakkei - Asylum For The Musically Insane [entries|archive|friends|userinfo]
Alexey Petuhov

[ website | progmusic.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Лики Koenji Hyakkei [Jun. 13th, 2007|08:37 pm]
Alexey Petuhov
[Tags|, , , ]

Лики Koenji Hyakkei



Среди всего многообразия современной сцены как прогрессивного, так и авангардного рока значительная доля самых интересных и разнообразных коллективов выпадает на страну восходящего солнца, а уж там среди мэтров, монстров и волнорезов главной фигурой, безусловно, явлеятся фигура великого барабанщика, экспериментатора, импровизатора и завсегдатая самых разнообразных по сути проектов - Йосиды Тацуи (Yoshida Tatsuya). Впрочем, он уже стал явлением масштаба всей планеты. От Samla Mammas Manna до Ruins и наоборот. Впрочем, сегодня речь о его zeuhl-овой ипостаси - одной из самых главных и значимых представителей этого стиля в последнее время - проекте Koenji Hyakkei. Сразу стоит упомянуть о том, что Йосида чуть ли не откровенно скрывает практически все, что связано с этим коллективом, дабы нагнать определенной мистики и таинственности вокруг этой своей группы. Так что даже с трактовкой названия нет точных данных. Известно только то, что переводится оно как "Тысяча обликов Коэндзи", а Коэндзи - это район Токио, где, собственно и проживает Тацуя, да и Аки Кубота - вокалистка и клавишница группы Bondage Fruit, о которой речь чуть позже.
Ну а начиналось все с урезонивания индустриально-шумовую мощи импровизации коллектива Ruins в угоду более структурированным формам европейского прогрессив-рока, а если точнее, то стиля zeuhl и его главного представителя – коллектива Magma. Вообще, между Koenji Hyakkei и коллективами Magma и Ruins много общего. С первыми, кроме основы своей стилистики, их роднит также использование выдуманного языка и общая эксцентричность исполняемой музыки. Близость к Ruins выражается в первую очередь яростью, настоящим бураном и мощью граничащим с хард-кором ритмов, ну и, конечно же, составом: в первом созыве коллектива Koenji Hyakkei, кроме самого Тацуи, присутствовали еще два музыканта, чья жизнь была неразрывно связана с Ruins – Рюичи Масуда (Ryuichi Masuda) и Сигекацу Кувахара (Shigekazu Kuwahara). Последний, кстати, также поучаствовал в еще одном прекрасном проекте Йосиды – группе Pochakaite Malko. Так вот и можно локализовать положение Koenji Hyakkei в среде мировой современной музыке – где-то между авангардной музыкой и прогрессивным роком.
Вообще, стоит сказать, что Koenji Hyakkei стоит воспринимать скорее именно как "проект", чем как постоянную группу. Нет, музыканты выступают публично, выходят даже DVD с их концертами, однако от года к году состав коллектива меняется, да и определяется он как раз усилиями одного единственного человека – Тацуи Йосиды. Хотя начиналось все с плодотворного сотрудничества с еще одним явлением на сцене японского авант-прога – клавишницей и чудесной вокалисткой Аки Кубота (Aki Kubota), имеющей самое непосредственное участие в жизни восхитительного коллектива Bondage Fruit. Именно в 1994 году появился первый альбом группы - Hundred Sights Of Koenji, в создании которого мы все обязаны Аки Кубота в не меньшей степени, чем Йосиде Тацуе, так как она написала несколько не самых последних композиций для пластинки. Кроме этой парочки, как было сказано выше, в записи приняли участие знакомые по Ruins музыканты - Рюичи Масуда (Ryuichi Masuda), игравший на этот раз на гитаре, и бас-гитарист Сигекацу Кувахара (Sigekazu Kuwahara). Музыку с этого альбома как-то назвали «наскипидаренной группой Magma» и это выражение наиболее точно и коротко может отразить картину межпланетных фантасмагорических битв, разворачивающихся на пластинке. Все что надо, тут есть, и даже больше. Гулкий, так сказать «выпяченный» на передний план бас, квази-оперное пение, рваные, но накрученные ритмы. Хотя, конечно, центром альбома однозначно является zeuhl (да и сам Тацуя говорил о том, что этот проект полностью посвящен этому стилю), музыканты периодически склоняются то к панково-хард-коровым берегам, то вплетают фолковые рисунки в общую музыкальную картину, то начинают выдавать практически музыку для видео-игр, а местами в клавишных явно слышатся если даже не итальянские симфо-прогеры, то уж Кейт Эмерсон точно. Иными словами скучать не приходится, а Koenji Hyakkei в бездумном клонировании Magma из тех, кто их слышал, вряд ли кто рискнет обвинить.
Второй диск, появившийся в 1997 году под простым названием II с одной стороны выглядит более мощным и агрессивным, чем дебют. С другой стороны, несмотря на обилие zeuhl, явно наметилась тенденция на разбавление этого стиля за счет, скажем, весьма пространных и космических композиций. Это можно объяснить разве что появлением в составе музыканта Кенго Сакамото (Kengo Sakamoto) из группы Gender Sanshin Trio, специализирующейся, насколько известно, на исполнении основанной на традиционной азиатской (юго-восточной и японской в частности) музыке в более, так сказать, электронном, чуть ли не эмбиентном, ключе. Вообще, от предыдущего квартета в коллективе остались только ядро из Тацуя/Кубота, в качестве гитариста на этот раз выступает Джин Харада (Jin Harada), известный также по группам Rovo и Bazooka Joe.
Однако к следующему альбому - Nivraym, появившемуся в 2001 году на лейбле Йосиды Magaibutsu, группа изменилась еще более радикальным образом - Аки Кубота больше ни в записях, ни в концертах Koenji Hyakkei участия не принимала. Конечно, это не могло не сказаться на звуке и музыке группы, правда, сказалось все не самым плохим образом. В плане звука потерю Аки некоторым образом перекрыло появление Огучи Кеничи (Oguchi Kenichi) , а вопить и кричать была призвана вокалистка из Betsuni Nanmo Klezmer по имени Нами Сагара (Nami Sagara), она еще, кстати, сотрудничала с Джоном Зорном. Так что единственная ощутимая потеря - это Аки Кубота как композитор, все-таки именно ее перу принадлежали самые интересные треки на первых двух альбомах. Хотя нельзя сказать, что стало более серо, плоско или скучно. Менее разнузданно - да, более выверенно - да, но по плотности и энергии - все тот же высочайший уровень. То есть вся эта мощь и сила Ruins стала целенаправленно переплавляться в более четкие, а местами даже симфонические формы. Впрочем, термин "симфонизм" здесь уместен скорее в силу явных изменений в текстуре как раз клавишных, новый клавишник, который, к слову, будет задействован в создании самого "симфонического" альбома Ruins - "Symphonic", потянул коллектив в несколько другую сторону.
Так что, думаю, в 2005 году никто не удивился, увидев состав очередного студийного альбома Koenji Hyakkei под названием Angherr Shisspa и не повстречав там ни одного памятного имени (Сакамото Кенго и сам Йосида Тацуя не в счет). Определенную долю удивления можно было бы ощутить во время прослушивания пластинки - по сути новый состав открыл новую страницу в истории группы - Koenji Hyakkei сдвинулись со своей zeuhl-тропинки в сторону джаз-рок\фьюжна практически кантерберийского характера с авангардным уклоном. Качественно изменился и звук группы - в проекте больше нет гитариста и его место занял саксофонист, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Под конец хочется отметить также концертные записи проекта, благо Koenji Hyakkei выпустили как видео, так и аудио варианты некоторых своих шоу. Впрочем, совет этот кажется излишним: тот, кто хоть раз слышал этот проект в записи обязательно мечтает увидеть их живьем, когда никакие стены студии не мешают вылиться всей мощи и безумию тысяче образов Koenji.

Дискография
* Hundred Sights Of Koenji (1994, God Mountain)
* 2 (ni) (Viva Koenji!) (1997, God Mountain)
* Nivraym (2001, Magaibutsu)
* Angherr Shisspa (2005, Skin Graft Records)

(c) Алексей Петухов, июнь 2007
linkReply