Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Киммо Похьонен: Человек с большой хумппы.

Киммо Похьонен


Играть молодому пареньку на аккордеоне в 70-х, когда все сходили с ума по гитаре, было равносильно самоубийству. Только очень храбрый человек, готовый пойти на то, чтобы скрывать свои музыкальные пристрастия, мог посвятить свою жизнь этому инструменты в те годы. По крайней мере так дела обстояли в Финляндии, где родился в проживавшей в деревеньке под Тампере семье Киммо Похьонен. В семье, где все играли на этом инструменте. Именно отец, если можно выразиться, инициировал любовь Киммо к этому инструменту, которая выросла до участия в местном клубе аккордеонистов, где Киммо был единственным молодым человеком из полусотни постоянных членов. В 12 лет он вместе с отцом и сестрой сколотил первую свою группу, исполнявшей хумппу.
Когда Похьонен чуточку подрос, он стал принимать участие в концертах различных поп и рок-групп, вроде Toni Rossi And Sinitaiva или Ottopasuuna, но даже тогда основным стремлением Киммо были собственные выступления с импровизационной музыкой.
На самом деле к импровизации Похьонен пришел совершенно случайно и не от хорошей жизни. Все его детство и юность прошли в написанных сочинениях: в клубе это были народные мелодии, позже, в консерватории, где обучался Киммо, он столкнулся и вовсе с классическими произведениями, но исполнять все это у него получалось из рук вон плохо. Киммо уже даже не то чтобы занервничал – запаниковал, однако, однажды он увидел концерт в Хельсинки, в Академии Сибелиуса – и понял, что у него не только есть шанс в музыке, но все это ему еще и нравится. «Именно так я и буду играть», решил он и поступил в Академию, на отделение фолковой музыки, которым тогда заведовал Хайки Лайтинен, основным принципом которого была тотальная импровизация – никакого композиторства и никаких границ. Это было весьма оригинально и неожиданно после классического образования, где все время только тем и занимались, что учили играть «так как надо». На самом деле от вбитых за долгие годы принципов академического образования избавиться получилось не сразу. В голове уже стояло много барьеров и границ, которые пришлось ломать. Вскоре он уже вступил в трио с Лайтиненом и Рейа Кела, которое играло импровизации на тему танцевальной фольклорной музыки.
Стоит отметить, что Киммо первый из аккордеонистов, так сказать, «электрифицировал» свой инструмент. Вообще, он в отношении экспериментов с аккордеоном и его звуком давно стал революционером. Так, с давних пор Похьонен использует сэмплерную технику для концертных выступлений. Чаще всего он использует на сцене два сэмплера, одновременно записывая понравившуюся ему последовательность звуков для фона, который тут же запускает на воспроизведение, играя поверх него. Если не вдаваться в подробности и не знать этого, может сложиться впечатление, что Киммо использует минусовку для своих выступлений. Конечно, это не так, просто он уже настолько хорошо овладел техникой зацикливания звуков, что делает это все максимально органично и точно. А уж какие новые горизонты открыл этот способ выступления для него, думаю, и говорить не стоит. Нужно еще не забыть, как ведет себя на сцене Похьонен. Каждое его выступление – это красочное шоу, блистательное, яркое и незабываемое. Он не только талантливый импровизатор, сэмплировщик, но еще и актер, и танцор. Сложно себе представить, но все это он делает одновременно прямо на концерте. Конечно, это лучше увидеть. Порой музыкант доходит до такого исступления, что обязательно что-то сломает, уронить или разгромит с такой яростью, что ему завидуют даже маститые рокеры.
Вообще, все эти эксперименты начались где-то в районе 1996 года, когда он на одном фестивале рискнул поиграть с усилителями и результат превзошел все ожидания, подтолкнув его на создание различных проектов. Он не ограничивался сольной работой – появились дуэты с тромбонистом Марко Вейонсуо, скрипачом Арто Ярвела, французским барабанщиком Эриком Эшампаром, в 1997-м году Киммо примкнул к группе Ismo Alanko Saatio.
Аланко Саатио, несмотря на то, что долгое время носил звание Главного Рокера Финляндии, знал толк в нестандартных для рока инструментах, так как сам в юности играл в симфоническом оркестре на виолончели, так что хоть Киммо и приходилось исполнять там чужую музыку, что в последствии делал он не так часто, о тех годах он вспоминает с удовольствием – лидер группы предоставлял много возможностей и свободы для каждого музыканта, так что простор для формирования творческой личности у Похьонена был самый что ни на есть широкий. С группой Саатио Киммо записал три альбома, на которых можно услышать не только фолковые традиции Финляндии, но и интонации восточной музыки, а также мелодии, собранные чуть ли не со всего мира. В том же проекте, кстати, принял участие и барабанщик группы Varttina.
Понятно, что формально главой группы был Саатио, но музыку писали все. Точнее, проводились двухнедельные студийные сессии, по результатом которых оказывалось, что у коллектива полно отличных композиций, которые стоит выпустить на продажу. Исмо написал стихи к некоторым вещам. Но в целом это была практически чистая импровизация, без всяких домашних заготовок, совершенно в том духе, в котором позже стал работать Киммо сольно.
Однако даже такой свободный образ общения со своим инструментом не уберег Киммо от распространенной болезни – однажды он просто устал играть на аккордеоне, не мог получать прежние эмоции от игры на нем. Так он увлекся некоторыми видами этнических вариантов полу-перкуссионных полу-клавишных инструментов. Он познакомился с одним музыкантом из Африки, который и обучил его играть на них. Позже Киммо совершил даже поездку в Танзанию, где взял несколько уроков. А затем вернулась и страсть к аккордеону.
С 1998 года Киммо Похьонен занялся сотрудничеством с большими оркестрами. В марте он уже писал «Broken Windows», которая вошла в концертную серию современных финских композиторов, а пару лет спустя появился совместный проект одним из лучших симфонических оркестров страны – Tapiola Sinfonietta, которые вместе с Похьоненом записали пьесу KalmukkisinFonia. Вообще, это было очень рискованное мероприятие, так как Киммо сразу заявил, что никакой написанной заранее музыки он не представит, музыкантам придется ловить все его импровизации на слух. Кроме того, Похьонен настоял на использование собственной звуковой системы, с помощью которой он играет на сольных выступлениях. Впрочем, оркестр со сложной и новой для него задачей справился, все разошлись довольные друг другом, несмотря на некоторые трения на старте.
Еще одним проектом подобного уровня стал Manipulator, проведенный в здании музея Киазма в Хельсинки в 2002 году. В этом аудиовизуальном экстравагантном перформансе ему помогали Аки Сузуки и Марита Льюлия.
Но главным достижением Похьонена является его сольное творчество. В 1998 году Киммо записал свой первый сольный альбом Kielo, привлекший пристальное внимание к нему как внутри страны, так и за рубежом. Название альбома в полной мере описывает музыку и концерты Киммо. Как известно, ландыш (а именно так переводится на русский kielo) цветок не только красивый, но и ядовитый. Такова и музыка Киммо – прекрасная, но слушая ее ей обязательно заразишься, хочется того или нет.
Затем к Киммо к его сольным выступлениям присоединился его старый знакомый Самули Косминен – выдающийся в масштабах страны многопрофильный перкуссионист-гений. Он часто записывался и до этого с Похьоненом, например на «Broken Windows», так что создание нового проекта с ним, который назвали Kluster удивил мало кого. В 2002 году этот дуэт выпускает свою первую пластинку и начинает бесконечную череду концертов, ради которых к ним присоединяется иногда еще один перкуссионист.
Известность и маститость Киммо в глазах как общественности, так и соратников по музыкальному цеху растет прямо на глазах. В новом тысячелетии он уже выступает вместе с самым известным струнным квартетом мира – Kronos Quartet и двумя музыкантами из группы King Crimson – Треем Ганном и Пэтом Мастеллото. Последний проект назывался KTU, то есть Kluster + TU, как зовут себя Трей и Пэт.
Естественно, Киммо знаком и с Ларсом Хольмером, еще одним величайшим кудесником аккордеона (среди прочих своих заслуг) Северной Европы. Познакомились они в Академии Сибелиуса и, в скором времени, сколотили проект The Accordion Tribe, посвященный конкретно аккордеону, собрав там ряд удивительных исполнителей. Так что, если правило «скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты» все-таки работает, то о Похьонене можно сказать много приятных и добрых слов. Хотя, конечно, это можно сделать и безотносительно к его совместным проектам - Киммо сделал все возможное, чтобы его музыка не поддавалась никаким попыткам классификации. Это не рок, несмотря на всю ярость и динамику, это не электронная музыка, хотя эксперименты вытворяет со звуком Похьонен так, что мало не покажется, это не джаз, хотя ни одна нота, исполненная Киммо не была написана заранее, это даже не фолк, хотя он и лежит в основе становления Киммо, как музыканта. Это то, как видит, слышит и чувствует музыку отдельно взятый финский гений. И делает это он просто превосходно.

(с) Алексей «Smarty» Петухов, март 2007
Tags: finland, kimmo, music
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments