Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Zorn Tales

Слушаю Зорна тут и в приступе восхищения в честь этого перевел стааааренькое, но веселое интервью с ним. Думаю, будет еще, следите за обновлениями. :)

Джон Зорн. Интервью 1990 года.

Это интервью мне удалось взять у Джона Зорна 20-го октября 1990 года, спустя год после того, как был выпущен первый альбом Naked City и прямо после выступления Cobra в Great American Music Hall в Сан-Франциско.

Когда Вы начали писать и играть музыку? Я встречал некоторые Ваши записи, конца 70-х.
Да, мои первые записи были сделаны где-то в 1976 году или примерно в то время. Серьезно я начал играть в Нью-Йорке примерно в 1974 году, но начал писать еще с середины 60-х, когда был еще пацаном.

Вы из Нью-Йорка?
Ага, родился и вырос там. А Вы откуда?

Я из [говорю с акцентом] Бостона… Я к чему спросил – некоторые люди, которые с Вами работали или сотрудничали были из Сан-Диего. Такое ощущение, что многие…
Уэйн Хорвитц, ну, он не совсем из Сан-Диего, так что это неправда.

Я про Диаманду Галас.
Ох, я с ней мало работал. Например, на новом альбоме Naked City она присутствует только на одной пьесе.

Мне нравится композиции с Диамандой на The Big Gundown. Не помню, как она там…
Какая? Наверное это Metamorfosi. Она просто необыкновенная. На сегодня она единственный музыкант из Сан-Диего, с которым я работал.

Довольно много для этой гипотезы. :)
Хорошая была теория, можете теперь выкинуть ее в мусорку. Хе-хе.

Вы работали с большим количеством музыкантов самой разной стилистической направленности. Фред Фрит, Юджин Шедбурн, Вернон Райд, Эллиот Шарп, Билл Фризелл и так далее. Они…
Они все гитаристы. Интересные. Роберт Куин. Я и с ним работал.

Диаманда. Она тоже что ли на гитаре играет? :)
Неееее. Бывает на пианино поиграет. Немного играет на пианино, ага. Видели, как она играет?

Она играла на пианино во время Night Music. Довольно неплохо.
О, она хорошая пианистка.

Гляжу, Вам нравится подобные штучки… Уж не знаю, ищите ли специально подобных или просто так получается, что музыканты, с которыми Вы работаете, имеют разное музыкальное прошлое. Вроде Айя из Boredoms.
Да. Это определенно именно то, что я всегда ищу. Бегаю, слушаю море музыки, хожу на кучу концертов. А когда нахожу то, что мне очень нравится, пытаюсь сообразить, как использовать его в моей музыке, или же что сделать мне, чтобы подстроиться под его. Ай – это великое открытие. Он один из лучших вокалистов всех времен.

Вообще-то, мой друг попросил меня спросить: ‘Почему Вы работаете с Айем?’
Ну, глупый вопрос. Все, кто слышали его должны знать ответ на этот вопрос. Потому, что он совершенно безумный! :) Вот почему. Он фантастичен! Многие не могут его понять. Он очень экстремален.

Он еще и весьма агрессивен.
О, он отлично орет, но у него на самом деле огромный вокальный диапазон. Когда я впервые увидел его, как он играл в группе… как там ее… Geva Geva. Есть такая группа Zeni Geva в Японии, в которой есть гитарист по прозванию Null.

А, K.K. Null, я брал у него интервью. Он был тут пару недель назад.
Null был здесь! [Сидит, раскрыв рот]

Ага, он играл с Pain Teens.
Волосатик. Блин, он же плохо говорит по-английски! Ну и как прошло интервью? Хе-хе.

Ну,.. быстро :)
Ха, держу пари, так оно и было! Не, ну это великий парень. Зверский типчик. Короче, он играл с Йосидой Тацуя из Ruins. Великий блин барабанщик! Он, Нулл и Ай собрали трио Geva Geva… и я пришел посмотреть их, а Йосида уговорил меня подняться и поиграть с ними. Во время первого сета Ай был сплошная импровизация, делал все, что ему вздумается, в то время как Нулл и Йосида играли, ну, весьма сложные вещи, явно сочиненные заранее. А Ай делал все, что хотел. И я сказал, «А давайте импровизировать вместе?» :) Ай возмутился. Он-то не думал, что он занимается тем, что он думал называется «импровизация». Он называл это японской штукой - «текито», что означает что-то вроде «делай, что хочешь», но он не видел ничего общего между «импровизацией» и «текито». :) Даже сейчас, когда бы устраиваем просто убийственные импровизационные дуэты. У него просто природное чутье на импровизацию. После концерта я у него спрашивал «Ну и что по-твоему это было?», а он мне отвечал «Понятия не имею. И что это было? Может это была музыка?»

У меня есть альбом Boredoms, который вышел на Shimmy Disc…
Сначала-то он вышел на лейбле Selfish в Японии а потом, ну, я дал Крамеру кассету с Boredoms и он проникся, потом захотел получить лицензию на выпуск этого альбома и теперь он на Shimmy Disc.

Вы выступали с Cobra в Great American Music Hall. Была ли это военная игра?
Да, это часть моей игры. Но это не военная игра. Многие расстраиваются при виде всего этого. В частности Уилли Уинант попытался записать эту пьесу в Сан-Диего или где-то там на юге, так вот в какой-то школе, какая-то студентка очень, видимо, расстроилась и попыталась пикетировать выступление. Ей не понравилось использование слов «тактика», «системы партизан», «головорез». Вся эта военная шняга. Так что надо избавляться от этого.

И как это работает? Можете объяснить?
Ну, сколько у нас есть времени? Десять минут? Думаю, что лучше сразу перейти к другому вопросу. Если запихнуть все это в одно предложение, то получится что-то вроде «некая система, позволяющая импровизаторам понимать друг друга и реагировать на поведение каждого различными способами».

А Вы, как дирижер, управляете всем…
Ничем я не управляю. Это все группа музыкантов. Они и управляют. Делают реплики и говорят мне, что они хотят, а я веду себя как зеркало, так что все видят, кто что сказал.

О, ну, в общем, Вы не управляете импровизацией.
В общем-то, нет.

Разговариваете со всеми, кто с вами импровизирует?
Точно. Кто-нибудь захотел, допустим, что-нибудь сделать. Он говорит мне, а я говорю остальным. А потом в любой момент кто угодно может…

Не выбираете что ли? А что если несколько человек скажут «я хочу сделать вот это»…
Ну, конечно. Как будто это семь человек, которые подняли руки. Мне нужно сделать выбор. Это сложно. Приходится выбирать. Иногда я выбираю идею одного человека, а остальным приходится отказывать. Это, наверное, нечестно. Так что потом, я выбираю то, что предлагает парень, который давно ничего не предлагал. Или из пяти рук я выбираю руку того, чьи идеи до этого не находили моего отклика, так что я выбираю его. Я стараюсь быть предельно дипломатичным, но всегда все кончается психологической драмой на сцене. :)

Один мой друг, побывав на Вашем выступлении, сказал, что Вы переключаетесь от одного импровизационного сета, если можно так сказать, к другому практически безукоризненно. Просто перепрыгиваете от одного к другому…
Это очень просто. Просто машете и рукой и по этому мановению руки происходят изменения. Некоторые знаки – это знаки изменения, некоторые - более специфичные, например все бросают играть, кроме одного. Это просто как некий замысловатый тумблер. Он включает и выключает людей в группе. Я никогда не говорю им о том, что они играют, потому что у каждого свой персональный стиль. Знаете ли, они разработали свой уникальный инструментальный язык, который никто не способен повторить, так что моя задача – найти необходимый поводок, который бы свел этот талант в общую композиционную упряжь. Мой подход состоит в том, что я говорю людям *когда* надо играть и когда играть не надо, но никогда не говорю им о том, что они должны играть вообще. Так что всем все нравится. В смысле, настоящая психологическая драма.

Я слышал, на это весело смотреть.
С виду это похоже на взрыв. Гораздо интересней, чем в записи. В смысле, это больше похоже на театральное представление. Или на спортивное мероприятие. Никогда не знаешь, что произойдет потом.

И тут же много юмора.
Да! Обычно я подбираю в группу людей с хорошим чувством юмора.

Я слышал у Вас есть хардкоровая группа в Нью-Йорке. Это так?

Ну, в Японии у меня есть группа музыкантов, с которыми я много работаю, мы сконцентрированы именно на хардкоре, примерно в том же направлении, скажем, в котором работают Naked City.

Ого. И как называется?
Называется это Torture Garden. В группу входит Йосида, барабанщик Ruins; вокалист Ай, Эма Хори - необыкновенная гитаристка. А также басист из Ruins, парень по имени Кимото. Мы, кстати, на прошлой неделе буквально выступали. Я привез их в Нью-Йорк и мы сыграли несколько концертов.

Великолепно. Что-нибудь выйдет на CD или на виниле у этого коллектива?
Конкретно с этой группой не планируется ничего пока. Я бы сделал какой-нибудь двенадцати-дюймовый диск с пятью песнями или что-то вроде этого. А вообще, весь материал Torture Garden записан группой Naked City. И все выйдет на Earache и Shimmy Disc (так оно и получилось – в 1991 году)

На Shimmy Disc выйдет альбом по лицензии Earache?
Ну, тут все запутано. В принципе, этот альбом Naked City (первый альбом на Nonesuch) выходит, это точно. В середине его есть 10 композиций, коротких и сложных. Я сказал, что хотел бы сделать запись 40 таких композиций, потому что я действительно заинтересован в компрессии и компактности форм той музыки, что я делаю.

Что насчет того, что будет в самое ближайшее время?
Парни из Nonesuch не заинтересовались моей идеей. То есть мне нужно было сделать это где-нибудь в другом месте. Я решил позволить им профинансировать весь проект и затем дал лицензию на выпуск альбома лейблам Earache и Shimmy без всяких прав и денег. То есть они просто выпускают то, что профинансировали Nonesuch.

Лихо! Хитро задумано. Так, Вы проводите часть времени в Японии. Как давно Вы там живете? И почему?
Пять месяцев в году, где-то так. Последние почти семь лет. Мне очень там нравится. Там много прекрасных музыкантов. И музыкальная сцена весьма открыта для всего нового, поэтому там происходит много нового. Уши японцев всегда открыты.

Они очень любят хардкор и все такое…
А также классическую музыку или джаз. С пристрастием относятся ко всему этому. Они не станут слушать другую музыку. Мне всегда нравилась разная музыка. Я всегда предпочитал слушать именно так. Люди в Японии похожи в этом отношении на меня. Много повсюду всего. Они не боятся парней, которые приехали из Нью-Йорка и делают все эти странные вещи. Всем все нравится и они хотят нового. Отличное место для экспериментов.

Что интересно в Вашей музыке, так это то, что такие люди как я (я вообще панк любил раньше) узнают о джазе посредством таких музыкантов, как Вы. Вы делаете альбом кавер-версий пьес Орнетта Коулмена, я начинаю знакомиться с его творчеством и оно начинает мне нравиться. И так далее…
Есть много причин, почему я делаю то, что я делаю. Я доношу слово, информацию и обращаю людей к различной музыке, знаешь. Вот для чего Naked City создан.


Какую музыку Вы играете только для удовольствия? Вот просто захотелось поиграть, не на концерте и не в студии, а просто поиграть. Есть что-то, что Вы играете дома, только для себя?
Есть такая группа Slan, которая выступала тут пару месяцев назад и их в прессе разнесли просто в пыль (их всегда разносят в прессе в пыль). Вот это мне по кайфу. Я люблю играть их музыку.

Что за Slan? Не знаю таких.
Ну, Slan – это полностью импровизационная хардкоровая группа. Это – барабанщик группы Blind Idiot God Тед Эпштайн – необыкновенный музыкант, Эллиот Шарп – гитара и вокал и я играю на саксофоне и пою. Это шанс поимпровизировать во всю силу над песнями или чего там у нас на уме. Полный кайф. Но, блин, играть у нас дольше чем 30 минут не получается, просто сил не хватит.

Судя по всему, сложновато.
Так и есть. Тед может реально надрать задницу, он просто чудо-барабанщик. Обязательно послушай его группу Blind Idiot God. Они гении.

Такое ощущение, что фактор доступности Вашей музыки остается одним и тем же за последние 10 лет.
А? Наверное ты говоришь о факторе «недоступности».

Сейчас Вы больше известны, чем были 5 лет назад.
Что-то вроде того.

И каково это – пользоваться еще большей славой?
До боли в жопе. Точно тебе говорю. Как попадаешь в поле зрения, так обязательно все пытаются критиковать со всех сторон. Все твои друзья, что поддерживали раньше, забивают на тебя. Это правда легко – поддерживать кого-нибудь, кто делает что-то гадкое. Ну как можно воспылать с симпатией к тому, у кого все получается отлично? Но я тут не для того, чтобы оправдываться. У меня все окей. Я записываю то, что хочу и не замечаю высказывания критиков, как делал это всегда.

Сейчас времени свободного меньше, наверное? Есть время на что-либо, не связанное с музыкой?
Нет вообще. Сейчас вообще музыкой одной занят. Разными музыкальными делами. Всегда был занят. Тогда, давно, я тренировался в игре на саксофоне. Сейчас же некогда, приходится музыку писать. Появилось больше шансов повыступать по всему миру. Все, что не относится к музыке у меня сейчас находится на нулевом уровне.

(c) 1990, http://www.oszilla.de/private-home/imhoff/zorninterview.html
(c) Перевод с английского, Алексей Петухов, ноябрь 2006
Tags: music, new+york+downtown, zorn, zorn tales
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments