?

Log in

No account? Create an account
Мысли и чувства
Июль 12, 2016
04:46 pm

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Поведение персонажей в опере "Юнона и Авось": Николай Резанов
Большую сложность связного анализа и реконструкции характеров героев и их восприятия происходящего в опере составляет то, что текст в разных источниках значительно разнится: источник 1, источник 2, но первый источник, кажется, соответсвует аудиозаписи, которую я прослушивала - его возьму за "канонный" текст (соответственно, второй мог быть вариацией в исполнении местного театра).

Начало оперы: время, мотивы Резнова и его поведение в России и в Калифорнии

У меня сразу возник вопрос: действительно ли Резанов находится на аудиенции у графа Румянцева в то самое время, как в церкви отпевают его жену (что в таком случае отражает его чистое пренебрежение к ней), или это всего лишь художественный прием перемешать отстоящие во времени события для нагнетания напряжения и создания атмосферы предчувствия, что предполагаемая экспедиция закончится таким же отпеванием (самого Резанова).
Однако перемежение заунывного текста отпевания с напряженно-быстро произносимым текстом прошения Резанова подразумевает еще один дополнительный мотив его порыва бежать прочь и хоть что-то делать - ужас перед смертью: он произносит, что ему 40 лет, но его умершая жена была наверняка моложе его - и она уже мертва.

Интересным мне представляется и то, что графу Румянцеву, который является властной фигурой и имеет прва запретить экспедицию, Резанов приводит в качестве обоснования своего действия: "С помощью Божией намереваюсь я ныне, возглавив первое кругосветное путешествие россиян, жизнь отдать расцвету Российско-американской кампании, с тем, чтобы распространить свет Отечества нашего до Калифорнии и Сандвичевых островов" и "Уповаю на Ваше великодушие! Ваше сиятельство! Соблаговолите поддержать сей дерзкий пожект мой. Я удачлив, Ваше сиятельство! Сие предприятие сулит большие блага Российской державе и последствия ея будут по достоинству оценены потомками нашими" - то есть приводит сугубо самопожертвенно-патриотичный мотив и, когда граф не говорит ни "да", ни "нет" - после этого Резанов предлагает даже самостоятельно профинансировать экспедицию, лично купив корабли.

Однако, получив одобрение графа и оставнись один, Резанов произносит совсем иное, по сути - совершенно противоположное тому, что он отстивал с таким жаром и надрывом перед потомственным чиновником (что есть сама суть дворянского титула) Российской Империи: "Российская империя - тюрьма, Но за границей тоже кутерьма. Родилось рано наше поколение, Чужда чужбина нам и скучен дом" и "Чего ищу?... Чего-то свежего Земли старые — старый сифилис, Начинают театры с вешалок, Начинаются царства с виселиц. Земли новые — табула раза, Расселю там новую расу, Третий мир без деньги и петли. Ни республики, ни короны, Где земли золотое лоно!"
Резанов тайно мечтает об основании "рая на земле", где рассчитывает найти полную свободу действовать так как ему захочется, ни в чем себя не ограничивая - без нужды в деньгах и без страха наказания ("петли").
Это очень важный момент - ведь именно так он действительно ведет себя в Калифорнии: будто он открыл новые земли и сам устанавливает правила исключительно для других людей, и приходит в ярость от самой мысли, что какие-то правила могут быть распространены на него самого (бешенство Резанова на слова жениха Кончиты о том, что поступок Резанова означает гибель для девушки и поэтому бесчестен) - совершенно не обращая внимания, что у местного общества людей есть обязательные для выполнения правила и законы, несущие вполне конкретные наказания для нарушителей своего общества (т.е. безопасные для Резанова, но опасные для Кончиты), и что от "петли" его хранит не его "мужественность и смелость действовать", а самый банальный дипломатический иммунитет, покрепленный всей военной и политической мощью Российской Империи, уполномоченным лицом которой он выступает в Калифорнии.
Испания в начале 19 века была несравнимо слабее России (и к тому же - в тот момент выступала сторонницей Наполеона, с которым уже начала враждовать Россия), что важно учитывать на случай, если бы конфликт реальных людей на далеком - от Испании и от России - Калифорнийском побережье закончился кровью и дал рычаг для политических игр и шантажа между странами.
С точки зрения испанцев - что приплыл один корабль с посланником российского царя, что - целая вооруженная эскадра - нет никакой разницы. Резанов же полон самоуверенной гордости, что он совершенно один - без какой-либо поддержки Империи - справляется и "глупые" "трусливые" испанцы с ним так почтительны и обходительны.

Отношение Резанова к женщинам

Выразив свое отвращение к обществу денег и законов (неразрывно связанных с "петлей"), Рязанов переходит к третьему мотиву своей экспедиции - любовь к женщине, изображенной на иконе Богоматери (монолог Резанова прерывается словами молитвы к Богоматери как божеству, породившему бога Иисуса Христа):
"Я путь ищу, как воин и мужчина,
Но буду честен, есть еще причина...
Меня по свету гонит страшный бред,
Душой я болен с отроческих лет,
Когда на мне остановился взгляд
Казанской Божьей Матери!

Увидел в Ней не Вседержительницу Деву,
А женщину с вишневыми глазами.
Хотелось защитить ее, спасти

Мне не помог ни врач, ни богослов,
Я посягнул на Божию любовь.
Знал многих женщин. Схоронил жену.
Но всюду чуял тайный взгляд вишневый..."

Для Резанова реально и вызывает его трепетное эмоциональное отношение - исключительно изображение женщины на иконе: он сравнивал всех встреченных реальных женщин с иконой, и ни одна реальная женщина "не дотягивала" до того, чтобы ему "Хотелось защитить ее, спасти". А вот Богоматерь - ему хотелось. У меня вопрос: от чего? Какая опасность когда бы то ни было грозила нарисованному изображению женщины? Или даже - самой Деве Марии во плоти?
Женщину, родившую Христа, всегда подвергают только одному унижению: в ней отрицают живую женщину и почитают как исполнительницу роли производительницы бога-сына.
Если рассмотреть на эту конкретную икону: что за женщина там изображена? Я вижу женщину, вимание которой обращено к зрителю, а существование собственного ребенка эта женщина подтверждает не взглядом, а только наклоном к нему своей головы.
Богоматерь на иконе "любит" зрителя (т.е. уделяет ему внимание) больше, чем собственного ребенка.
В тексте оперы, где граф Румянцев зачитывает Резанову волу царя: "Однако, обратив взоры на доблести и сердечные раны ваши, а также скорбя об Аляскинских поданных своих, Государь избирает вас на подвиг, пользу Отечеству обещающий [...] Государь жалует звание действительного камергерра и ленту Анны 1-й степени и берет под августейшую опеку деток Ваших на время экспедиции".
Жена Резанова родила ему нескольких детей (по тексту - не меньше двух) - и нанесла ему "сердечные раны" тем, что в отличие от Богородицы, она, став матерью, обратила свое внимание на детей (и, не исключено, умерла родами), а не на него - как на зрителя, совершенно не участвующего в заботе о выживании младенца и воспитании ребенка постарше.

В чем я вижу главное отличие Богородицы от реальной женщины? Судя по Библии, Дева Мария знала, что ее младенец точно вырастет (Бог-отец убережет его от опасности указаниями "свыше" - вроде "уходи: сейчас будет Ирод лютовать", и Иосиф, подчиняясь Богу-отцу, будет бдительным защитником и заботливым воспитателем, следящим за безопасностью младенца) - а реальная женщина точно знает, что без постоянного внимания обычный человеческий младенец быстро умрет: и что никому, кроме нее одной - среди всех людей заодно с отцом этого ребенка - до жизни этого ребенка нет никакой заботы и разницы.
Почему на иконах так мало Иосифа - библейского мужа Девы Марии?
Потому что ему поручена "немужская" роль быть опекуном и защитником младенца. Еще и не своего, а ЧУЖОГО (пусть даже Божественного). Фи-и-и, совсем не "альфа-самец", которого может чтить и уважать настоящий мужчина (А меня еще интересовало, откуда в раннем христианстве и Средневековье возникли такие жаркие и яростные дебаты насчет фигуры Иосифа: был ли он стар или молод, был ли он реальным мужем Марии (в сексуальном смысле) - или только опекуном ее и ребенка и так далее).

Главный вопрос: распространилось ли отношение Резанова к единственной любимой им женщине - Богородице на конкретной иконе - на Кончиту? Или она изначально была для него "одной из"?
Первая встреча Резанова и Кончиты произошла на балу, где 15-летняя девочка ведет себя оживленно (по интонации), но вежливо (только после представления ее отцом гостя, она ведет разговор с мужчиной-иностранцем: "Что, нравится ли Вам здесь?", "Правда ли, что в благословенной России ледяные просторы обжигают своим холодом?").
Чем отвечает ей Резанов: "Мне сорок лет, нет бухты кораблю, позвольте Ваш цветок слезами окроплю."
Если себя он образно сравнивает себя с предметом ("кораблем"), то ее - с особенностью природного ландшафта ("бухтой"). Она - не живая женщина для него: с реальными эмоциями, чувствами, мечтами, живущая среди реальных людей и устанавливающая с ними отношения, а также обязанная подчиняться определенным законам.
Она - "одна из". "Бухта" - это лишь временное пристанище, Резанов не имеет ни малейшего интереса в ее дальнейшей жизни: он - король нового "рая" среди "папуасов" и берет все, что он хочет - без каких-либо обязательств. Резанов понимает свою "свободу" как быть единственным полноправным человеком (т.е. быть единственным, имеющим право не делать того, что ему неприятно, не интересно и вообще "не хочется") среди подчиняющихся его воле рабов, "осчастливленных" его вниманием.

Буря чувств Резанова при наблюдении им беседы Кончиты и Федерико

Жених Кончиты, Федерико, написал для нее песню, и после бала разговаривает с девушкой, узнавая ее отношение к тому, что он намерен просить ее руки.
Кончита: - О, какие чудесные стихи! Благодарю тебя за них, Федерико.
Федерико: - Завтра я иду к твоему отцу просить твоей руки.
Кончита: - Святой Боже! Сколько я мечтала об этом дне!
Федерико: - Ты думаешь, он даст нам свое благословение?
Кончита: - Мой отец безумно любит меня, я уверена, он не будет противиться. До завтра, любовь моя!
Федерико: - До скорого свидания, Кончи!

Как раз в разгар этого диалога подсматривающий за ними Резанов произносит свое желание:
"Мой давний бред.
Душе спасенья нет,
Опять душа летит,
Как дикий лебедь.
Куда-то вдаль.
И снова надо мной
Все тот же взгляд
Лиловый неземной..."


И приходит ночью в спальню Кончиты со словами:

"Ангел, стань человеком!
Подыми меня, ангел, с колен.
Тебе трепет сердечный неведом,
Поцелуй меня в губы скорей.
Твоим девичьим векам
Я открою запретнейший свет,
Глупый ангел пятнадцатилетний,
Иностранка испуганных лет.

Я тебе расскажу о России,
Где злодействует соловей,
Сжатый страшной любовной силой,
Как серебряный силомер.
Там храм Матери чудотворной,
От стены наклонились в пруд
Белоснежные контрфорсы,
Словно лошади, воду пьют.
Ты узнаешь земные
Божество, и тоску, и юдоль,
Я тебе расскажу о России,
Я тебя посвящаю в любовь"

Резанов не испытывает к Кончите нежности и заботы: он начинает свое вторжение с возвеличивающего приветствия "Ангел, стань человеком! Подыми меня, ангел, с колен"
Почему-то делает заключение: "Тебе трепет сердечный неведом" - и требует: "Поцелуй меня в губы скорей".
Обещает: "Твоим девичьим векам Я открою запретнейший свет" и, наконец, называет ее той, кем он ее видит: "Глупый ангел пятнадцатилетний, Иностранка испуганных лет".
Она - чужачка, глупышка, испуганная и несопротивляющаяся его натиску.
Разумеется, Резанов считает себя в полном праве ворваться к дочери коменданте испанского города ночью, чтобы "рассказать ей о России" и снисходительно "посвятить ее в любовь".
Он же - король новой земли. Для Резанова нестерпимо, что Кончита на балу отдает свое внимание Федерико - который неоперившися "сосунок" (т.е. молод), поэт, музыкант и вообще "слабак", потому что в спокойной, комфортной и безопасной для девушки обстановке сказал Кончите о своем желании видеть ее своей женой, выслушал ее мнение и спросил, что она думает об отношении важных для нее людей к их браку.

Самый главный вопрос к слушателям оперы: в нахождении с двумя мужчинами (Федерико и Резановым) - с давно знакомым мужчиной на балу среди других людей, или в собственной спальне с неожиданно появившимся мужчиной - где Кончита естественна и делает свой свободный выбор, а где - подчиняется внешним обстоятельствам (морали и искусственности манер на балу - или загнанная в угол в собственной спальне - мужчине, за плечами которого стоит огромная страна, и который поэтому может уничтожить всех людей, которые ей дороги - если вдруг разозлиться)?

Я поражаюсь анонсу "Юноны и Авось" в Википедии: "Ночью Кончитта молится Деве Марии в своей спальне. К ней приходит Резанов со словами любви. В душе Кончитты зарождается ответное чувство, и она отвечает Резанову взаимностью."
Да где же? Я не вижу: ГДЕ ответная тирада Кончиты, что в ней зародилось ответное чувство. Это - опера: Резанов в жизни тоже не зачитывал ей 5 четверостиший текста - это явное художественное преувеличение.
Так где же художественное выражение согласия Кончиты - хотя бы одной внятной строкой: "Я думала, что люблю Федерико, но ты явился - и я люблю только тебя!" - ДО секса?
ПОСЛЕ секса - я понимаю: во что ей еще оставалось верить, чтобы не совершить самоубийство и не признать, что ее изнасиловал ради своей прихоти мужчина, которому безразлична ее жизнь: ради азарта подчинить ее своему одностороннему желанию и ради самолюбования - причинить ей боль и сделаться у нее "первым" - и отбросить ее в сторону как использованную сломанную игрушку?

Отношение Резанова к своему и к чужим поступкам

Насладившись безотказностью (т.е. неспособностью дать отказ) Кончиты, Резанов приходит в уныние и страх:
"О, горе мне грешному,
Паче всех человек окаянен есмь,
даждь ми, Господи, слезы,
да плачутся дел моих горько."
И с осуждением своего поступка он отстраняется от всех человеческих чувств к жертве своего принуждения (не то, чтобы он за ней изначально признавал какие-то собственные чувства - требуя от нее только отражать его желания): он не хочет ее видеть, не отвечает на ее робкие попытки установить контакт (она вкладывает цветок незабудки и брызгает духами на официальное письмо из губернаторской резиденции).
Он сломал ей жизнь - и он не хочет это признавать: он же "из лучших чувств", а теперь он "исправляется" и думает только о деле, а не о всяких "любовях".
Для Разанова невозможно помыслить о Кончите как о еще более испуганной и одинокой (чем во время его вторжения в ее спальню), оказавшейся в тотальном отчуждении и изоляции среди дорогих ей людей, заклеймленной преступницей и изгоем своего общества - позором своих родителей и друзей - напоминающей ему о его обещаниях "показать любовь" и просящей его о вызволении из ставшем тюрьмой, в результате его же вторжения, ее родительского дома.
Резанов занят делом и пишет письмо в Россию: "Объясняя многие характеры, приступлю теперь к прискорбному для меня описанию пребывания русских на кораблях "Юнона" и "Авось", и по Прибытию к берегам Нового Света." Делее Резанов тщательно пишет: кто поименно в чем провинился ("ибо лейтенант ХВОСТОВ, скажем, на одну свою персону выпил 9 1/2 ведр французской водки и 2 1/2 ведра крепкого спирту, кроме отпусков другим, и, словом, споил с кругу корабельных, подмастерьев, и офицеров. Беспросыпное его пьянство лишило его ума, и он всякую ночь снимается с якоря, но к счастью, что матросы всегда пьяны...")
Рьяность и скурпулезность описания мелких, в сущности, проступков матросов - но полное замалчивание "а я отличился круче всех: соблазнил дочку местного губернатора" - показывает желание Рязанова проявить свою "праведность" в глазах начальства и подготавливать почву к оправданию неудачи своей "благородной миссии во славу Отчизне": в срыве переговоров с испанцами виноваты пьяные матросы, но только не он сам.
Резанов снова лицемерит в самом буквальном смысле: он "меняет лица" и с полной страстью отдается каждому воплощению, совершенно вычеркивая из памяти другие свои не менее искренние  и абсолютно противоречащие "страсти". Резанов не помнит, как плыл из России, ненавидя циркуляры, наказания и формальности - теперь он подчеркнуто циркулярно строчит доносы и собирает "петли" на шеи своих матросов, лишь бы отвести внимание от себя и спасти свою собственную шею от царского гнева.
По пути в Калифорнию Резанов называл Россию и весь порядок зарегулированного общества - темницей, а теперь он вспомнил о том, что только защита царя может его спасти и изображает в письмах, будто никогда-никогда не прерывалось в его мозгу бдение и попечение о:  "..необходимом долге перед Россией и Всемилостивейшим Государем нашим" (милость - понятно? От царя он в первую очередь ожидает теперь милости).
Резанов находится в таком отрицании собственного действия над Кончитой, что, пытаясь не думать о сделанном, он совершенно неадекватно реагирует на появивлегося Федерико (жениха Кончиты):

Резанов: Что ему от меня нужно?
Хвостов: Ваша светлость, он говорит: Вы погубили невесту его, он говорит, что Вы (это он изволит так выразиться), что Вы, Ваша светлость, не совсем честный поступок совершили. Он выражается, Ваша светлость.
Резанов: Переведите ему, что он сволочь и пусть убирается ко всем чертям

Почему Федерико - сволочь? Он ведь исключительно факты называет, до перевода его личного мнения на русский переводчик даже не дошел.
И я обращаю внимание, что Резанов, уже однажды женатый, не допускал даже мысли о том, чтобы предложить Кончите законный брак - пока Федерико не вступил с ним в сражение, не вложил в это сражение все свои силы - и пока, проигравший и, видимо, умирающий, не начал УМОЛЯТЬ Резанова жениться на Кончите:

"Федерико: Если Вы покинете Кончиту, смерти достанется она. Молю Вас, голос мой вопиет, с собой ее возьмите, в далекую свою отчизну.
Резанов: Что? Что он говорит?
Хвостов: Он осмеливается сказать, что если Вы оставите Кончиту, Вы погубите ее. Она не переживет. Он умоляет Вас!
(Помолвка Резанова и Кончиты)"


Я не могу найти информацию: что же стало с Федерико? Умер ли он на этой дуэли - единственный, для кого жизнь Кончиты была важна - и кто не смог "просто отойти и сделать вид, будто эта женщина-девочка - ничто, и поэтому "ничего страшного не случилось". Даже родители Кончиты поступили именно так: из страха ответного возмездия из России, они принесли свою дочь в жертву и вычеркнули ее из списков живых людей - с занесением в список "поломанных вещей".
Признание своей ценности ИМЕННО Резановым, проявление конкретно ИМ заботы о ее жизни и ее будущем - это была единственная реальная возможность для Кончиты реабилитироваться в соответствиями с правилами и законами в традиционном религиозном обществе, даже среди самых близких ей и прежде заботившихся о ней людей - как живому человеку, и перестать восприниматься ими безликой бесхарактерной использованной вещью.

Вот такая вот опера... про настоящую любовь: Федерико и Кончиты.

Это не единственный пример сказаний о настоящей любви, где "на пальцах" рассказывается, что насильник - получает все "сливки", может разрушить любые отношения между людьми - но сам он всего этого, как бы ни старался, сколько бы ни захватывал - не может ощутить и пережить: напрягаясь и ожесточаясь для совершения насилия, человек теряет способность самому чувствовать: нежность, доверие, спокойствие (в "Призраке Оперы" Эрик это понял до того, как убил Рауля - и поэтому он отпустил Кристину и Рауля обоих живыми - тем самым сам Эрик снискал симпатию множества фанатов оперы).
Резанов позавидовал тому, что Кончита любит Федерико: что она смотрит на него с доверием и нежностью, как Богоматерь с иконы смотрит на зрителя - и именно в этот момент Резанова озаряет "вдохновление", что глаза смотрящей на Федерико Кончиты - это "Все тот же взгляд Лиловый неземной" как на иконе.
В решении Резанова добиваться любви от Кончиты звучит: "Я хочу ЭТОГО", и "этого" имеет смысл "я хочу, чтобы кто-то (личность женщины совершенно не важна - хоть Богоматерь, хоть какая-то испанка) ВОТ ТАК смотрел на меня", а не "я хочу секса с ней".
Но насилием и принуждением к сексу Резанов не смог заставить Кончиту смотреть на него с такой же спокойной уверенной нежностью, с таким доверием, с какими она смотрела на Федерико.

Tags: , ,

(4 комментария | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:milkshake_m
Date:Июль 12, 2016 05:31 pm
(Link)
Получается, по оригинальному тексту этот сорокалетний гражданин подпадает под статью о педофилии. Для постановки возраст Кончиты политкорректно повысили на год. Всё равно скользкая ситуация, чтобы провозглашать аллилуйю такой любви.
[User Picture]
From:_sixshot_
Date:Июль 12, 2016 05:58 pm
(Link)
Мария Консепсьон Аргуэльо родилась 19 февраля 1791, так что в апреле-июне 1806 года (время действия) ей было 15 лет.
Но так было и в записях, которые я слышала, и в либретто 1980 года (я по нему делала анализ).

Но, в сущности, эта опера как раз и объясняет "прелесть" детской доверчивости и подмену конкретным мужчиной понятий: Резанов, возможно, думал, что Кончина "флиртует" с ним на балу (тогда как она просто выросла в жарком климате и интересовалась действительно ли в России холодно) и позже использовал как эвфемизм секса "поговорить о России" (из его монолога в спальне Кончиты это видно).

В общем, не знаю - я с первого прослушивания испытывала жуткий дискомфорт от этой оперы, а теперь решила прочитать и проанализировать текст - и вот оно что, оказывается...
[User Picture]
From:milkshake_m
Date:Июль 12, 2016 06:24 pm
(Link)
Я из либретто так и не поняла, почему Резанов не взял Кончиту с собой в Россию. В Википедии в статье про Резанова этот вопрос проясняется, но там же и сказано почти прямым текстом, что о романтической любви со стороны Резанова речи и не шло (и со стороны Кончиты, возможно, тоже). Еще напрашивается вывод, что Резанов и писем своей невесте не слал, и перед смертью о ней не вспомнил и не позаботился.
[User Picture]
From:_sixshot_
Date:Июль 12, 2016 07:25 pm
(Link)
Что касается реальной истории - то сложно сказать, что там было на самом деле.
Что касается либретто (а все восторгаются именно им в первую очередь) - то Резанов как русский дворянин должен был сперва получить благословение русского царя на свой брак с иностранкой и католичкой, а везти ее с собой без заключения официального брака - было, во-первых, унижением для семьи девушки (что она едет в качестве любовницы), во-вторых, вовсе не гарантировало, что Резанов на ней все-таки женится - а не бросит где-нибудь (хоть за борт как Стенька Разин).
И еще песня "Я тебе никогда не увижу..." в тексте либретто исполняется в первый раз до места "Возвращаться — плохая примета, Я тебя никогда не увижу" еще во время предложения Резанова насчет экспедиции (и уверения, что он - везунчик, поэтому все будет хорошо) - и является песней моряков, которые, на минуточку, и не собираются возвращаться к прежним оставленным любовям, потому что даже подумать об этом "плохая примета"...
Может, если бы Резанов благополучно прибыл в Петербург - он бы и не вспомнил о какой-то испанской дурочке из захолустной заморской колонии.

Какой-какой у него мог быть к ней династический интерес? Он - дворянин (кстати, и не граф вовсе) Российской Империи, с уже имеющимися наследниками (кстати, как он беззастенчиво выкинул детей из головы подчистую: ну, ладно, няньки, гувернеры и всякая челядь под присмотром лично царя о них позаботиться), а она - дочь коменданта крепости Сан-Франциско.
А вот другой интерес у него мог быть - в это время был голод в русской колонии Аляска, и испанцы отказывались торговать с русскими из-за назревавшей войны в Европе и без разрешения испанского короля из Мадрида, однако "11 июня 1806 года отяжелевшие «Юнона» и «Авось» отвалили от калифорнийской земли, увозя спасительные для русской колонии на Аляске 2156 пудов пшеницы, 351 пуд ячменя, 560 пудов бобовых".

Почитала я сейчас про жизнь Резанова - он и на первой-то жене женился, когда ей 15 лет было (а ему 30) - но, судя по дневникам, любил ее и горевал сильно, когда она умерла (как я и догадалась - родами).

О Кончите сам Резанов писал так графу Румянцеву: «Предло­жение мое (руки и сердца Кончите) сразило воспитанных в фанатизме родителей ее. Разность религий и впереди разлука с дочерью были для них громовым ударом. Они прибегли к миссионерам, те не знали, на что решиться, возили бедную Консепсию в церковь, исповедовали ее, убеждали к отказу, но решимость ее, наконец, всех успокоила. Святые отцы оставили разрешение за римским престолом, но согласились помолвить нас по соглашению, что до разрешения Папы было бы сие тайною. С того времени, поставя себя как близкого родственника коменданту, управлял я уже портом Его Католического Величества так, как того требовала польза России, и Губернатор крайне изумился, увидев, что, так сказать, он сам в гостях у меня очутился. На «Юнону» привозить начали хлеб, и в таком количестве, что просил уже я остановить подвозку, ибо не могло судно мое принять более». А свояку и совладельцу Российско-американской компании Николай Петрович и вовсе признавался: «Из калифорнийского донесения моего не сочти, мой друг, меня ветреницей. Любовь моя у вас в Невском под куском мрамора, а здесь следствие энтузиазма и новая жертва Отечеству. Консепсия мила, как ангел, прекрасна, добра сердцем, любит меня; я люблю ее и плачу о том, что нет ей места в сердце моем, здесь я, друг мой, как грешник на духу, каюсь, но ты, как пастырь мой, сохрани тайну».
Источник: http://sovsojuz.mirtesen.ru/blog/43155014409/%C2%ABYUnona-i-Avos%C2%BB#42312607733
Разработано LiveJournal.com