?

Log in

No account? Create an account

НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ И НИ СЛОВА О НЕФТИ - _shpuntik_ — ЖЖ

авг. 14, 2009

04:56 pm - НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ И НИ СЛОВА О НЕФТИ

Previous Entry Поделиться Next Entry

Павел Пикулев, НБ Траст о проблеме длинных денег.

Выводы, сделанные в статье, всегда лежали на поверхности, но статья написана хорошо, и акценты верные. Действительно, в годы хорошей конъюнктуры палец о палец не ударили, чтоб хоть чуть-чуть улушить структуру рынка, и стимулировать сбережения. А уж сейчас это "ручное регулирование" разрушит даже то, что само успело вырасти.


====================================================================

Вчера в Москве прошел круглый стол агентства Standard and Poor’s, посвященный проблемам российской экономики и банковской системы. Затрагивались и другие страны СНГ и не только СНГ. В целом разговор шел, что называется, «о наболевшем»: плохие долги, уровень «просрочки» по банковской системе, внешние заимствования и даже курс рубля. Дискуссия то взмывала вверх – в сферы глобальной экономики (в такие моменты аналитики S&P мягко старались вернуть ее обратно на грешную российскую землю), то опускалась вниз – к вопросам управления краткосрочной ликвидностью и оборотным капиталом. Однако нетрудно было заметить, что так или иначе, какой бы вопрос ни поднимался, дискуссия в конечном итоге по кругу приводила нас к одному и тому же конечному пункту – сетованиям на отсутствие длинных денег в российской экономике.

«ГИДРА»

Оказалось, что проблема длинных денег – как спрут или гидра – запустила свои щупальца повсюду. Следствием ее является как рост количества плохих долгов в экономике (предприятия финансировали короткими кредитами долгосрочные проекты, и теперь, при сжатии кредитного рынка, закономерно испытывают трудности), так и ухудшение активов банковской системы и состояния счета текущих операций, потребность в иностранных заимствованиях и повышенная чувствительность российской экономики к внешним шокам, трудности с финансированием дефицита госбюджета и инфляционное давление и т.д. Временами эта проблема поднималась под несколько другим углом – в виде обсуждения относительно неразвитости внутренних финансовых рынков или необходимости заменить внешнее долговое финансирование прямыми иностранными инвестициями. Так или иначе, нас поразило как люди, занимающиеся, казалось бы, каждый разработкой своего кусочка экономики, независимо друг от друга, со своей стороны, «докапывались» до одной и той же проблемы. Только называли ее зачастую разными именами. Как тут ни вспомнить, что в конечном итоге все в экономике сводится к инвестициям и сбережениям.

Об этом то мы и хотим поговорить сегодня, но прежде буквально два слова о тех выводах, которые презентовали нам аналитики S&P, без дополнительных комментариев.

НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ


По мнению аналитиков S&P, банковская система России сейчас представляет собой «болото», где все острые проблемы «залиты» деньгами, но не решены. В результате оно еще долго будет гнить (в оригинале тлеть), препятствуя росту кредитования и сдерживая восстановление экономики. Ослабление (большая гибкость) и/или вторая коррекция курса национальной валюты, по мнению S&P, была бы полезна. И кстати, по мнению Екатерины Трофимовой из S&P, как только появится такая возможность, российские банки вновь бросятся занимать на внешних рынках, возможно даже еще большими объемами, чем раньше. Таким образом, никаких уроков из нынешнего кризиса извлечено не будет. И это возвращает нас к той проблеме, о которой мы ведем речь.

Трудно спорить с выводами S&P относительно уроков. Логика каждого в отдельности экономического субъекта рациональна в рамках той информации и тех возможностей, которыми он владеет. Если можно занять дешево и много за рубежом, зачем занимать дорого и мало на местном рынке? Не займешь ты – займут конкуренты и отберут твою рыночную долю. Это было верно в 2006 году, будет верно и в 2015-м. Если только не будут приняты какие-то системные меры, которые сделали бы злоупотребление внешними займами нерациональным на уровне каждого отдельного хозяйствующего субъекта. Именно эти системные меры и являются предметом нашего изыскания.

БАРЬЕРОВ НЕДОСТАТОЧНО

Конечно, проще всего ввести ограничения на внешние заимствования, однако только их будет недостаточно (хотя, возможно, и придется их ввести), чтобы обеспечить всем счастье и процветание. Такой шаг окончательно лишит российскую экономику длинных денег и ресурсов для роста. К тому же политической воли для ограничения внешних займов пока не видно, особенно с учетом того, что федеральное правительство сейчас само плотоядно поглядывает на внешние рынки. Вывод: надо найти замену зарубежным деньгам. Нет, не так. Найти замену зарубежным деньгам, если мы не хотим жить от кризиса к кризису, от девальвации к девальвации, а хотим нормально и устойчиво развиваться жизненно необходимо.

Это означает, что нам всерьез и осознанно (а не одной рукой и постольку поскольку) на государственном уровне надо заняться проблемой создания внутренней базы сбережений и механизмов, которые бы превращали эти сбережения в долгосрочные ресурсы для финансирования инвестиций. Причем основная проблема, вероятно, - не в создании сбережений, а в их извлечении на свет божий из-под матрасов и в направлении их на организованный финансовый рынок. Во время девальвации население за считанные месяцы сумело мобилизовать на покупку наличной валюты более USD70 млрд., а это значит, что сбережения у людей есть, только эти сбережения напрочь изолированы от нашей экономики России и оказывают поддержку Америке и Европе.

О ПРОТИВОРЕЧИИ КРАТКОСРОЧНЫХ И ДОЛГОСРОЧНЫХ ЦЕЛЕЙ

Что же мешает превращению сбережений в долгосрочные ресурсы? На наш взгляд, ответ очевиден – в первую очередь недоверие. Недоверие к государству, к банкам, к рублю, к системе, которая гарантировала бы обеспечение прав инвесторов. Парадокс, но, как сказал один знакомый трейдер, иностранцы, покупающие выпуск Russia 30 демонстрируют большее доверие к России, нежели сами российские граждане, которых и в помине нет, скажем, на рынке ОФЗ. Граждане РФ выбирают валюту (ну или, в крайнем случае, депозиты с правом досрочного изъятия), а Минфин идет за деньгами к иностранцам. И за прошедшие 18 лет в этой сфере не поменялось ровным счетом ничего, а меж тем уже второй кризис на дворе…

А что препятствует формированию этого доверия, ведь за годы нефтяного благополучия многое плохое из 90-х успело забыться, и подросло целое поколение успешных активных людей, имеющих лишь смутные воспоминания об СССР и смотрящих в будущее с оптимизмом? Ответ, на наш взгляд, заключается в противоречии кратко- и долгосрочных целей экономической политики.



Россия систематически делает выбор в пользу краткосрочных целей, игнорируя долгосрочные. Такой подход приводит к высокой волатильности экономики, что никак не способствует росту доверия, да и вообще, проблема доверия находится где-то на периферии внимания властей. Это было заметно до нынешнего кризиса, и еще более заметно сейчас.



Наша экономика жила сегодняшним днем, не задумываясь, что когда-нибудь придется платить по счетам. В погоне за высокими темпами роста была сделана ставка на внешние займы, в то время как долгосрочные цели требовали роста, пропорционального приросту внутренних ресурсов, и развития внутреннего финансового рынка. Поставив во главу угла стабильность (опять же краткосрочную!), российские власти выбрали управляемый курс рубля и, как следствие, годами мирились с высокой инфляцией и отрицательными реальными процентными ставками, стимулируя кредитование и потребительский бум, не замечая, что страна живет не по средствам. При этом население было дестимулировано сберегать, а создание сильной банковской системы и ресурсной базы откладывалось на потом. Зачем? И так хорошо растем. А вот настало время платить по долгам, и оказалось, что нашим экономическим планом не было предусмотрено то, что этот день придет. Хотя за резервы и Стабфонд государству, безусловно, спасибо. На этот раз хотя бы обошлось без суверенного дефолта.

Когда пришел кризис, государство первым делом решило самые острые и срочные проблемы бюджета и крупнейших корпораций, начав процесс девальвации национальной валюты. Тем самым в глазах населения были перечеркнуты годы стабильного и управляемого курса рубля. Этот «бэйлаут» был оплачен из кармана каждого россиянина снижением покупательной способности его доходов и сбережений. При этом не принималось во внимание, что снова подрывается доверие к национальной валюте, и закладывается фундамент для следующего кризиса внешнего долга. Право слово, невольно задумаешься, может стоило бы еще на заре двухтысячных отпустить рубль в свободное плавание. Экономика бы уже давно адаптировалась

Сейчас ЦБ снижает процентные ставки, пытаясь перезапустить кредитование и потребление, несмотря на двузначную инфляцию, и вновь полным ходом идет к ловушке отрицательных реальных ставок, отсутствию сбережений и зависимости от внешнего долга. О развитии внутренней ресурсной базы опять не подумали.

Чиновники призывают кредиторов «к социальной ответственности» в работе с проблемными заемщиками, не задумываясь, что это также подрывает основы финансового рынка, поскольку лишает инвесторов уверенности в том, что государство будет отстаивать их законные интересы. Подготовленные и одобренные планы по реструктуризации проблемного долга также идут под откос из-за «расходных обязательств, носящих первоочередной характер». О каком доверии инвесторов тогда может идти речь?

НА ПРОБЛЕМУ НУЖНО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ!

Мы полагаем, что пришло, наконец, время обратить внимание на проблему неработающих внутренних сбережений. В этой сфере нужна целенаправленная государственная политика. И работа должна вестись по нескольким направлениям.



На наш взгляд, работа по этим направлениям, пусть и не сразу, а на горизонте в десяток лет, позволит нам сформировать собственную ресурсную базу, и пережить следующее кредитное сжатие на глобальных рынках гораздо легче. И тогда, вероятнее всего, для Минфина не будет проблем занять на внутреннем рынке триллион.