Tags: literature

standard

(no subject)

Еще немного Миллера:

Из того немногого, что я прочитал, я смог заметить, что люди, творящие жизнь, люди, бывшие сами по себе жизнью, мало едят, мало спят и собственности у них мало или нет вообще. Нет у них иллюзий и насчет долга, обязанностей перед родными и близкими или заботы о благе государства. Им нужна правда, и только правда. И лишь один вид деятельности признают они – творчество. Никто не может купить их услуги, потому что они сами положили себе отдавать все. И отдавать безвозмездно, ибо только так и можно это делать. Вот какая жизнь влекла меня: подлинная жизнь здравого смысла. Это была настоящая жизнь, а не ее подобие, так предпочитавшееся большинством.

Что думаете? Обязательно ли истинный художник должен быть голодным и/или изгоем, нищим без роду без племени, прошедшим как минимум половину кругов ада еще на земле?
standard

(no subject)

Генри Миллер

Сексус

Не буду рекомендовать, т.к. не каждому придется по вкусу обилие порнографических сцен и повествование за рамками общепринятых норм морали и нравственности (эти слова еще не вычеркнули из современных словарей?). Но если принять Миллеровский стиль повествования, книга оказывается весьма честной и жизненной. Ведь если обойтись без лукавства, мало у кого из нас помыслы всегда чисты как свежевыпавший снег – мы же нормальные люди, что однако не избавляет нас от ответственности за свою жизнь и дела.

Ну и пара цитат:

Истинно серьезный человек – веселый, даже беспечный человек. Я ни во что не ставлю людей, не имеющих собственного веса и потому берущихся за всемирные проблемы. Человек, вечно озабоченный судьбами человечества, или не имеет собственной судьбы, или боится заглянуть ей в лицо. Я говорю о большинстве и не имею в виду тех немногих избранников, которые додумывают до конца, отождествляют себя со всем человечеством и потому наделены привилегией наслаждаться самой большой роскошью – служением ему.

<..>

Мир мог получать с меня что-то ценное только с того момента, как я перестану быть серьезным членом общества и сделаюсь самим собой.

Государство, народ, народы всего мира – просто-напросто огромное скопище людей, повторяющих ошибки своих праотцев. Они вцепляются в руль со дня рождения и стараются не выпустить его до самой смерти – эту тягомотину они величают жизнью!
standard

(no subject)

Книжки и кино продолжают попадаться с удивительной актуальностью:
- Далай Лама Этика нового тысячелетия – про ближнего
- Гарсия Маркес Сто лет одиночества – про жизнь (все включено)
- Ф. Перлз Практикум гештальт-терапии – про восстановление контакта с окружающим миром и самим собой
- Э. Фромм Искусство любить – про одиночество, извечный вопрос-проблему и умение любить
- Антон Корбайн Контроль – про талант, самоконтроль и зрелость
standard

(no subject)


«Сиддхартха» Германа Гессе – отличная, сильная вещь! «Степного волка», честно говоря, не осилил пока. А эта книга читается легко не теряя при этом глубины.

Пару кусочков на пробу:


Она поманила его глазами, он покорно приблизился, склонился к ее лицу и приник к устам, подобным зрелой смокве. Долгим был поцелуй Камалы, и Сиддхартха изумлялся ее мудрости, видя, как она учит его, как повелевает им, отталкивает и снова манит, и чувствовал, что поцелуй этот — лишь первое звено из множества разных, но хорошо прилаженных друг к другу, надежных, проверенных звеньев длинной цепи поцелуев, которые его ожидали. Словно ребенок, пораженный ценностью и полнотой нового, доселе неведомого ему знания, он глубоко дышал, медленно приходя в себя.

<..>

Многому научили Сиддхартху алые, мудрые уста Камалы. Многому научили Сиддхартху ее нежные, гибкие руки. Его, неискушенного в любви ученика, готового снова и снова слепо бросаться в бездну блаженства, она терпеливо учила своему учению: что нельзя брать блаженство, не давая блаженства взамен, что каждое движение, каждое прикосновение, каждый взгляд, каждая крохотная частичка плоти имеет свой секрет, который сулит посвященному безмерную радость. Она учила его, что любящие не должны расставаться после праздника любви, не восхитившись друг другом, не победив друг друга и не покорившись друг другу, чтобы ни один из них не пресытился и не наполнился пустотой и недобрым чувством, будто над ним надругались или он сам надругался над любимым человеком. Удивительные часы провел он у прекрасной и мудрой чародейки, стал ее учеником, ее возлюбленным, ее другом.


(вся книжка, не только про это, конечно :)
standard

(no subject)

Вчера вечером и сегодня утром в подборке «Модели для сборки» неожиданно подряд стали попадаться хорошие произведения, например, "Антология фантастической литературы" Борхеса или вот этот небольшой рассказ, почему-то зацепивший меня, которым хочется поделиться.

Хуан Хосе Арреола
ЕВА

Он преследовал ее по всей библиотеке — меж столов, стульев, пюпитров. Она убегала, крича о женских
правах, всегда попираемых. Их разделяли пять тыщ нелепых лет. Пять тыщ лет ее неизменно притесняли,
унижали, превращали в рабыню. Он пытался оправдаться; скороговоркой, отрывисто возносил ей хвалу;
голос его прерывался, руки дрожали.
Collapse )

Другие рассказы Хуана Хосе Арреолы можно найти тут: http://rrromantic.narod.ru/history/diz_ver_1.47/mds/mds.htm
Если понравился этот, прочитайте еще хотя бы «Безмолвие Господа Бога»