Tags: Любимые стихи

покой

Феликс Чечик

* * *

забудь о том что время истекло
и с болью зарифмована неволя
спаси пчелу что бьётся о стекло
лети домой из плена застеколья

забудь о том что будет впереди
и не держи на прошлое обиду
и дальнозорко за пчелой следи
пока она не скроется из виду
покой

Нула Ни Гоннал "Кость"

КОСТЬ
Когда-то я была
костью,
лежала на песке
среди скелетов.
На пустынной равнине,
среди валунов и гальки,
я была костью,
голой, белой.
Пришел ветер,
вздох стихий,
он вдохнул в меня
душу.
Я превратилась в женщину,
по образцу той,
что была скроена из адамова ребра.
.
Пришла буря,
сила стихий.
Под грохот грома
до меня доносился твой голос,
звавший меня.
Я стала Евой,
матерью народов.
Я продала свое первородство
за моих детей.
Я обменяла яблоко
на вожделение древних времен.
Я все еще
кость.
покой

(no subject)

Снежная церемония




Басе, пришедший
в Нагою,
зван в гости.

Звякает фарфор,
по фарфору шуршит чай,
звучат приветствия.
Потом все
собираются у окна
и смотрят на летящий снег,

окутывающий Нагою,
и дальше, на юге,
черепицу Киото.

На западе, под Ираго
он падает,
как листва на ледяное море.

Где-то там,
на закипающих площадях,
жгут ведьм и еретиков.

Тысячи погибли с рассвета
на службе
у варварских королей;

А здесь преобладает тишина -
в домах Нагои,
на холмах Исэ.

Дерек Махун
маска

(no subject)

Аттилио Бертолуччи

Ветер

Точно волк, ветер
спускается с гор в долину,
обрушивается на пшеничные поля,
и где бы ни промчался, царит смятение.

Просвистит в утреннем свете,
озарит дома и горизонты,
замутит воду в источниках,
загоняя мужчин в укрытия.

Затем утомится, – и неожиданно
всеми овладевает безмятежность, как после любви.

Дайте мне истечь кровью
птица

(no subject)

Сорок пять строк

Сколько банальных вещей можно перечислить
о сердце, любви, как между мной и тобой
Что случилось, что наша любовь
что тянет нас вниз и бросает нас на берег
что по правилам
природа функционирует, да
которой ты и я мы все
является частями, вот так на это самое
Я думаю, что в стихах изложу
и напишу, что твое тело это гробница
После твоего объятия, от которого мне хотелось бы
ожить, потому что слаще вечера,
ночи, когда ты это я.
Я снова, ты есть — если понимаешь — и ангелы
если существуют радуются в авансцене ночи
и на кладбищах, в зоне силы могил...
И здесь точно отсутствуют несколько отрывков
о принце, о цветке, доме, родине,
обо всем что важно для меня
Ко всему ревнуют сволочи и святые!
И все-таки не так нужно говорить об этом
Нужно было бы говорить только об этом, было хорошо
с тобой на пригорке, когда впервые
я обнял тебя той осенью
Потом, часто
Я целовал тебя, не зная, было хорошо
Было хорошо слушать, смотреть на тебя, говоря,
Смотреть на твои губы, смотреть на твой профиль.
Может и эта фраза неподходящая
Может нужно было бы по порядку перечислить
все твои грехи и достоинства
все твои грехи и мои грехи
Все... только то, что связывает нас и сегодня
Нет слов, только нагое молчание
Мужчина и Женщина
Две половинки одной и той же действительности
Высота и глубина, а на сухом языке, о дереве
говорю, вместо того, чтобы говорить о тебе
Только о тебе пишу, как о дне твоего рождения
Как бы хотелось, но концы легенд
Не сходятся совсем и только осколки
Стекаются в буквы теперь к твоим ногам, ничего другого...
Вместо рифмы лучше молчание
осчастливить, что если слово не помогает молчание
Признание в любви может быть и это!


Арон Гаал
маска

Бернд Игель

ЗАБАВА

она поглаживает его по спине - это спина огромного
животного, утомлённого долгим существованием,
а он, позёвывая,
охватывает обеими руками её тело, его руки смыкаются за спиной,
и они снова принимаются нежить друг друга

она застёгивает на затылке цепочку, продевая в ушко замочек,
своими ласками она притягивает его к себе и не даёт обоим
пошевелиться
он высвобождается - вытаскивает правую руку, затем левую,
оправляет члены, приглаживает волосы на темени

она берёт губами его имя, каждую буковку пробует на зуб
ему лестно, что у неё не выпало изо рта
ни одной буквы его имени

она должна быть только любящей, возлюбленной, прелюбимой

а он даровитый
только огромным страданием
маска

Збигнев Херберт

ХАКЕЛЬДАМА

У священников есть затруднение
на пограничье этики и расчетливости

Что сделать со сребрениками
брошенными Иудой им под ноги

Сумма была записана
в графу расходов
хронисты запишут ее
в графу легенд

не следует записывать ее
в раздел непредвиденных доходов
опасно нести в сокровищницу
могла бы заразить серебро

не получится
купить на нее семисвечник
или раздать нищим

после долгих прений
решили приобрести поле горшечника
и сделать из него
кладбище для паломников

отдать – как будто
деньги за смерть
- смерти

выход
был тактичный
но почему
гремит через столетья
название этого места
хакельдама
хакельдама
то есть, поле крови

(Пер. Кирилла Васюкова)
покой

Чарльз Олсон

ОТДАЛЕННОСТЬ

Итак, отдаленность и холодность воплощены в Галатее
и ты влюбляешься и жаждешь
господства

старый Зевс — юный Август

Любовь не знает ни расстояний, ни места
далеко ли оно, или это пыл обращается
в знаки, и правит

старый Зевс — юный Август

Смерть — нежный материал, потом — ужас
что нам ни вынести, ни избежать
пестуя страсти

мы думаем, все живое бесценно
— Пигмалионы

немец-фантазер из Ки-Уэста,
живший с кубинской девочкой, держал ее, после смерти
в своей постели
после того как семья ее возвратила
выкрал тело из склепа снова

Торс на торсе со всех сторон,
юный Август
на выход, дорогой небытия, где письмена
или
внутрь, вниз по ступеням La Cluny, где сидит старик
бог, восседающий на обломках,

старый Зевс

Потомки стремятся туда, словно бы в надежде найти секрет, объект
исцеляющий от холодности?
Они трутся там, у основанья
колонны, возле одной юной задницы
или двух нежных щек,

Август?

Хрена ты молодых чему научишь
все они уходят, Афродита
водит их за нос,
старый Зевс — юный Август

У вас есть любовь, но нет объекта любви
зарубите себе на ваших
носах опавших

старый Зевс скрывает в ваших подбородках юную
Галатею

деву вашего плача, чей труп вы храните живым всеми правдами
не гнушаясь искусством

чью щеку ты ласкаешь когда поглаживаешь
каменное лицо
юного Августа, для утех походных
в лагере, Цезарь?

О любовь, расставляющая всех по своим местам, как они есть,
ежемгновенно,
уступи
этому человеку
дабы невозможную холодность

растопить,
дабы юный Август
и старый Зевс
были ограждены

“Ты, камень,
пробужден. Люби его”.

(пер. с англ. Александра Скидана)
покой

(no subject)

РОД ПРИХОДИТ, И РОД УХОДИТ



Я по натуре художник

на что еще жаловаться как не на это?



Вещь потускнела. Денно и нощно время

шарит по ней погаными ручищами. Надо почистить.

Погрузи её в жидкую кислоту вызывающую из прошлого

потом в мягкий фланелевый гласный звук.



Маленький медный сосуд похожий на фляжку

(включи звук сопоставления чуть погромче

а то воду совсем не слышно).



Амфора лекиф орибалл вместилище

благовоний или масла для атлетических игр

чтобы атлеты умащали тело

так и не выучила его название

до сих пор неясно для чего он служил

знаю только он древний очень древний

из морской пучины извлеченный

так сказал ты и подарил его мне

накануне отъезда -

и с чего я решила что это клятва?



Из пучины - кануна твоего отъезда.

А вдруг это сосуд для слёз?

Для атлетических игр - для тела.



Тела? Повтори еще раз. Тела.

Вещь потускнела ничего не слышно. Спроси осязанье

произнеси может оно помнит это слово?

- вороши осторожно, ты знаешь

недоумение возрождает печаль смертей.

Может быть лучше поискать в снах?

Сны знают. Они соучастники грабежей.



Или лучше хватит на сегодня

к чему вспаивать воду нашими слезами.



Кики Димула
Перевод: Евгения Смагина
нарцисс

(no subject)

Отрекись

сделайся невидимым
настолько чтобы заснуть
как будто твой сон уже рассказан
и ты его помнишь из другой жизни.
сделайся преданным
чтобы знать то за что никому не платят
пока сомнение не разорит камень
на который не падает cребренник
и никто не наклоняется его обнюхать.
отрекись
от тьмы
отрекись от причины.
беспричинность — закон
а сила на глазок измеренная
занимает пространства
и делится среди тех кто не спрашивает
который день первый среди одинаковых.
если сегодня отправлюсь
то прийду ли сегодня же.
что важнее
того момента когда ты пошел
чтобы сжать сердце которое уже видит
что ты опережаешь себя
чтобы разогнать сомнение тех которые
не верят что ты
пришел прежде чем тронулся.
отрекись от расстояния
отрекись от доказательств
ибо знание служит чтоб убаюкать глухих
а слова звонят не для восстания
но чтобы обнять несуществующее
и прикрыть тьму.

Йован ЗИВЛАК
(пер. Г. Лукич)