Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

покой

(no subject)

Я так его люблю.
А теперь и он ушел.
Патриарх.
Кажется, скоро я стану и вправду круглой сиротой.
Мир становится просторнее.
покой

А. Иванов. Золото бунта.

- Федька, а чего это ты вдруг такой проницательный?
Федька подумал, сунул руку за пазуху, поскреб под мышкой.
- А это когда которого греха в тебе нет, тот грех тебе в других виднее делается, - пояснил он.
- Ты что ж у нас, совсем безгрешен? – обиделся Осташа.
- Да нет, не безгрешен. Вот зипуны крал – грех, понятно. Но это грех малый. А большого греха на мне нету. Потому я его и вижу в других.
- А какой большой?
- Страсти, - серьезно сказал Федька.
- У тебя, значит, страстей нет?
- Нету. Люди как живут? Кто в заботах, кто в страстях, а кто для интересу. Вот которые в заботах, детей тм прокормить, или еще чего, те совсем глухие, им и до Бога дела нет. Которые в страстях – слепые, как тот кабатчик. А я для интересу живу. Нет у меня страстей, таким уж уродился. И забот нет. Денег мне не надо, все равно пропью. Жене с детишками, коли дома с прибытком случилось, так пособлю, а нет – сами перебьются. Жена у меня здоровая кобылища, да и жлудовка, пес с ней. Бабы меня любят , я за ними не бегаю. Они сами находятся, а нет – и ладно. Для чего мне жить? Для интереса живу. Вот интересно мне стало цареву казну посмотреть, когда ты позвал, - я все бросил да пошел. Знаю ведь, что ничего мне не достанется, обманешь ты меня как-нибудь, а все равно иду.
Осташа помолчал, не разуверяя Федьку, и наконец спросил:
- А я, по-твоему, страстный?
- Конечно. Сплавщики да скитники – самый страстный народ. Страсть – это жизнь гордыни. Вот когда все такие, как я, станут, когда без страстей жить начнут, тогда и рай на земле будет. Пугачев вон обещал, что всех счастьем одарит и будет рай, потому что страстей не станет, да куда ему, оборотню Один грех вышел. Сам был весь страстями обуянный. Из людей без страсти я разве что Бакирку-пытаря знаю. Может, еще твой батя был таким, если правда все то, что про него рассказывают. А прочие все в страстях, как в трясине, по уши.