December 11th, 2005

покой

shepot's

- Не понимаю! Все они пусты!
- Но пустота не значит неприступность:
То незаконно, но и не преступно -
Сквозь пустоту прокладывать мосты.
- Сквозь пустоту проложены мосты,
Но ступишь - бисер снова станет пылью.
-Стой, пешеход, пока не вспомнишь ты,
Что у тебя в запасе пара крыльев.
покой

!!!!

Лишь поверхностному уму может казаться все доступным пониманию. А внимательному наблюдателю - совсем даже не профессиональному ученому - нетрудно узреть это...
Мы ежедневно видим небо. Кто не задавался вопросом о том, кончается ли оно (пространство вообще) или не имеет конца? И какой бы ответ мы ни приняли, оба будут равно непостижимыми уму. Если мы скажем, что пространство где-то кончается, мы тотчас же спрашиваем себя: а что же дальше? "Ничего" мы не можем ни принять, ни вообразить. И как будто кажется легче допустить, что за этим "концом" начинается снова бесконечное пространство! Тайна! Если мы примем другое решение: пространство бесконечно, то и это представление совершенно не вместимо нашему уму: на опыте мы ничего без конца не знаем и допустить не можем; а если бы и допустили - по той необходимости, что не можем понять конечности пространства, то все равно вообразить этого не можем. И таким образом, мы постоянно пребываем в полной беспомощности: ни конца, ни бесконечности мы не понимаем. Вот одна из нагляднейших тайн этого мира!

Митрополит Вениамин (Федченков) (1880-1961
покой

(no subject)

Один мужик поехал в лес за дровами. Утомившись от трудов, он лег отдохнуть под большим дубом и, снизу смотря на ветви дуба и видя на нем множество крупных желудей, подумал: "было бы лучше, если бы на дубе росли тыквы". С этой мыслью закрыл он глаза, и вдруг упал один желудь и больно ударил его по губам. Тогда мужик и говорит: "Я ошибся, Бог умнее меня, и хорошо устроил, что на дубе желуди, а не тыквы".
Преподобный Силуан Афонский. (1866-1938).
покой

(no subject)

Три бабочки, подлетев к горящей свече, принялись рассуждать о природе огня. Одна, подлетев к пламени, вернулась и сказала:
— Огонь светит.

Другая подлела поближе и опалила крыло. Прилетев обратно, она сказала:

— Он жжётся!

Третья, подлетев совсем близко, исчезла в огне и не вернулась. Она узнала то, что хотела узнать, но уже не смогла поведать об этом оставшимся.


Получивший знание лишается возможности говорить о нём, поэтому знающий молчит, а говорящий не знает.
покой

(no subject)

* * *
СТИХИ
ИЕРОМОНАХА
РОМАНА


Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, - жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!


8 августа 1990 г.
П. Кярово
покой

(no subject)

Часто для обыденных дел требуется больше небесной благодати, чем для великих.
Государыня Императрица
Александра Феодоровна Романова
покой

(no subject)

По-настоящему трудно внести в суету наших будней, в шум и беспокойство Божественный мир и Дух Христа. Действительно, в нашей жизни, наполненной заботами и борьбой, мы не можем устроить себе Рай. Как бы мы ни старались, будут и падения, и поражения, и ошибки, и мы не достигнем в земной жизни своего идеала.

Государыня Императрица
Александра Феодоровна Романова
покой

(no subject)

она прошла, словно легкий, чуть шелестящий ветер,
отчужденная, одинокая, она пронесла в своих пальцах
незримый цветок печали.

она была как пламя, скрытое слоем пепла,
она была тенью жизни, ищущей крова и ласки,
она была наготою под синим открытым небом,
светлою наготою, вызывающей бурю в молчанье.

до самых глаз поднимался чистый прибой возвращенья,
и тепло ее утренним золотом
освещало летнюю землю.

с тех пор любовь в моем доме
кружится маленьким вихрем,
а все, что было печалью, терзаньем и наслажденьем,
пылает огнем в камине и никогда не погаснет.


Хосе Рамон Медина.
покой

Джон Милтон "Скачи, завистливое Время,"

Скачи, завистливое Время,
Пока не выбьешься из сил.
Седлай свинцовые часы,
Упершись в Маятника стремя.
Большое брюхо набивай
Фальшивой тщетной суетою,
Единой пеною пустою.
Воруй.Назад не отдавай
Глотай, еще, еще, еще!
Когда же ты проглотишь все
Чем в жизни человек волнуем,
Появится Вечность и нас осенит поцелуем.
И вечная радость наполнит божественным светом
Пределы Вселенной. А в центре, на троне
Он будет один. И, к нему поднимаясь, Душа
Отринет земное, ненужное, сбросит, отвергнет.
И, двигаясь к звездам, далеким, но все же огромным,
Сочтется с тобою, О Время! уже никуда не спеша...
покой

(no subject)

Томас Вулф «Домой возврата нет»
Если говорить об истинах нетленных, вечных, возможно, Вы и Проповедник
правы, ибо нет мудрости мудрей Екклезиаста, нет приятия в конечном счете
столь подлинного, как суровый фатализм скалы. Человек рожден жить,
страдать и умереть, и что бы ни выпало на его долю, удел его - трагичен. В
конечном счете это бесспорно. Но каждым часом нашей жизни мы обязаны это
опровергать...
покой

Не могу сдержать слез, когда читаю этот отрывок!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"

- Слушай беззвучие, - говорила Маргарита мастеру, и песок шуршал под ее босыми ногами, - слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, - тишиной. Смотри, - вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он поднимается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я.

Так говорила Маргарита, идя с мастером по направлению к вечному их дому, и мастеру казалось, что слова Маргариты струятся так же, как струился и шептал позади ручей, и память мастера, беспокойная, исколотая иглами память стала потухать. Кто-то отпускал на свободу мастера, как сам он только что отпустил им созданного героя. Этот герой ушел в бездну, ушел безвозвратно, прощенный в ночь на воскресенье сын короля-звездочета, жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат
покой

(no subject)

Тэффи



* * *
Гаснет моя лампада...
Полночь глядит в окно...
Мне никого не надо,
Я умерла давно!

Я умерла весною,
В тихий вечерний час...
Не говори со мною,-
Я не открою глаз!

Не оживу я снова -
Мысли о счастье брось!
Черное, злое слово
В сердце мое впилось...

Гаснет моя лампада...
Тени кругом слились...
Тише!.. Мне слез не надо.
Ты за меня молись!
покой

(no subject)

Габриэла Мистраль
Перевод О.Савича

ДРУГАЯ

Ее в себе я убила:
ведь я ее не любила.

Была она - кактус в горах,
цветущий пламенем алым;
была лишь огонь и сухость;
что значит свежесть, не знала.

Камень и небо лежали
в ногах у нее, за спиною;
она никогда не склонялась
к глазам воды за водою.

Там, где она отдыхала,
травы вокруг поникали, -
так жарко было дыханье,
так щеки ее пылали.

Смолою быстро твердела
ее речь в любую погоду,
чтоб только другим не казаться
отпущенной на свободу.

Цветок, на горах растущий,
сгибаться она не умела,
и рядом с ней приходилось
сгибаться мне то и дело...

На смерть ее обрекла я,
украв у нее мою сущность.
Она умерла орлицей,
лишенной пищи насущной.

Сложила крылья, согнулась,
слабея внезапно и быстро,
и на руку мне упали
уже погасшие искры.

Но сестры мои и поныне
все стонут по ней и скучают,
и пепел огня былого
они у меня вырывают.

А я, проходя, говорю им: -
В ущелья вам надо спуститься
и сделать из глины другую,
пылающую орлицу.

А если не можете, - значит,
и сердце помнить не может.
Ее в себе я убила.
Убейте вы ее тоже!