November 1st, 2005

покой

Вышитая икона

Протопоп Аввакум

Родился в 1621 году в Нижегородском селе Григорово в семье священника. Имел
дар проповедника, дар исцеления больных и бесноватых. Во время реформы патриарха
Никона отказался принять нововведения и был после долгих пыток отправлен в
ссылку сперва в Даурию, а затем в Пустозерск, где последнии 15 лет был заключен
в земляную яму. Прославился своими проповедями и наставлениями. 14 апреля 1682
года в Великую пятницу был сожжен на костре за отказ принятия церковной реформы.
Празднование совершается 15 декабря.


покой

(no subject)

Печаль века сего и страх временной беды печалью о спасении души и страхом вечной
пагубы потребляется и угашается, как свет от свечи светом солнечным.

Святитель Тихон Задонский
покой

(no subject)

Молитва
последних Оптинских старцев
Господи, дай мне с душевным
спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день.
Дай мне
всецело предаться воле Твоей Святой.
Во всякий час сего дня во всем наставь
и поддержи меня.
Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня
принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все Твоя Святая воля.

Во всех моих словах и делах руководи моими мыслями и чувствами.
Во всех
непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою.
Научи
меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и
не огорчая.
Господи, дай мне силу перенести утомление наступающего дня и все
события в течение дня.
Руководи моею волею и научи меня молиться, верить,
надеяться, терпеть, прощать и любить.
Аминь.

покой

Архиепископ Нафанаил (Львов). Беседы о вере (продолжение)

"Господи, помилуй!"

Все богослужения Православной Церкви проникнуты молитвенным воплем: "Кирие элейсон - Господи, помилуй!"

Это древнейшая молитва человеческая. Древнее предание повествует, что согрешившие и изгнанные из рая наши прародители, сидя около рая, начали свое обращение к Богу именно этим покаянным воплeм души: "Господи, помилуй!" "Милостивый, помилуй меня, падшего!"

Священнейшие ветхозаветные творения - псалмы и пророчества - неустанно повторяют это слово: "Господи, помилуй". "Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей" (Пс. 50). "Молитесь Богу, да помилует вас," - говорит пророк Малахия (1:9).

Первая молитва, раздавшаяся в только что построенном храме в Иерусалиме была: "Господи Боже, услыши и помилуй!" (3 Цар. 8:30).

Это первая молитва, которую выучивает православный ребенок, и это же последняя молитва, которую повторяет предсмертно тускнеющее сознание умирающего.

Collapse )

Collapse )
покой

(no subject)

Желающий успешно сражаться против ереси должен быть вполне чужд
тщеславия и вражды к ближнему, чтоб не выразить их какою насмешкою, каким колким
или жестким словом, каким-либо словом блестящим, могущим отозваться в гордой
душе еретика и возмутить в ней страсть ее. Помазуй струп и язву ближнего, как бы
цельным елеем, единственно словами любви и смирения, да призрит милосердый
Господь на любовь твою и на смирение твое, да возвестятся они сердцу ближнего
твоего и да даруется тебе великий Божий дар - спасение ближнего твоего.

И. Брянчанинов
покой

(no subject)

Лишь поверхностному уму может казаться все доступным пониманию. А внимательному
наблюдателю - совсем даже не профессиональному ученому - нетрудно узреть
это...
Мы ежедневно видим небо. Кто
не задавался вопросом о том, кончается ли оно (пространство вообще) или не имеет
конца? И какой бы ответ мы ни приняли, оба будут равно непостижимыми уму. Если
мы скажем, что пространство где-то кончается, мы тотчас же спрашиваем себя: а
что же дальше? "Ничего" мы не можем ни принять, ни вообразить. И как будто
кажется легче допустить, что за этим "концом" начинается снова бесконечное
пространство! Тайна! Если мы примем другое решение: пространство бесконечно, то
и это представление совершенно не вместимо нашему уму: на опыте мы ничего без
конца не знаем и допустить не можем; а если бы и допустили - по той
необходимости, что не можем понять конечности пространства, то все равно
вообразить этого не можем. И таким образом, мы постоянно пребываем в полной
беспомощности: ни конца, ни бесконечности мы не понимаем. Вот одна из
нагляднейших тайн этого мира!

Митрополит Вениамин (Федченков)
покой

(no subject)

Помни, что человек великое, дорогое существо у Бога, но это великое создание,
по падении в грех, есть немощное создание, подверженное тысячам слабостей; люби
его, почитай его, но и вместе переноси его немощи, слабости, страсти, поступки.
- Возлюбиши искренняго твоего - грешный грешного - яко сам себе
[Мф. 19, 19]. - Немощи немощных носи, и тако исполниши закон Христов [ср.
Рим. 15, 1; Гал. 6, 2]. Велики эти слова: размысли о них глубже. Они то же
значат, что слова молитвы Господней: мы оставляем должником нашим.



И. Кронштадский
покой

(no subject)

Неукоснительно веруй и надейся от Господа получить все благое к созиданию
ближнего или вся, яже ко спасению. Не задумывайся и не усомнись ни на
мгновение в возможности получить просимое. Вся возможна
Господу, и вся возможна верующему, и упование не посрамит
[ср. Мф. 19, 26;
Мрк. 9, 23; 10, 27; Рим. 5, 5]. Только неверие, ненадеяние нашего сердца
посрамляет нас.


И. Кронштадский
покой

(no subject)

Любящий Господь здесь: как же я могу допустить в свое сердце и тень злобы? Да
умрет во мне совершенно всякая злоба, да умастится сердце мое благоуханием
незлобия. Любовь Божия да побеждает тебя, злобный сатана, нас злонравных к злобе
подстрекающий. Злоба крайне убийственна для души и тела: палит, давит, мучит.
Никто, связанный злобою, да не дерзнет приступить к престолу Бога любви.


И. Кронштадский
покой

М. Лохвицкая

Когда в тебе клеймят и женщину, и мать -
За миг, один лишь миг, украденный у счастья,
     Безмолвствуя, храни покой бесстрастья,
          Умей молчать!

И если радостей короткой будет нить
И твой кумир тебя осудит скоро
     На гнет тоски, и горя, и позора,-
          Умей любить!

И если на тебе избрания печать,
Но суждено тебе влачить ярмо рабыни,
     Неси свой крест с величием богини,-
          Умей страдать!</mytag>
покой

Г. Галина

* * *</mytag>
Всем вам, что спите спокойно
В ваших нарядных домах,
Снится ли вам хоть в полунощных снах
Дикая, страшная бойня?..

Слышите ль вы, как бушует и стонет
Море чужое в далеком краю?..
Это погибших в бою
Желтое море хоронит...

Видите ль вы, в глубине под волною
Мертвою тенью лежат корабли...
Залиты темною кровью они —
Кровью родною...

К вам не глядят ли в окно по ночам
Взоры тяжелой, немой укоризны?..
Жертвы ненужные бедной отчизны
Снятся ли вам?..
покой

Лермонтов

ПРОРОК

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

"Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!"
покой

Лермонтов

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее - иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
   В бездействии состарится оно.
   Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
   Как пир на празднике чужом.

   К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию - презренные рабы.
   Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты - его паденья час!

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
   Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
   Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
   Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства -
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
   Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
   Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
   Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
   Над промотавшимся отцом
покой

(no subject)

Крест без любви нельзя мыслить и представлять: где крест, там и любовь; в церкви
вы везде и на всем видите кресты, для того чтобы все напоминало вам, что вы во
храме Бога любви, в храме Любви, распятой за нас.

И. Кронштадский
покой

(no subject)

Некогда в бытность мою в общежитии было мне такое диавольское искушение, что
я стал было по движениям и по походке человека заключать о его душевном
устроении, и со мною встретился следующий случай. Однажды, когда я стоял, прошла
мимо меня женщина с ведром воды; сам не знаю, как я увлёкся и посмотрел ей в
глаза, и тотчас помысл внушил мне, что она блудница; но лишь только пришёл мне
сей помысл, я стал очень скорбеть и сказал о сем старцу, авве Иоанну: “Владыко,
что я должен делать, когда я невольно замечаю чьи-либо движения и походку, и
помысл говорит мне о душевном устроении сего человека?” И Старец отвечал мне
так: “Что же? Разве не бывает, что иной имеет естественный недостаток, однако с
великим усилием и трудами исправляет его? Потому и нельзя из этого заключать
чьего-либо душевного устроения. Итак, никогда не верь своим догадкам, ибо кривое
правило и прямое делает кривым. Мнения человеческие ложны и вредят тому, кто
предаётся им”. И так с тех пор, когда помысл говорил мне о солнце, что это
солнце, или о тьме, что это тьма, я не верил ему, ибо нет ничего тяжелее, как
верить своим мнениям


Авва Дорофей

покой

(no subject)

Сердце милующее - это горение сердца о всем творении: о людях, птицах,
животных, [даже] о демонах и всяком создании Божием. При воспоминании о них или
при воззрении на них, глаза человека проливают слезы. От сильной жалости
умиляется его сердце, и не может он слышать или видеть какого-либо вреда или
малой печали, претерпеваемой тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах
истины, и о делающих ему вред он постоянно молится, чтобы сохранились и были
помилованы, а также и о естестве пресмыкающихся молится с великой жалостью,
какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления во всем Богу.


святой Исаак Сирин