October 29th, 2005

покой

Архиепископ Нафанаил (Львов) Беседы о вере (продолжение)

Противоречия между мировоззрениями

Тема о противоречиях между религиозным и научным мировоззрениями была когда-то очень модной и для многих соблазнительной.

В значительной степени противоречие это неизбежно так как религиозное мировоззрение - явление устойчивое, принципиально вечное, а научное мировоззрение - явление неустойчивое, постоянно меняющееся в зависимости от новых открытий и развития научных воззрений.

Религиозное мировоззрение, осмысливающее жизнь и придающее ей определенное направление, не может меняться от того, что, например, атом в XIX веке считался недробимым, а в XX веке доказано, что он делим.

Collapse )

 

покой

(no subject)

Дмитриевский собор во Владимире
 
вот такая красота у нас в городе :)
покой

(no subject)



Михаило-Архангельская церковь (Архистратига Михаила)


(вот сюда я хожу)

По своему виду это самая нетрадиционная из всех сохранившихся владимирских церквей.

Закладка здания состоялась 13 октября 1891 года. Строился храм на капитал, завещанный отставным капитаном Ф. Г. Архангельским. Им же было определено место постройки.

Храм строился по плану и смете губернского инженера И. А. Карабутова архитектором А. Л. Афанасьевым. Открыт осенью 1893 года.

Collapse )
покой

(no subject)

Теперь не умирают от любви —
насмешливая трезвая эпоха.
Лишь падает гемоглобин в крови,
лишь без причины человеку плохо.

Теперь не умирают от любви —
лишь сердце что-то барахлит ночами.
Но "неотложку", мама, не зови,
врачи пожмут беспомощно плечами:
"Теперь не умирают от любви..."

Ю. Друнина
покой

М. Алигер

ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ
Как странно томит нежаркое лето
звучаньем, плывущим со всех сторон,
как будто бы колокол грянул где-то
и над землей не смолкает звон.
Может быть, кто-то в пучине тонет?
Спасти его!
Поздно!
Уже утонул.
Колокол...
Он не звонит, а стонет,
и в стоне его океанский гул,
соль побережий
и солнце Кубы,
Испании перец и бычий пот.
Он застит глаза, обжигает губы
и передышки мне не дает.
Колокол...
Мне-то какое дело?
Того и в глаза не видала я...
Но почему-то вдруг оскудела,
осиротела судьба моя.
Как в комнате, в жизни пустынней стало,
словно бы вышел один из нас.
Навеки...
Я прощаться устала.
Колокол, это в который раз?
Неумолимы твои удары,
ритмичны, рассчитанны и верны.
Уходят, уходят мои комиссары,
мои командиры с моей войны.
Уходят, уходят широким шагом,
настежь двери,
рубя концы...
По-всякому им приходилось, беднягам,
но все-таки были они молодцы!
Я знаю, жизнь ненавидит пустоты
и, все разрешая сама собой,
наполнит, как пчелы пустые соты,
новым деяньем, новой судьбой.
Минут года, и вырастут дети,
окрепнут новые зеленя...
Но нет и не будет больше на свете
тех первых, тех дорогих для меня.
... В мире становится все просторней.
Время сечет вековые дубы.
Но остаются глубокие корни
таланта, работы, борьбы, судьбы.
Новых побегов я им желаю,
погожих, солнечных, ветреных дней.
Но колокол, колокол, не умолкая,
колокол стонет в душе моей.

покой

(no subject)

Сергей Городецкий



МУДРОСТЬ
Я должен всё уразуметь,
Всё распознать и всё разведать,
Зачем нам мед, зачем нам медь,
Где пораженье, где победа.

Не подгоняет смерти плеть,
Не любопытство мучит деда.
Необходимо мне успеть
Потомкам опыт свой поведать.

Ведь умудрили тех, кто стар,
Трех войн губительных пожар,
Трех революций дерзновенье.

Мы мертвой и живой воды
Испили в годах молодых,
Чтоб знать, которая вкуснее.

покой

Одно из любимых стихотворений

* *
Л.В. Лифшицу

Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
Я сижу у окна. За окном осина.
Я любил немногих. Однако - сильно.

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишина глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
Я сижу у окна, обхватив колени,
в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишина мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
Я сижу в темноте; как скорый,
море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.

И. Бродский
покой

(no subject)

БИОРИТМЫ для info_shepot_vetra_, на 29 октября 2005:

    ▕▅▏↘  Физический (чуть выше нуля)
    ▕▂▏↗  Эмоциональный (чуть теплится)
    ▕▇▏↘  Интеллектуальный (замечательно)
    ▕▄▏↘  Общее состояние (весьма неплохое)

ХРОНОБИОЛОГ РЕКОМЕНДУЕТ:

  - Напоите чаем infonovayadoroga

info
покой

С. Маризовская

Мне не быть, не гордиться, не слыть.
Проживать, совеститься и жаться.
Мне листком по течению плыть.
Полевою травою качаться.

На ветрах, средь снегов, в тишине,
Завывать ночью птицей унылой.
Меланхолия. Тягостно мне.
Я шагаю дорогой постылой.

Мне опять снился сон золотой.
Я проснулась в суровые будни.
Там стояла почти за чертой.
Здесь гулянки, попойки, да блудни...

Так плелось полотно моих лет.
Достигая краев преисподней.
Зимним днем вспыхнул ангельский свет -
Я пошла по дороге Господней.

Год за годом совершая свой путь,
Научилась крестом распинаться.
Запах Неба случилось вдохнуть -
Стимул к вечности снова вздыматься.

Чем грядущее выпадет мне?
Лишь бы только во тьме не теряться.
Как в когда-то приснившемся сне,
За чертою Христом утешаться.
покой

(no subject)

А.Болутенко

На колкость гневно колкостью ответим,

Хотя совсем не так учил Христос,

Хотел Он, чтобы путь был чист и светел,

На нём ни горя не было, ни слёз.

 

И грубость возвратить стремимся тоже,

Хоть слишком распаляться ни к чему,

Господь призвал: судили б себя строже,

Хоть знаем, но боль делаем Ему.

 

Обид подолгу лёгких не прощаем,

Христос учил прощать их много раз,

Хотя прощать устами обещаем,

Но гнев кипит, как чайник с чаем, в нас.

 

Наносим неоправданно обиды,

Не терпим назиданий никогда,

Слова Христа о кротости забыты,

Хоть знаем о смирении Христа.

 

Ученье твёрдо знаем на отлично,
Но бесконечно мало только знать,

Не исполняем слов Христа привычно,

Хоть страстно обещали исполнять.

покой

(no subject)

Нарисуй ангела!

- Зачем?

- Ну нарисуй! Пожалуйста…

- Здесь места не хватит…

- А ты нарисуй маленького…

- Ладно, попробую. А зачем тебе?

- Я буду смотреть на него и думать…

- О чём?

- О крыльях, чтобы взлететь.

- И всё?

- Ну, может, о свете…

- Каком?

- ярком. Свете, который разгонит тьму,

поселившуюся в моих зрачках.

- То есть?

- Я посмотрю на ангела, и тьма исчезнет.

Зрачки увеличатся, и мир войдёт в них. И я увижу…

- Что?

- Не знаю. То, что есть.

- А если нет ничего? Или есть только ужасное?

Ты не боишься?

- Боюсь.

- Так, может, лучше не надо?

- Нет! Надо! Нарисуй ангела,

и он охранит меня от ужаса.

- А если нет?

- Всё равно. Мне терять нечего - я слеп.

- Тогда как ты увидишь ангела?

покой

М. Лукадо

АВТОР ЖИЗНИ

Сидя за большим письменным столом, Автор раскрывает большую книгу. Книга эта без слов. В ней нет слов, потому что слов как таковых еще не существует. Их нет, потому что слова еще никому не нужны. Нет ушей, которые могут их слышать, нет глаз, которые могут их видеть. Автор совсем один.

И вот Он берет большое перо и начинает писать.

Автор начинает собирать слова наподобие того, как художник подбирает краски, а резчик – свои инструменты.

Их три. Три отдельных слова. Из этих трех слов возьмут свое начало миллионы мыслей. С них, этих трех слов, начнется история.

Он берет в руки перо и пишет первое слово:

«В–р–е–м–я».

До этого момента времени как такового еще нет. Сам Он вне времени, бесконечен, но история Его будет проходить во времени, она будет в него вплетена. История эта будет иметь первый восход солнца, первую песчаную бурю. Будет иметь начало... и конец. Последнюю главу. Он знает это еще до того, как начинает писать.

Время. Ничтожно малая величина в сравнении с вечностью.

Осторожно, с большой нежностью Автор пишет второе слово. Это имя:

«А–д–а–м».

Collapse )

покой

!!!

P`AO, SENHOR?

Вероятно, ему не было и шести. Грязное лицо, босой, рванная футболка, спутанные волосы. Он не очень-то отличался от других сотен тысяч таких же сирот, скитающихся по улицам Рио-де-Жанейро.

Я шел в ближайшее кафе выпить чашечку кофе, когда он подошел сзади. Поглощенный мыслям о деле, которое я только что закончил, и размышляя о занятиях, которые собирался проводить, я едва почувствовал его легкое похлопывание по руке. Остановившись, я обернулся и, никого не заметив, продолжал путь. Однако, не успев, сделал несколько шагов, почувствовал ещё одно похлопывание. На этот раз я остановился и посмотрел вниз. Это был он. Из-за чумазых щек и угольно-черных волос его глаза казались светлее.

"Pao, senhor" (Хлеба, сеньор.)

Collapse )

покой

(no subject)

Се благоприятно время.
Утреня свершается в тиши
Иго благо и не тяжко бремя
Для моей алкающей души.

В Православном Христианском Храме
Всякой вещи время и черед.
Вслед за отошедшими "часами"
Бедная душа моя идет.

Слышится со всех сторон: "Блаженни!"
Господи, помилуй и прости.
Помоги мою бездерзновенную
Душу окаянную спасти!

Утреней, "часами", иль вечерней,
Малым повечерием, "большим",
Или Литургиею для верных,
Или, может, чем-нибудь другим?!

монах Иосиф
покой

Александр Зубченко

Прозрение

Как неприкаян жизни путь,
И сердце постепенно стынет,
И не вздымает жарко грудь,
Без ощущения святыни.

Когда смотрел на купола,
На лик приветливый иконы,
То чаша слез была цела,
Ни покаяния, ни стона.

И дивный песнопенья звук,
Струны душевной не затронет,
И не ускорит сердца стук,
Одна гордыня лишь на троне

Мне затмевала Божий свет,
Не допуская в душу слово,
И нет пути, надежды нет,
По кругу я вращался снова.

Однажды как-то я зашел,
К вечерне в Лавру мимоходом,
Был церкви деревянный пол,
Истоптан массою народа.

И я покорно постоял,
Не уходя лишь из-за лени,
Но вдруг народ в поклоне пал,
Все разом стали на колени.

Остался я один стоять,
Как монумент своей гордыне,
Вдруг время повернуло вспять,
И я услышал голос: - Сыне!

Сей глас не в церкви прозвучал,
В душе мятежной отозвался,
И в сердце вспыхнула свеча,
Хоть я вначале испугался.

Но, посмотрев на Божий лик,
Со стоном опустился долу,
И, прозревая в этот миг,
Я головой прижался к полу.

И благодатная струя,
Пробила крепкую плотину,
Вновь, как младенец, плакал я,
Рыданьем содрогая спину.

С тех пор живет в душе моей,
Святое, праведное слово,
Благоухающий елей,
И храма моего основа.

Я сердце Богу отдаю,
В ответ на кроткий возглас: - Сыне!
И славу Господу пою,
Во мне живущему отныне!

покой

(no subject)

Преподобный Лаврентий Черниговский (1868-1950) о нашем времени и грядущем антихристе

О воскресении Святой Руси.

Еще схиархимандрит Феофан повествовал, что Батюшка Лаврентий с улыбкой радостно говорил: «Русские люди будут каяться в смертных грехах, что попустили жидовскому нечестию в России, не защитили Помазанника Божия Царя, церкви Православные и монастыри, сонм мучеников и исповедников святых и все русское святое. Презрели благочестие и возлюбили бесовское нечестие. И что много лет восхваляли и ублажали, и ходили на поклонение разрушителя страны -- советско-безбожного идола, а так же и кумира Сталина, почитая его имя бессмертным». Батюшка сказал, что когда Ленина бесы втащили в ад, тогда бесам было большое ликование, торжество в аде. И еще добавил: «…что когда Сталин в ад придет, то же самое будет. Погибнет память их с шумом. Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь Православный Божий Помазанник. В России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на Церковь Православную не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней было страшное предантихристово время. Просиял великий полк Мучеников и Исповедников, начиная с самого высшего духовного и гражданского чина митрополита и царя, священника и монаха, младенца и даже грудного дитя и кончая мирским человеком. Все они умоляют Господа Бога Царя Сил, Царя Царствующих а Пресвятей Троице славимого Отца и Сына и Святаго Духа. Нужно твердо знать, что Россия — жребий Царица Небесныя и Она о Ней заботится и ходатайствует о Ней сугубо. Весь сонм Святых русских с Богородицей просят пощадить Россию. В России будет процветание Веры и прежнее ликование (только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых). Русского Православного Царя будет бояться даже сам антихрист. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властию антихриста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании. Россия, кайся, прославляй, ликуя, Бога и пой Ему: Аллилуиа».