October 25th, 2005

покой

Архиепископ Нафанаил (Львов) (продолжение)

Душа чувствует Бога


Человеческая душа чувствует Бога

Как бы высоко не вздымались волны безбожия, какую бы страшную хулу, кощунства и издевательства над именем Божиим не произносили человеческие уста, - все равно, ощущение Бога, иногда совершенно несознательное, остается неистребимым в человеческой душе, потому что эти ощущения свойственны ее природе, ибо она сотворена именно для развития в себе чувства присутствия Божия.

Бог есть полнота Добра. Он добр, и всё, что творит Он, добро весьма. И вот потому-то и можно сказать, что когда человеческая душа тянется к добру, она тянется к Богу. Как учил митрополит Антоний Киевский, всякое добро, где бы оно ни находилось и кем бы оно не творилось, неизменно принадлежит Богу. И человеческая душа это чувствует. Поэтому где бы ни проявлялось добро, душа человека тянется к нему.

Когда человек не лжет другим или себе, то он очень ясно ощущает добро в его отличии от зла. Ему свойственно, забывая свою выгоду, тянуться к добру, любоваться им и защищать его. Даже средний обычный человек, если видит, как другой приходит на помощь нуждающемуся, одобряет это. Если слышит о победе справедливости, радуется этому. Он преклоняется пред геройским подвигом.

Если же человек становится на путь нравственной порчи своей души, то в нем начинают появляться признаки падения: прежде всего, измена добру из корыстных расчетов, а со временем - злорадство при виде чужого несчастья. Однако полная ненависть к добру, как к добру, слава Богу, не часто встречается в людях. Это признак тех редких личностей, которые далеко зашли в страшном процессе творения зла, в процессе перерождения людей в демонов.

Обычная же человеческая душа знает и любит добро. Как бы ни старались враги нашей веры определить добро иначе, чем оно есть на самом деле, объявить добром выгоду класса, партии или расы, - все равно, душа человеческая в большинстве своем никогда с этим не согласится, никогда не потеряет она способности узнавать добро и тянуться к нему.

А любя добро, человек любит Бога, ибо Бог - полнота добра. Он же есть и полнота Правды, и полнота Мудрости, и полнота Красоты. Поэтому не испорченная человеческая душа тянется ко всему этому.

Одной из высших радостей в жизни является радость видеть добро и правду торжествующими, а зло - побежденным, созерцать проявления мудрости и любоваться красотой. Во всем этом человек забывает свою выгоду, и даже самые корыстные люди жертвуют частью своего имущества на предметы красоты или на дело, которое они считают правым.

Что же вызывает в человеке эту драгоценную способность, хотя бы отчасти, забывать свои расчеты и бескорыстно наслаждаться созерцанием торжества правды, добра, мудрости, красоты?

Эту драгоценную способность человеку обеспечивает его, иногда сознаваемая, а иногда неосознанная тяга к Господу Богу, создавшему его для того, чтобы он, познавая Бога и Божии свойства, любовался ими, славил их и старался украситься ими.

И даже если насильственно отторгнутый от своего Творца человек забывает и самое имя Божие, все же еще долго звучат в его душе неземные мотивы любви к добру, к правде, к мудрости и к красоте. Еще долго сохраняется в нем священная способность любить основные свойства Божии. Не скоро уничтожается в человеческой душе то, что Господь вложил в её природу.
покой

(no subject)

 
И. Дорнер. Св. Алексий человек Божий и св. Иоанн Лествичник игумен Синайский.
покой

(no subject)

Горбун.

Жил в старой деревне отшельник-горбун,

Его опасались, его не любили.

Шли слухи о нём, будто он - злой колдун,

И люди его стороной обходили.

Бродил он с картофельным ветхим мешком,

В пальто многолетнем, изьеденном молью.

И если его провожали смешком,

Он тихо вздыхал, без обиды, но с болью.

А люди глумились, шепчась за спиной,

Рога у него, мол, под шапкою скрыты,

И оттого этот малый хромой,

Что у него вместо пальцев - копыта.

Однажды вселилась в деревню беда:

То всходы пшеницы погибнут под градом,

То летом, в июле, придут холода,

То волки порежут на пастбище стадо.

Настали тревожные, тяжкие дни -

Придётся им туго зимой без зерна.

Не зная, что делать, решили они:

"Горбун виноват! Смерть тебе, Сатана!

Подёмте, пойдёмте скорее к реке!

Он там, он в землянке живёт, как изгнанник.".

И двинулись скопом. И в каждой руке

Зажат был в дороге подобранный камень.

Он шёл им навстречу, печален и тих.

Он всё уже знал, он неглупый, он понял.

И он не свернул, он не скрылся от них,

А только лицо своё спрятал в ладонях.

Ни разу не вскрикнув под градом камней,

Он только шептал: "Пусть простит вас Всевышний!

Камнями - по телу, но сердцу больней.

На вас не похож, значит - злой, значит - лишний...".

Закончилась казнь. Кто-то грубо сказал:

"Давайте посмотрим уродскую спину!

Ни разу не видел такого горба!",

Пальто, всё в крови, он с убитого скинул.

В больном любопытстве томилась гурьба.

Вдруг молча, как статуи, люди застыли.

"Злой чёрт", "Сатана" прятал вместо горба

Под старым пальто белоснежные крылья...

..................***................

И мимо землянки, глаза опустив,

Проходят жестокие глупые люди.

Всевышний, быть может, им это простит,

Но ангела больше в деревне не будет...

покой

Благодарственный Акафист Господу Богу.

 

Кондак 1.

Нетленный Царю веков, содержащий в деснице Своей все пути жизни человеческой, силою спасительного промысла Твоего. Благодарим за все ведомые и сокровенные благодеяния Твои, за земную жизнь и за небесные радости Твоего будущего Царства. Простирай нам впредь Твои милости, поющим:

Слава Тебе, Боже, вовеки!

Икос 1.

Слабым беспомощным ребенком родился я в мир, но Твой Ангел простер светлые крылья, охраняя мою колыбель. С тех пор любовь Твоя сияет на всех моих путях, чудно ведя меня к свету вечности. Славно щедрые дары Твоего промысла явлены с первого дня и доныне. Благодарю и взываю со всеми, познавшими Тебя:

Слава Тебе, призвавшему меня к жизни;

Слава Тебе, явившему мне красоту вселенной.

Слава Тебе, раскрывшему предо мною небо и землю как вечную книгу мудрости;

Слава Твоей вечности среди мира временного.

Слава Тебе за тайные и явные милости Твои;

Слава Тебе за каждый вздох моей печали.

Слава Тебе за каждый шаг жизни, за каждое мгновение радости;

Слава Тебе, Боже, вовеки!

 

Collapse )

покой

Л. Шосте. (Из книги "Дивны дела твои, Господи").

 По утрам, проводив своих - кого на работу, кого в школу, - мы садимся с Верой Федоровной (соседкой по квартире) на кухне и чаевничаем. Никого нет, тишина, слышно только, как на верхнем этаже кто-то играет на скрипке.
- Вы не знаете, что с Настей случилось? - спросила меня Вера Федоровна за одним таким чаепитием.
- А что?
- Я сегодня вышла в пять часов в переднюю, а мимо меня - Настя. Красная, зареванная, и куда-то очень спешила. Два года в нашем доме живет, и я ни разу не видела, чтобы она плакала.
- А помните, в прошлом году, когда из деревни телеграмма пришла, что мать умерла, как она рыдала, - напомнила я.
- То особое дело, об отце она тоже плакала, он через месяц после матери умер, а теперь с чего? Настя - комсомолка, на рабфаке отличница и по-пустому лить слезы не станет, случилось что-то, не иначе.
Мы окончили чай. Вера Федоровна принялась убирать посуду, а я собираться в молочную.
- Доброе утро! - раздалось с порога.
Мы обернулись, перед нами стояла Настя. Как обычно, красная косынка лихо сидела у нее на затылке, волосы кудрявились надо лбом, но лицо было очень взволнованное и торжественное. В руке она держала что-то завернутое в платочек.
- Ты куда это ни свет, ни заря бегала? - ворчливо спросила Вера Федоровна.
- Ах, тут такое дело вышло, что сразу не объяснишь. - Настя села на табурет, концом косынки вытерла лицо и вздохнула.
- Да что же случилось?
- Ой, родненькие, ой, голубчики, - вдруг по-деревенски заголосила Настя. - Родители мои еще года нет, как померли, а ведь я, подлая, их начисто забыла и на могилки не ездила. Все дела, все недосуг, все куда-то бегу... И вот сегодня ночью мне снится, будто иду я красивым садом. Помните, когда меня от рабфака в Ялту посылали, я, вернувшись, все вам про Никитский сад рассказывала, так этот в сто раз лучше. Так вот иду я этим садом, любуюсь и выхожу на поляночку. Она вся цветами поросла, а посередине нее большой стол стоит, богато убранный, и за ним разные люди сидят и кушают. "Вот, думаю, где хорошо", а потом повернулась в сторону и вижу: под деревом, сгорбатившись, мои старики стоят, несчастные такие, вроде как нищие на паперти. Я к ним: "Чего дерево подпираете? Идите садитесь". А они только головами замотали: "Нельзя, здесь нашей части нету".
И тут мне кто-то без слов объяснять стал, что я попала на тот свет, что за столом сидят покойники, а у моих родителей нет там части, потому что я их не отпела. Мне до того своих стариков жаль стало, что я как зареву, как закричу, и проснулась. Глянула в окно - утро. Скорей подхватилась и бегом в Теплый переулок, - я от нашей лифтерши слыхала, что там больно хороший батюшка при церкви живет. Бегу бульваром и реву в голос, до того родителей жалко. Прибежала, стучусь в церковь, а сторож спрашивает: "Ты что в этакую рань прибежала?" "Пусти, - кричу, - дедуленька, к старому батюшке, дело у меня есть". Впустил. Батюшка вышел. Маленький, седенький, из себя строгий, а глаза ласковые, так и греют. Я и про комсомольский билет забыла, да бух ему в ноги.
Потом все рассказала.
- Горе твое поправимое, - говорит. - Вот сейчас до обедни твоих родителей отпоем, а что дальше делать, я тебя научу. Становись пока на колени и молись, чтобы Господь простил.
Отпел батюшка отца с матерью, объяснил, как мне за них дальше молиться, спросил, умею ли я поминание писать, и ушел в алтарь. Я все, чтобы не перепутать, на бумажке себе записала, а батюшка после обедни подозвал меня и сказал:
- Теперь твои родители свою часть получили, - и дал мне эту просфору...
покой

(no subject)

У нас пошел снег... Колючий...
Люблю снег.. Люблю холод...
Люблю, когда мороз обжигает.
Люблю, когда все спрятано...
Мне нравится, когда снежинки падают на лицо...
Меня это лечит...
Сегодня бродила по городу...
Шла в никуда, неизвестно куда...
В последнее время очень тяжело.
Не хочется ничего писать, ничего делать.
Хочется покоя.
Хочется быть забытой и забвенной...
Знаю, что так думать нельзя.
Но очень тяжело.
Но тяжело не значит - не по силам.
Господи, я знаю, что все по силам.
 
Как хорошо, что снег падал на лицо...
Он заменил слезы...
 
 
покой

ИЗ ДНЕВНИКА. Владислав Ходасевич

Мне каждый звук терзает слух,
И каждый луч глазам несносен.
Прорезываться начал дух,
Как зуб из-под припухших десен.

Прорежется - и сбросит прочь
Изношенную оболочку.
Тысячеокий - канет в ночь,
Не в эту серенькую ночку.

А я останусь тут лежать -
Банкир, заколотый апашем,-
Руками рану зажимать,
Кричать и биться в мире вашем.
покой

(no subject)

Бог Сам ищет удалившегося человека. Сам оставляет небо и приходит на землю, делается человеком, вступает в ближайшее общение с ним, беседует, освящает воды Своим Крещением, дарует баню пакибытия, установив тайную вечерю – причащение Тела и Крови, низводит благодать Духа Святого на верующих, дарует покаяние, разрешение грехов, освящение, обновление, утверждение, сыноположение и обожение. Чего еще Он не дал? Все, все с избытком дал. Как пользуются люди средствами спасения? Попирают их, как свиньи бисер (Мф. 7, 6).
Св. праведный Иоанн Кронштадтский
покой

(no subject)

Желать и искать Бога ради Бога, и иметь Его и вкушать так и в такой мере, как и в какой Он того хочет. Если б люди вступали на путь жизни по Богу с таким настроением, и твердостию его измеряли свои успехи в сем течении, а не приливами духовных сладостей и утешений, то они не были бы так удобно прельщаемы... и с более самоотверженным себя насилованием продолжали идти путем богоугодной жизни по всем заведенным порядкам ее.
Преподобный Никодим Святогорец
покой

Любимые цитаты

Найти свой путь - самое главное в жизни любого человека. Я глубоко убеждена, что каждый человек неповторимо талантлив, в каждом заложен божественный дар. Трагедия человечества в том, что мы не умеем, да и не стремимся этот дар в ребенке обнаружить и выпестовать. Гений у нас - редкость и даже чудо, а ведь кто такой гений? Это просто человек, которому повезло. Его судьба сложилась так, что жизненные обстоятельства сами подтолкнули человека к правильному выбору пути.
(Акунин "Азазель")
 
С одной логикой нельзя через натуру перескочить! Логика предугадает три случая, а их миллион! Отрезать весь миллион и все на один вопрос о комфорте свести! Самое легкое разрешение задачи! Соблазнительно ясно, и думать не надо! Главное - думать не надо! Вся жизненная тайна на двух печатных листках умещается!
(Достоевский "Преступление и наказание")
 
Есть вещи, сила которых в их содержании. Шепот на ухо может иногда потрясти, как гром, а гром - вызвать взрыв смеха.
(Грин "Бегущая по волнам")
 
Мы жаждем нового и боимся потерять старое. В одну руку не взять два предмета, одной ногой не вступить в два места, но, если покопаться, мы всегда стремимся к этому, - не отсюда ли обряды прощания с их объятиями, слезами и тоской?
(Снегов "Люди как боги")
 
Ужасное состояние - приказывать, не располагая реальной силой обеспечить выполнение приказания, кроме собственного авторитета.
(Колчак)