Катерина (_scally) wrote,
Катерина
_scally

  • Mood:
  • Music:

Из области фантастики.

Рано или поздно вы все равно это узнаете...
меня зовут Катя и я не умю писать драбблы.
Они у меня получаются какие-то большие. Иногда даже приходиться совершать над собой насилие, чтобы они выходили покороче. Мне видите ли, подавай вступление и заключение, и все прочие. Сие уже не драббл.
Но что есть, то есть.

Драббл (большой драббл) для

amiga_ksana . 

 

Мистер Смит-Джонс провел ее в зал, когда репетиция уже началась, и Салли, бесшумно устроившись в третьем ряду, стала наблюдать за происходящим на цене. Добиться разрешения присутствовать на репетиции было нетрудно – финансовый директор, казалось, был счастлив угодить. Еще бы – сама Салли Мэрроу, красавица и сокровище современного канадского театра, после длительных гастролей по Северной Америке решила навестить свой родной городок, и заодно заглянула в их театр!

Ее появления никто не заметил, чему Салли была даже рада – можно было спокойно понаблюдать за актерами. И за режиссером, котороый интересовал ее куда больше, чем все актеры на сцене вместе взятые.

 

Нередко бывает, что девочки влюбляются в киноактеров. А Салли не любила кино, она занималась в школьном драмкружке, и отец регулярно водил ее на постановки в местный театр. В день ее шестнадцатилетия отец повел Салли на открытие «Гамлета», и весь спектакль она просидела, вжавшись в свое крело, не отрывая взгляд от сцены, не отрывая взгляд от него – безумца и гения, который любил, мстил, ненавидел, страдал, боролся против всех и себя самого, и погибал – победивший и побежденный. А потом зал сотрясался от оваций, и он, воскрестнув, вновь выходил на сцену - измученный, но счастливый, гордый от сознания собственного таланта. И притягательно красивый... Джеффри Теннант.

На следующий день Салли взяла часть своих скромных сбережений и купила еще три билета на повторные предстваления. Оны бы взяла билеты на весь сезон, но эти были последними...

Когда-то она мечтала о том, что станет актрисой и сыграет роль в одном спектакле с Джеффри (то, что она станет актрисой, Салли знала уже с детсва). Долгое время она наслаждалась воспоминанием о мимолетном счастье – после второго спектакля Джеффри, возвращая Салли ее записную книжку со своим афтографом, мимоходом пожал ей руку. Пожал... и тут же забыл об этом, едва успевая отвечать на комплименты и благодарности окружающих его восторженных зрителей.

Ее подростковая влюбленность уже прошла, но восхищение талантом Джеффри Теннанта осталось прежним. С тех пор Салли сама ни раз испытала, что значит слышать гром оваций скрозь направленные на тебя лучи прожектора. Сейчас она была дома, и знакомые места возвращали ей лучшиее воспоминания. И Салли решила познакомится с тем, кто когда-то был предметом ее девичьх грез. В конце-концов, они ведь коллеги теперь!

Но сейчас она смотрела на него, поражаясь: «Неужели это и есть Джеффри Теннант?! Неужели это тот самый Джеффри Теннант?»

Он изменился. Сильно.

Дело было даже не во внешности. Изменилась его походка, взгляд. Движения были резкими, нервными. И улыбался он теперь совсем иначе – не улыбка это была, а просто усмешка. А по одежде его и вовсе можно было принять за бродягу, а не за режиссера театра. В самом деле, никто из знакомых Салли мужчин так не одевался. На Джеффри был расстегнутый плащ самого непривлекательного цвета, под ним – белая когда-то рубашка, которую судя по всему ни разу не гладили, а из открытого мятого воротника выглядывала бежевая футболка. Галстука не было. Галстук бы здесь выглядел просто дико.

Девушка, играющая Офелию, творила что-то невообразимое. Джеффри сидел на ступеньке, подперев ладонью щеку, и безнадежно пялился в пол. Наконец, он не выдержал и принялся объяснять ей, как нужно изображать Офелию.

И только тогда Салли увидела, что это тот самый Джеффри Теннант.

Он перевоплотился, как это случалось на сцене.

Дрожащий голос, слезы в глазах.

«И он не придет? И он не придет...? Нет... нет... он мертв. Мой отец мертв, и я его убила...»

Салли почувствовала, что снова сжимается в кресло и не может оторвать взгляд от сцены.

«Постарайся так и играть, ладно?»

Девушка кивнула, но понимания у нее во взгляде не прибавилось. Джеффри вздохнул и объявил пятнадцатиминутный перерыв. Он быстро прошел к выходу мимо Салли, удивленно взглянул на нее, но ничего не сказал. В дверях стоял Ричард. Салли поднялась, и пошла к ним.

- Ну и что? – донесся до нее голос Джеффри. – Какого черта у нас посторонний на репетиции?

- Посторонний? – прошипел Ричард. – Ты что, не знаешь, кто она?!

- Понятия не имею!

- Я Салли Мэрроу, - представилась девушка. – Извините, я не думала, что мое присутствие помешает.

Он резко обернулся. Посмотрел на нее недоверчиво и немного смущенно:

- Джеффри Теннант. Вобще-то вы не помешали, просто присутствие людей со стороны может отвлекать актеров.

- Вы правда не знаете, кто я? – улыбнулась Салли.– Я-то наивно полагала, что в театральных кругах мое имя всем известно.

- Видите ли, мисс Мэрроу, там, где я провел последние восемь лет, не было возможности следить за развитием современной сцены.

Салли охнула про себя. Так значит, то, о чем писали газеты было правдой! Салли никогда не вирила в газетные рассказы. И все же это было правдой.

Это многое объясняло.


 
Tags: fanfiction, slings and arrows
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments