July 31st, 2010

Fraser's Home

:-(

Плохое самочувствие, всю ночь не спала, часов в девять утра как-то забылась, плюс конфликты, вытекающие из плохого самочувствиея и маминой уверненности, что я всем кругм все должна, а мне никто ничего не должен, и я должна по этому поводу выражить радость. Обычно, когда меня достают, я вполне себе могу отстраниться и замять дело. Но когда мне и так плохо, а меня достают, и я должна все объяснять и при этом улыбаться - извините. Но всем, это конечно, пофиг, я еще и виноватой всегда остаюсь. Вобще это талант, я считаю - наехать из-за ничего, довести и потом искренне считать, что я во все виновата. Офигеть, других слов нет. Точнее, есть, ну да ладно, пока еще сдерживаюсь.  Позитива не найти весь день. Что бы ни делала...
 
 

  • Current Mood
    frustrated Хреново...
Scally and Fraser

Их было двое...

Нашла у Талинна в Дайри.



Они где-то нашли друг друга и жили теперь одной жизнью, где-то смешной, где-то соленой, в общем, самой обыкновенной жизнью двух самых обыкновенных счастливых.

Они были счастливыми, потому что были Вдвоем, а это гораздо лучше, чем быть по одному.
Он носил Ее на руках, зажигал на небе звезды по ночам, строил дом, чтобы Ей было где жить.

И все говорили: “Еще бы, как его не любить, ведь он идеал!
С таким легко быть счастливой!”

А они слушали всех и улыбались и не говорили никому, что идеалом Его сделала Она: Он не мог быть другим, ведь был рядом с Ней. Это было их маленькой тайной.

Она ждала Его, встречала и провожала, согревала их дом, чтобы Ему там было тепло и уютно.

И все говорили: “Еще бы! Как ее не носить на руках, ведь она создана для семьи. Немудрено, что он такой счастливый!”

А они только смеялись и не говорили никому, что Она создана для семьи только с Ним и только ему может быть хорошо в Ее доме. Это был их маленький секрет.

Он шел, спотыкался, падал, разочаровывался и уставал.

И все говорили: “Зачем Он Ей, такой побитый и измученный, ведь вокруг столько сильных и уверенных”

Но никто не знал, что сильнее Его нет никого на свете, ведь они были Вместе, а значит, и сильнее всех.
Это было Ее тайной. И Она перевязывала Ему раны, не спала по ночам, грустила и плакала.

И все говорили: “Что он в ней нашел, ведь у нее морщинки и синяки под глазами. Ведь что ему стоит выбрать молодую и красивую?”

Но никто не знал, что Она была самой красивой в мире.
Разве может кто-то сравниться по красоте с той, которую любят?
Но это было Его тайной. Они все жили, любили и были счастливыми.

И все недоумевали: “Как можно не надоесть друг другу за такой срок?
Неужели не хочется чего-нибудь нового?”

А они так ничего и не сказали.

Просто их было всего лишь Двое, а всех было много, но все были по одному, ведь иначе ни о чем бы не спрашивали.

Это не было их тайной, это было то, чего не объяснишь, да и не надо.