January 4th, 2010

Avatar

Такой разный Пол. Часть одинадцатая - Деррил Ван Хорн.

Казалось, мы еще совсем недавно с нетерпением ждали первую серию «Иствика», но вот уже посмотрен последний эпизод. Ну как последний... не будем углубляться в нецензурные подробности поведения телеканала ABC, морочившего зрителям голову частыми перерывами и последующим отказом показать одинадцатую и тринадцатую серии. «Иствик» не был выдающимся сериалом, но он был очень хорошим, смотрелся с удовольствием и неослабевающим интересом. Отнюдь не по-гамлетовски глубоким, но одним из тех малокоммерческих проектов, во время просмотра которого надо слегка задействовать мозг и эстетическое вопсприятие, а не просто откинуться в кресле с чипсами, наблюдая за очередным экшеном или чудесным превращением загремированной дурнушки в загремированную недурнушку. Итак, урок для сценаристов — хотите, чтобы вы продержались на экранах подольше, руки прочь от намека на индивидуальность, оригинальность или, Господи спаси, эстетику.
Перейдем однако, к цели поста — одному из главных героев сериала — мистеру Деррилу Ван Хорну в исполнении Пола Гросса. Признаться, фильм я начинала смотреть исключительно из-за него, ибо была весьма далека от темы современных ведьм и сверхестественных тайн. Поэтому, когда сериал мне стал нравится сам по себе, я была сильно удивлена. Потом перестала удивляться и начала просто наслаждаться действом. К просмотру сериала я подошла, будучи изрядно напичканной спойлерами по-поводу фильма неремейка со зловещим одноименным героем. Поэтому я с самого начала стала ждать от нового Деррила Большой Подлости. Деррил, однако, умудряясь создавать видимость пакостничества по мелочам, с Большой Подлостью не спешил. Дэррил Ван Хорн был безумно хорош собой, крайне тщеславен и самоуверен (о, эти обещания секса на тысячу и одну ночь!) и своими свободными нравами внес изрядную смуту в жизни трех женщин — Рокси, Кэт и Джоанны. Но, несмотря на внешнюю привлекательность, богатство и обаяние, Деррил из-за своих непонятных тайн особого доверия ни у кого не вызывал. Джоанна и вовсе задалась целью откопать про него какой-нибудь криминал. Деррил однако, являя собой представление об опасном мужчине как-то умудрялся всем помогать — спас дочь Рокси, подсказал Джоанне как не быть мокрой курицей, поддержал Кэт с проблемой тяготившего ее уже брака, дал Рокси шанс проявить свое искусство на публике, оживил финансовую ситуацию в дремлющем Иствике. Я сдерживала восхищение, продолжая ждать Бльшой Подлости. «Он злодей!» твердила я себе почище спятившего Джейми. - «Он еще покажет всем Джоннину мать!» Однако, при всем своем предубеждении я не могда не восхщаться тем...каков Деррил сам по себе и как он себя держит. Изящность и красота сильного тела, которое Деррил не упускал случая продемострировать, нацелившись на изрядно заторможенную ценительницу прекрасного Рокси. Уверенность действий, поступков, слов, непрекрытое вожделение во взгляде, экстентричность, задорное нахальство, это его «Мммм...», чудесные костюмы, довольная усмешка... «Нет-нет, он им еще даст жизни!» - уговаривала я себя, отгоняя нецеломудренные мысли и излишнюю симпатию. Смущало, однако, в Дерриле то, что нет-нет, да и промелькнет в его взгляде ненаигранное участие, понимание, разочарование, обида, страх...
А после того, что с ним сделалось, когда отравили Грету, я почему-то сразу перестала доверять прочке Элеонор и Бан, несмотря на откровенные намеки о его темном прошлом. И вот все настораживающие тайны разрешились довольно просто — неопытность, недоверие, незнание. Казалось бы невинные вещи, но крайне опасные в людях, обладающих сврехестественной силой в сочетании с амбициями и молодостью. Деррил - катализатор, проявляющий, дар женщин, в общем-то никого сознательно не толкал на какие-то темные или нечестные дела. На примере Джоанны, Кэт и Рокси можно наблюдать, как неумело, необдумано или нечестно они порой используют свои силы. Как бы то ни было, страшная тайна Деррила к облегчению моему оказалась не такой уж и страшной. В Дерриле, как и в любом человеке, даже «не совсем обычном», всего понамешано. В данном случае страсть, любовь к удоволствием, тщеславие и... все же одиночество.
Еще один нестандартный и очень яркий герой пола Гросса, подаривший мне много приятных моментов, мыслей и снов!




Впечталения о других персонажах Пола Гросса можно почитать здесь.  

 

Fraser

Крапивинское.

Читаю новую повесть Крапивина "Дагги-тиц".
Снова бьющая по сердцу история, на этот раз пронизанная гамлетовскими мотивами...

***

"...в Интернете Инки нужно было в те дни немногое. Про артиста Смоктуновского. И он отыскал там его биографию, всякие фотоснимки, кадры из фильмов. А самое главное – про фильм „Гамлет“. С Гамлетом кадров было немало, а один раз – неожиданно, сам собой – включился видеоролик. Про то, как Гамлет разговаривает с двумя предателями, которые притворялись ласковыми друзьями (имена их и не выговоришь сразу: Гиль-ден-стерн, Розен-кранц… Тьфу!). Речь шла о флейте. Гамлет, измученный их шпионством, сунул им флейту в руки:
„Сыграйте, господа!“
„Принц, мы не умеем…“
„Но это же так просто. Вдувать воздух и зажимать пальцами дырки. Попробуйте! И польются сладкие звуки…“
„Ну… нет. Мы не можем. Простите, принц, нас не учили…“
И тогда-то рвется из него вся скопившаяся горечь (а у Инки перехватывает горло):
„С какой же дрянью вы меня смешали! Вы думаете, я проще этой пустяковой вещицы? Клапанов у флейты не знаете, но считаете, что вам известны клапаны моей души! Нада?вите и выжмете из меня все, что хотели? Нет, вы можете меня сломать, но играть на мне нельзя-а…“
Это „нельзя-а“ останавливало Инкино дыхание. Толчком резкой печали и гордости. Он помучился с кнопками и наконец понял, как можно повторить запуск ролика. И повторил его еще трижды. И решил, что, когда пойдет в новую школу, никому-никому не позволит издеваться над собой.
„Но ты и раньше не так уж позволял…“ – сказал ему кто-то. Может, заглянувший из каюты Сим.
„Но иногда все же позволял. И… боялся. А теперь ни-ко-гда!“