Катерина (_scally) wrote,
Катерина
_scally

  • Mood:

Фафник по "Строго на юг".

Очередной внеочередной фанфик. Бесит уже, честно говоря. )))
Вместо того, чтобы дописать что-то из четырех давно начатых, придумалось новое.
Ладно, пусть будет, раз придумалось. )
Написала, теперь думаю, насколько оно ООСно. )

Разборки по-канадски.


В последнюю неделю лета Франчска Веккио перестала появляться в двадцать седьмом полицейском участке города Чикаго, который уже давно исправно посещала чуть ли не каждый день. Фрейзер не мог не заметить ее отсутствия, так как почти всегда во время этих посещений он наталкивался на нее, даже если забегал в здание всего на полчаса. В это же смое время Рэй сделался раздражительным (еще более, чем обычно), мрачным и неразговорчивым. Сложить дважды два было несложно. Фрейзер сделал вывод, что Франческа не появляется больше в участке, чтобы не встречаться лишний раз с братом. Вот только о причине этого явления Фрейзер догадаться не мог, а задав Рэй пару наводящих вопросов, получил в ответ только: «Да ну ее, не приходит, и ладно». Решив, что вмешиваться в семейные дела все же не стоит, Фрейзер остался наедине со своими догадками.
Однако, еще через неделю произошло нечто, что уже не могло заставить Фрейзера оставаться в роли стороннего наблюдателя. После дежурства он по обыкновению решил заглянуть в участок, чтобы узнать последние новости дела о загадочном изчесзновнии сотрудника налоговой службы, которое в то время вел Рэй, и в дверях столкнулся... с Франческой. Она, однако, его даже не заметила – вихрем пронеслась мимо, толкнув дверь так, что она с треском стукнулась о стену. Единственное, что успел заметить Фрейзер – лицо ее было раскраневшимся, заплаканным, измазанным потекшей тушью. Рассудив, что в данном случае обратиться с вопросами будет правильнее к Рэю, Фрейзер поспешил к месту, где работал его друг.
Рэй Веккио сидел за своим рабочим столом, глядя перед собой пустым взглядом и крутя в руке карандаш.
- Рэй? – окликнул его Фрейзер, присаживаясь напротив.
Карандаш печально треснул. Рэй сломал его.
- Я встретил Франческу. Что случилось? – Бентон счел возможным оставить лишние церемонии.
- Я убью его! – неожиданно заявил Рэй.
- Кого?! – округлив глаза, спросил Фрейзер.
- Авраама Линкольна. – В глазах Рэя загорелся нехороший огонек. – Убью, закопаю, и спляшу на этом месте тарантеллу.
Фрейзер оглянулся по сторонам, а потом спросил:
- Может тебе стоит сегодня отпроситься у Уэлша пораньше?
- Франческа, конечно, дура, я ее предупреждал, - продолжал Рэй, не обратив на последнююю реплику Фрейзера никакого внимания, - но этот Линкольн – первейшая сволочь, я сделаю миру одолжение, прикончив его. Не вздумай меня отговаривать, я все решил. О семье позаботится Лоренцо.
Фрейзер задумался. Видимо, все оказалось гораздо серьезнее, чем он предполагал.
- Хорошо, - согласился он. Я не буду тебя ни от чего отговаривать, если ты мне расскажешь, что же все-таки произошло.
Рэй бросил на канадца недоверчивый взгляд. Потом кивнул.
- Расскажу. Но не здесь. Идем.

Беда, настигшая Франческу и в самом деле оказалась очень неприятной. Впрочем, за несколько недель до этого Фрэнни трепетала от радости – ей удалось устроиться на работу в модельное агенство, выдержав конкурс «двадцать девушек на место». Теперь ей предстояло сниматься в рекламе крема для загара. Рэй, считающий, что модельный бизнес – недостойное занятие для женщины, пришел в ярость, но сделать ничего (кроме каждодневных скандалов) не мог. Во-первых, Франческа упорно стояла на своем, а во-вторых на всякий случай сообещила семье об этом только тогда, когда контракт на рекламу уже был подписан.
Ее работодателя, по счетению обстоятельств, и в самом деле завли Авраамом Линкольном. В том, что он оказался изрядной сволочью, Рэй тоже был прав. За работу Франческе как начинающей модели заплатили немного, но она осталась довольна – ведь это были ее первые шаги в мире моды, съемок и путешествий! Ждать, когда реклама выйдет на экраны не было сил. Поэтому, несколько дней спустя Франческа отправилась в агенство узнать, как она смотрится в этой рекламе. По сюжету Франческа и еще три девушки загорали на пляже, предварительно обмазав себя кремом для загара и болтали по сотовому телефону с подружками, рассказывая им о чудодейственном свействе нового крема, который предохраняет кожу от солнца и делает ее еще мягче и красивее. Мистер Линкольн, однако, отказался показать Франческе готовый рекламный ролик, мотивируя это творческими суевериями. Но не такова была Франческа, чтобы упускать задуманное. За несколько минут до встречи с Линкольном Франческа слышала разговор двух, уже знакомых ей операторов. Они говорили о том, что в час дня в рабочем кинозале состоится предварительный просмотр новой рекламы. Пробравшись в зал и укрывшись в темной глубине задних рядов, Фрэнни дождалась показа и все-таки увидела себя на экране. Но... это была совсем не та реклама, в которой она снималась. Из уст Франчески вылетал совсем не ее голос, да и слов она таких в жизни не говорила. Глядя на мелькающий экран, Франческа с ужасом осознавала, что рекламирует... интимные услуги!
Скандал был учинен тут же на месте, но мистер Линкольн только посмеялся над ее негодованием и посоветовал на будущее внимательнее смотреть, что она подписывает и уточнять все детали. Страх, что эту рекламу увидит кто-то из ее знакомых (да и не обязательно знакомых) заставил Франческу смирить гордость и, повинуясь последней надежде, обратиться за помощью к брату.

Все это Рэй пересказал Фрейзу до того, как они подъехали к большому офисному зданию, где и находилось пройдошливое агенство во главе с Линкольном.
- Подожди здесь, а то я тебя знаю, - сказал Рэй. – А я пойду разберусь с ним.
Фрейзер нахмурился. Идея Рэя казалась ему все менее подходяшей.
- Знаешь, я не думаю, что тебе следует это делать... Да, я помню, что обещал тебя не отговаривать, но видишь, в чем тут дело...
Рэй вытаращил глаза и посмотрел на Фрейзера чуть ли не с отвращением.
- То есть, как?! Прикажешь мне сидеть и ждать, пока эта реклама начнет мелькать по всем каналам?
- Нет. Но согласись, ты на взводе. А наша цель – не отправить Линкольна на больничную койку, а получить кассету, так?
- Я бы предпочел объединить эти две цели, - поджал губы Рэй.
- И все же. Тебе сейчас не стоит туда идти. Пережде всего успокойся, и взвесь все как сдедует.
- Фрейзер, сколько можно? – Рэй утомленно прикрыл глаза. – Во-первых, с людьми вроде Линкольна нельзя договориться. Во-вторых, ты обещал мне не мешать.
- Но, Рэй...
- Так, ну все! Ты оставайся здесь, а я вернусь через пять минут с записью. Смотри и учись.
Он и в самом деле вернулся не позже, чем через пять минут. Правда, без записи. Его вытолкали из дверей два дюжих охранника.
- Уроды... - пропыхтел Рэй им вслед, морщась и потирая запястье. Фрейзер выжидательно на него посмотрел.
- Ну, я встретил этого Линкольна в коридоре, - пояснил Рэй. – Потребовал у него ту кассету, он отказался ее отдать, тогда я тряхнул его хорошенько, а к нам тут же подбежали две эти австралийские гориллы... – он безнадежно махнул рукой.
- В Австралии гориллы не водятся, - сказал Фрейзер, но, поймав на себе свирепый взгляд друга поспешно добовил, - то есть, что ты теперь собираешься делать?
- Дождусь, когда эта скотина пойдет домой, а уж тогда... – хищная искорка, мелькнувшая в глазах Рэя, логично довершила начатую фразу.
- Хм...
- Что за «хм»? При чем тут «хм»? Ты опять? – забеспокоился Рэй, обычно очень нервно реагирующий на это невинное междометие, время от времени слетающее с уст Фрейзера. Ибо это коротенькое, невзрачное «хм» умело превращаться в проблемы, угрожающих жизни масштабов.
- Что «опять»? – не понял Фрейзер.
- Хмыкаешь! Это у тебя добром не кончается.
- Хм...
- Слушай, кончай с этим, а?!
- Я просто подумал...
- Так думай молча!
- Я допускаю, что это не мое дело, но может, мне попробовать договориться с мистером Линкольном?
- Надеешься скормить ему очередную глубокоморальную инуитскую сказочку? Фрейзер, я видел этого человека. Байками про лосей его не тронешь. Скорее тронешься сам.
- Но и вреда не будет. – гнул свое Фрейзер.
- Хуже, конечно, не будет. – согласился Рэй. – Впрочем, валяй, мне без разницы. Когда у тебя ничего не выйдет, возвращайся домой, мне свидетели не нужны.
- Хорошо Рэй. Но я надеюсь, что до этого не дойдет.
Фрейзер оставил стетсон в машине и под скептическим взглядом Рэя вошел в здание.

Так как у Фрейзера в этот день был выходной, он был одет в свой обычный штатский наряд – джинсы, белую футболку и поверх нее - синюю клетчатую рубашку. Поэтому он несколько удивлися, когда, побродив по залу под заинтересованными взглядами здешних сотрудниц, он подошел к приемному окошку, и на вопрос, где он может встретиться с мистером Линкольном услышал:
- А, так вы канадец!
- Вобще-то да, но...
- Седьмой этаж, кабинет в самом конце коридора.
Пожав плечами, Фрейзер отошел от окошка и напрваился по указанному пути. Он постучал в дверь нужного кабинета и, когда за дверью булькнули: «Войдите!», отворил дверь.
Мистер Линкольн оказался мужчиной лет чуть за сорок, среднего роста, но довольно плотным. Он выпрямился в кресле и нелюбезно уставился на Фрейзера.
- Вы кто такой? – спросил он, придирчиво разглядывая Фрейзера. – Я же велел никого не впускать!
- Констебль Бентон Фрейзер, Королевская Канадская Конная Полиция, - привычно отрапортовал Бентон.
- Я жду одного канадца, но не вас, - недовольно произнес Линкольн. – Моего делового партнера. Ну да ладно, садитесь... вам что от меня нужно?
- Я друг Франчески Веккио. Думаю, теперь вы поймете, что меня сюда привело.
Мистер Линкольн закатил глаза.
- Что, еще один? Учтите, если вы тоже намерены затеять драку, я тут же вызову охранника. – Его рука метнулась к телефонной клавише.
- Я не собираюсь с вами драться, - заверил его Фрейзер. – Я просто хочу, чтобы вы вернули мне кассету, на которой записана реклама с Франческой и другими девушками.
- Это уже даже не смешно, - холодно процедил мистер Линкольн.
- Я тоже не считаю обман чем-то смешным.
– Обман?! Вы в своем уме? Все девушки подписали договор, в котором ясно было сказано, что я имею право на любую дальнейшую обработку записи. Более того, я сказал им об этом лично. Ни одна мне не возразила.
- Но вы ведь не упомянули, что эта обработка будет носить... - Фрейзер на секунду запнулся... – интимный характер? И вы не считаете это обманом?
Мистер Линкольн улыбнулся. Ему уже почти нравился этот Фрейзер. Он быстро определил, что его посетитель относится к людям неконфликтным, и уже не опасался его. Более того он видел, что Фрейзер – один из тех редких представителей двуногой фауны, которые еще верят в мораль и думают, что смогут обратить в свою веру еще кого-нибудь. Да, такие люди попадались мистеру Линкольну очень редко, но тем занимательнее было оттачивать на них свою жизненную философию.
- Я считаю, что если человек настолько глуп, чтобы попасться в ловушку, он ее заслуживает. Поверьте, против этой девушки я ничего не имею. Но... специальные модели заламывают дикие цены на одну только рекламу, а я предпочитаю получать максимальную прибыль при минимальных затратах.
- И вам не приходит в голову, насколько оскорбительной и болезненной для честной девушки окажется цена вашей прибыли? И какую славу это на нее навлечет, причем совершенно незаслуженно?
- Ну-ну... где вы в наше время встречали честных девушек? Вы рассуждаете совсем как приходской священник. Хотя, знавал я одного священника – тот еще был...
Заметив, что Фрейзер пристально смотрит на него, но не улыбается даже из вежливости, мистер Линкольн поскучнел.
- В общем, так... вижу, что вы далеки от бренной земли и парите где-то в облаках. И заодно транжирите мое время, которое, между прочим, тоже стоит денег. Всего вам хорошего.
С этими словами мистер Линкольн встал, тем самым давая поянть, что разговор окончен.
- А кассета? – спросил Фрейзер, тоже вставая.
- Да вы, что – слов не понимаете? – уже раздраженно крикнул Линкольн. - Не получите вы никакой касеты! Можете хоть в суд обращаться, у меня все законно! А если этот ваш ненормальный дружок, или кто он там, хотя бы ко мне приблизится, я сам на него в суд подам, ясно вам?
- Ясно. Значит, это ваше последнее слово?
- Вот именно. Кассеты вам не видать, реклама выйдет по назначенному расписанию. Можете делать, что хотите.
- Вы в этом уверены? 
- ДА!!!
- Хорошо, - неожиданно согласился Фрейзер.
Следующие несколько секунд оказались для мистера Линкольна настоящим потрясением. Фрейзер с ловкостью игуаны ухватил его за шиворот и подволок к окну, которое по случаю жары было широко распахнуто.
- Что?... Что вы делаете?! – завопил делец, чувствуя, что его ноги отрываются от пола.
- Что хочу. Вы же сами предложили.
- Сейчас же отпустите меняААААААААААААА!...
В следующий миг мистер Линкольн обнаружил, что ноги его все еще находятся в кабинете, а голова и туловище (частично опирающееся о карниз) болтаются над заасфальтитрованной дворовой стоянкой. Фрейзер держал его левой рукой за рубашку, а правой – за ремень на поясе.
- Отпустите, отпустите! – сдавленно голосил незадачливый бизнесмен.
- Вы и в самом деле этого хотите? – тихо спросил Фрейзер. - Это седьмой этаж. (Линкольн бешено замотал головой). – Я и во второй раз могу поймать вас на слове, и счесть (по вашей же философии), что вы заслуживаете ловушки, в которую попали.
- Что... вам... надо?
- Вам и самому это известно, - бесстрастно ответил Фрейзер.
- Все... что угодно, только вытащите меня отсюда. – Линкольн закрыл глаза и тяжело сглотнул. – Пожалуйста...
Фрейзер втащил его внутрь, и Линкольн тут же вжался в стену, глядя на Фрейзера круглыми от ужаса глазами. Фрейзер выжидательно смотрел на него.
- Ах, да, кассета! – засуетился тот и принялся лихорадочно обшаривать полки. – Вот, вот она! – он резво сунул кассету Фрейзеру в руки отскочил. Бентон прочел наклейку и кивнул.
- Ах, да! – Линкольн снова метнулся к полкам. – И копия.
- Благодарю.
- Что-нибудь еще? – кротко спросил Линкольн, все же стараясь держаться поближе к стене и подальше от Фрейзера.
- Было бы неплохо, если вы принесли Франческе Веккио свои извинения. Не лично, конечно, вряд ли она захочет вас видеть. В письменном виде.
- Конечно! Я сейчас же примусь за письмо. Отошлю с курьером.
- Очень хорошо, премного благодарен.
Фрейзер ушел, оставив обескураженного мистера Линкольна переосмысливать ценности. Но сам он себя чувствовал довольно скверно. Единственная положительная мысль была в том, что сегодня он не был одет в форму Королевской Канадской Конной Полиции.
Рэй, увидев в руках у Фрейзера кассеты, сначала не поверил своим глазам, а потом пришел в восторг. И, разумеется, тут же пристал к Фрейзеру с распросами.
- Ты должен написать мне эту чудодейственную инуитскую историю на бумажке, - заявил он. - Я выучу ее наизусть!
- Я не рассказывал мистеру Линкольну никаких историй, возразил Бентон - Ты был прав. С этим человеком инуитские истории не подействовали бы....
Рэй растерялся.
- Тогда... как же тебе удалось его уговорить?
Фрейзер вздохнул.
- Скажем так: я открыл для мистера Линкольна окно новых перспектив и предложил ему взглянуть на ситуацию с возвышенной точки зрения.
И больше Рэю ничего не удалось от него добиться.

На следующий день Франческа получила письмо от мистера Линкольна, написанное на дорогой бумаге, с многочисленными заверениями в глубоком раскаяньи по-поводу неприятного недоразумения, произошедшего в модельном агенстве.


 
Tags: due south, fanfiction
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments