?

Log in

No account? Create an account
Крематорий здравого смысла. Мысли сансарического существа
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Заводная Птица's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Sunday, February 28th, 2010
9:16 am
Длинноты
Не нужно весны. И мужа не надо. Осень хочу сберечь:
Прятаться мёрзнущей под одеяло, бессонницей сны стеречь.
Знать и Хотеть. Рассказывать маю о том, как уместна смерть
Там, где над Бездной слетаются в стаю Желания всё громче Петь.

Не нужно весны. И солнца не надо: здесь копоть церковных Свеч,
Сквозь тьму не пробиться; чтоб Жарче не стало - оставить здесь всё как есть.

27\02\10
Sunday, February 21st, 2010
11:17 am
Приговорённые
Перестану бояться комнат. Без секундной стрелки часов.
Во все двери войду, но останусь там, где спорят чаши весов.
Не учи меня жизнь рассчитывать – вышла повесть на четверть скучна:
Праздник выверен, счастье считано со страниц – жизнь неправды полна.

Мне не поздно, тебе – не страшно – отпусти, не ищи меня…
Буду там, где вино и опиум запрягают рифмой коня.
Окажусь низкорослым вереском, распущусь нежным тоном цветка
И погибну однажды вечером, но воскресну в скольжении витка.
Станет радостно, вольно и ветрено отдаваться влекущим кострам,
Рисковать и смертельно прекрасною просыпаться в грязи по утрам.
Будут мёртвые мне завидовать, но расплату за Дни обещать:
Потому что стала невинною я со смертью постель разделять.

Не с тобой мне ошибки разгадывать, не с тобой над обрывом стоять;
Не со мной тебе счастье разыскивать, не со мной откровенно молчать:
Мне спускаться по левую сторону - Ты о правых делах говоришь.
Мне в любви не хватает пороха…Ты остатки покоя хранишь.

Снова пишет убористым почерком расставание грустного дня
(угасая беспомощной ревностью и формальность печали кляня)
О раздельности, о не единости, неслиянном пути перспектив.
Снова очередь строк, как над виселицей, вырезает из боли стих...
Friday, January 29th, 2010
12:43 am
Парность небытия
Пусты дороги. Дни сопряжены
В одно мгновенье – вечность жалит руки.
И ветер комкает оборванные сны,
В которых ты меня – ты – не спасёшь от муки.
Случатся сотни снов, распахнутых крылами
Бездонной ночи: мне не развести
Той тьмы, что встала между нами
И мне тебя вовек не обрести.

Боится бездны мглы – вдоль моего порога
Струится трещина истерзанной земли –
Любовь. Боится пропасти до гроба:
Провалится – ждать смерти, сколько не моли,
Случится осени безжизненный финал,
И холод девственности нам развяжет руки,
Но мёртвой молодости ты не целовал:
Живая-юная – воспоминанья звуки –
Твою захватят грудь – и вновь не избежать разлуки.

Слепо то небо, что зеркальных слёз
Не даст любви и не подарит Богу.
И нас с тобой не стоит яд тех грёз,
Из полноты которых не расти святому.
Thursday, January 28th, 2010
12:03 pm
Тронутая небытием любовь
Исчерпана молитвенной печалью,
Окутана прозрачностью воды –
Грустит подруга Гамлета над далью,
Из толщи созерцая гладь реки:

«Не вижу выхода, не вижу света, тени.
Здесь тихо так, так не понятны сны.
И горизонт лежит – сплошной, и давит сталью
Река и дарит облаку мои черты…»

Всё вечность в ней, вокруг все бесконечно.
И мысль её томительно длинна:
Мечтает Гамлетом, и он желает встречно:
«Офелия, я проклят тайною! Здесь Ты, но где же я?»

(Молчит. И неразгаданное имя
Волнует лодкой глубь небытия,
Пробито днище – то ничья могила:
Беззвучно имя той, что вне себя.)

Пустынно всё. Всё в смерти изнывает.
Сном одиночества отравлена душа:
Не узнаёт, к кому со дна взывает;
Не слышит голоса, всё дальше уходя.
22/01/10
Sunday, October 4th, 2009
9:06 am
Словоцвет
…И цветы, я помню, их было очень много. Бутон соломенно-блестящего пиона я обнаружила в кофейной чашечке - можете вообразить, каким тоном отразилась эта находка в моих глазах, волны каких морей обняли меня разом. Раковина на кухне была полна шляпками ромашек, а паркетный узор точно повторяли стебли пушистой мелиссы. Незабываемое, нездешнее – утро. Тогда мои ноги запутались в мягкой траве и я не решалась подняться с постели. Я касалась головой подушки, и мне казалось, что раковина водной глубины поёт мне песни надземного ветра. Я думала о тепле горного осторожного солнца, мечтала о полётах над степью, воображение рисовало мне ветвистые несуществующие реки, чьи притоки вливались в мраморное Озеро Вод.
В моих руках были букеты тюльпанов…
Я оглядываюсь назад – и вижу своё Вечное Утро: кремовые блюдца солнечных лучей на скатерти, красные пятнистые пуговицы на листьях малины и хрустальные паутинки крыльев стрекоз, зеркалистый бисер рос. И Вечное Небо бережёт тебя сверху, сопровождает отражениями луж, выводит послания на дорожных, береговых холстах, макая перо в дождь.
Человек может быть Счастливо Одинок. Такое одиночество научит его, как и с кем делить свой путь или шагать уверенно – вдоль – одному, но не одинокому.


*Добра и "тишины" вам)...
Sunday, August 30th, 2009
12:37 am
Скудная хроника четырёх ступеней
Пусть чьи-то бледные руки покажутся роднее собственного сердца, а их дрожь окажется вестником Следующей более_зоркой Нежности.
С Тех Самых Пор в её отражённой комнате не зажигали свеч, не отворяли окон. Радио она не включала и в книгу заглядывала редко.
Каждый вечер, Без четверти шесть, она уходила из дома, искренне веря в то, что не вернётся Обратно, что где-то потеряет телефон или проедет свою остановку, очнётся в немецком Страсбурге, в пригороде военной Франции.
Но кто-то неловкий её возвращал Обратно, садил за накрытый стол и что-то шептал невнятно, подсыпая порошок в Мохито. Потом пугались коты, кошки скребли половицы, фонарь всё так же скучал, лампа всё не отвечала.

Проснулась однажды в тридцать, коснулась мужа губами - рукой отвела чёлку, коснулась губами лба.
Monday, July 13th, 2009
11:06 pm
Тень Гойи?
Разбито утро. На коленях росток и корень лопуха.
Поникло утро - ржавый ельник - всё плачет юная вдова.
В колодец кольца или щепки - ей всё равно, ей всё равно.

По растопленному в крУжке воску догадываешься, что порции света здесь скудны: голод слепнущих лампочек утолить не способны, осветить беспорядок комнат не в состоянии - не хватает рук и напряжения. Бессмысленная Темнота шарит руками повсюду, лапает стены, выхватывает углы, носится по потолку, стягивая прямые линии, выворачивая внутренности дома наружу, на улицу, через обезображенные судорожной пляской теней окна. Тёмные Силуэты ночного безумия висят в воздухе, мерно покачиваясь, убаюкивая запахом ладана и липкой сырости, другие шатаются как полоумные без цели из комнаты в комнату, бросаясь с остервенением на стены, натыкаясь на двери, кружась, беснуясь, жуткие в своей немоте, дикие. Воет, окрыляется чёрными перьями Ночь, хватает растрёпанный ветер, набрасывается на каменеющие озябшие дома, скачет по крышам, гудит в трубах, рычит, будто сводит и скручивает с силой невидимые решётки, звенит разорванными петлями цепей.
Страшно одной в доме. Холоден пресный чай. Вряд ли в такую ночь кто-то случайностью окажется выброшенным на тропу, ведущую к её одинокому дому. Даже если в лесу сейчас и блуждает отчаянная душа, в таком мраке она всё равно не отыщет дороги к приюту, надо быть избалованным судьбой, быть её любовником, чтобы случайность прежде отзывалась интуицией и соответствовала догадкам – но таким даром обольщения не был наделён ещё ни один человек.
Не отыщет дороги. Будет сбит с толку порывом ветра, ошибётся всего на один шаг в сторону и вновь окажется в огромных цепких руках судьбы, которая уведёт его прочь от другой тьмы – заключённой в стенах.
Страшно одной в доме. Холоден пресный чай. Нечего дать взамен.
Thursday, July 2nd, 2009
8:31 pm
He is kiss
Огромный безжизненный город и он – бесприютный, но необходимый ей. Сколько длятся его скитания и сколько ещё продлятся: все страницы её личного календаря разобраны и разыграны. И каждый раз она проигрывала - либо по своей глупости, либо по невнимательности, либо по неотвратимости. С каждой раздачей она становилась слабей – неразборчивей. А он всё ходил, ходил, искал арки второго проезда, который сразу за домом с наивной советской мозаикой. Он ходил. Она переставала ждать. Он искал. Она отвыкала от ласки и становилась всё недоверчивей, всё романтичнее. Выбирала самые пышные юбки, чтобы хитрыми складками безмолвно давать понять, что никто – кроме него. Уезжала рано утром за город и рисовала одинокие деревья – по одному на отдельный листок, чтобы каждый день на стенках шкатулки её города вырастало новое, но уже изученное кистью дерево.

По вечерам она встречает гостей, которые любят домашнее вино, рок-н-ролл и Бродского, а он с рюкзаком бродит по городу, находя тени деревьев прямым доказательством относительности времени, чуть ли ни его отсутствия, и необходимости здорового сна. Она слушает беседы, представляя, как они вместе создают музыку, а он растирает в ладонях бархатную траву, чтобы почувствовать вновь её запах.

Случится ещё не одна весна, прежде чем они встретят друг друга в местном Летнем саду, где будет темно и шумно от тускнеющей листвы и осеннего безразличия.
Wednesday, June 24th, 2009
10:48 am
"Золотая метель"
А жене твоей скажем, что ты был в лесу. Один в лесу охотился на белок, выслеживал их по царапинкам на стволах и ветках молодых сосен и ёлок.
Скажем, что закат быль столь прекрасен, что невозможным казалось оставить его в самом расцвете красок и отправиться по немой тропинке к монотонным разметкам дорог прочь от него.
А ночью в лесу лучше не перемещаться, а оставаться на том лишь-месте, которое тебе отвела тьма, то есть на том, с которым ты успел обменяться запасами дневного тепла и света.
Бесполезны попытки отыскать в хитрых тенях ночного леса тропу обратно.
Нет, ночью, в лесу, одному, тебе не было страшно. (В это время ты читаешь мне Зинаиду Гиппиус, читаешь так, что мне кажется, я слышу не человеческий голос, а шёпот платья под скользящей ладонью, бисерный и жемчужный плеск длинных нитей женских бус...).
И не было одиноко, ведь мохнатые шапки одуванчиков щекотали запястья - тебе казалось, что это потерявшиеся реки находят свои русла. Обесцвеченные «листья травы» шуршали и выговаривали то, что забудется утром, но заполнит интервалы между ударами сердца, навсегда изменит цвет твоих глаз. (Тонко укрыты простынёй, мы практически не защищены, всё равно что – раскрыты. В беспорядке складок точно угадываю очертания твоего тела: любоваться, когда нет красок и холста).
Ты проснулся поздно. Солнце уже путалось в макушках самых высоких сосен.
Память удерживала обрывки удивительного сна – тебя искупало в пыльном свете растроганное любовью солнце.

Вечер. Ночь. Ты был один. Мы скажем это вдвоём.
(22-23.06.09)
Tuesday, June 2nd, 2009
10:03 pm
Предчувствуя пустоту
Когда-то у него было бисквитное сердце. Он пил по утрам клубничный сироп. А потом уходил на весь день в лес. Собирать малину. Он мог выбирать единственно верные тропы, а точнее - он когда-то умел вести с собой диалог. Разговаривать на ходу.
А ещё он любил обещать и подавать на десерт надежды. Боялся верить прогнозам, тому, что начнётся дождь, и что дверь останется запертой, свеча непотушенной, костёр непогашенным, а он - несчастнейшим, но большим: взрослым, но одиноким, пресным и нелюбимым.
* * * *
Он знал, если люди выходят из комнаты, а дверь запирают на ключ, это значит, что больше они не вернутся.
А если на пороге окажутся двое, то кому-то из них придётся спуститься на ступень ниже и получить из клюва Ворона-гостя нежный Цветок жасмина на тонком стальном стебельке. Если Цветок получает женщина, она оборачивает хрупкий безжизненный стебель молодыми лепестками цветущей яблони. Если Цветок получает мужчина, он вставляет его в петлицу своего сердца и бережёт прозрачную тонкость до следующей Весны.
А Ворон остаётся в комнате наедине с тем, кому не нужно искать и не стоит ждать, с тем, кто уже никогда не произнесёт ни слова, не вырастит ни одного цветка на Чьей-то ладони. Только полосатые стопки белоснежной бумаги и верная служба больного чужой памятью ворона.
Ни одной слезы не доверит тебе собственное одиночество. Глухие рыдания, лишь увеличивающие горечь и её невыносимость, - единственное, в чём ты можешь выразить свою потемневшую от страданий душу, обречённую на вечный плен в стране отсутствия смысла и присутствия пустоты. Пустоты давящей, обрекающей, не обещающей, но проклинающей. Пустоты абсолютной, о которой молчат. Предчувствуя её, ты будешь покрывать страницу за страницей косыми мёртвыми строчками, которые, как предавшие веру чёрные монахи, перекрасят в свой потусторонний цвет их меловое поле. На такую бесконечность ты обречён. Быть брошенным в море безмолвствия при безупречной ясности ума. Иметь крепкую лодку, но не иметь второго весла. Тебе не высадиться на землю: Берег - недостижимый, Даль - непостижимая. Ты пребываешь в вечности.
(30.05 2009)
Thursday, May 21st, 2009
2:14 pm
Полусны
О, дни мои мертвые! Ночь надвигается -
И я оживаю. И жизнь моя - сны.
(Зинаида Гиппиус "Сны")

* * *
Ступаю в ночь. Звезда искрится в моих уверенных руках.
Узнаю дочь – в окно стучится (пропавший ветер в небесах
Найдёт дорогу к моим спицам – я буду жить и в полуснах).

Узнаю дочь – тебе родиться в любви бездомной, без вины.
Ведь нам с тобой не ошибиться - тебе вверяю свои сны.
Бездомный гость; невинны лица её хозяйки и слуги.
.......................................................
.......................................................
Её порог цветами выстлан, в беседке розовой – ключи:
Не просто быть порою чистой среди духов и пустоты.
Тома распахнутых свиданий фантазий ветреных полны.

Не просто быть, но быть небрежно наивной в будничных венках,
Себя простить за грусть, за вечность, за страх в неволящих стенах.
И перелистывать поспешно стихи оправдывающих нас.
(20.05.09)
Saturday, May 9th, 2009
10:31 am
Утренний кофе
Хочу стихами до рассвета любить тебя за чистоту. Хочу принять весну за лето: я для тебя - себя найду!
Не верны тюрьмам: мы - поэты, любить согласны за версту, но ты не Кай, и я не Герда - я обрету тебя, приму в покоях лунных, брат от века, хрусталь в потоки обращу.
Бессильно слово.
Нервно эхо –
Я ожиданье молча пронесу.

Не верно всё. В такую непогоду приятно назло дождю остаться дома. Пить горячий кофе с молоком и таять дыханием пломбира. Забыть за этим приятным занятием обо всём, что с тобой должно неизбежно случиться завтра, послезавтра, а может быть, и сегодня вечером. Поддаться меланхолии и угадывать в пчеле греческую нимфу, впечатляться грустью природы и красить мечтой скучающую действительность. Как зыбко твоё одиночество, как непостоянно твоё отсутствие. Тебе кажется, что ты окружён, но это бесплотные тени, тебе кажется, что ты растворён, но это мимолётное отвлечение от формы, боязнь потеряться тут же вернёт тебя к человеку. Но то, во что ты так влюблён, рисует в воображении фантастические картины покоя, где ничто не знает своего возраста, где предметы, подобно запаху, легко подхватываются ветром и рассеиваются в воздухе, может быть, никогда больше не возникая, не возвращаясь, – ты тонешь в неуловимости бытия, тебя созерцают тысячи вселенных, ты очарован Всеобщим.

И кто мне скажет, что я не о Любви

(утро 8 мая)
Monday, May 4th, 2009
2:58 pm
Как стать психом?
Заметки из российской ЖЖизни
Про ЖЖ - в неглиже
:


http://www.psihi.ru/funny/news/psyholj.htmCollapse )
Friday, May 1st, 2009
9:35 pm
Не важно

Не важно теперь, кто стоит за твоей спиной. Даже если оступишься, не протянет руки тот слепой, кто когда-то (во тьме) постоянно следил за тобой и раскрашивал серые камни под цветущей водой.
Наши кисти в твоей акварели не желают полотен касаться, и меня твои дивные звери перестали во сне опасаться. И не важно теперь скольких строчек мне стоит остаться: от сожжённой мечты перестанут костры заниматься.

Трон невидимый я называла судьбой,
ствол распиленный я врачевала слезой,
стон неслышимый я издавала с тобой…

Ты любил меня – я просыпалась босой.
Я рассыпалась росой.
Я распускалась косой.

(30.04.09)
Friday, April 17th, 2009
10:40 pm
Теперь
Нас лето зимой укрывало не небом остылым в мороз. И солнце не воду шептало, а пело растопленный воск.
Кипело, лилось, обжигало. Боялись касаний руки. Теперь наше море устало - не всплыли объятий венки -
и я тебя вновь потеряла, и ты меня снова не жди.
(17.04.05)

.....
В лоб целовать - заботу стереть.
В лоб целую.

В глаза целовать - бессонницу снять.
В глаза целую.

В губы целовать - водой напоить.
В губы целую.

В лоб целовать - память стереть.
В лоб целую.
(с) Марина Цветаева
Monday, April 6th, 2009
4:56 pm
Романтический гений (позвольте)
Где человек, там и романтизм… (В.Г. Белинский)

Есть «существенность» и есть мир внутри нас.
Прозаическая действительность убога, мелка, неподлинна, не желаема, избегаема романтическими душами. Русские романтики назвали этот бедный мир «существенностью», противопоставляя его прекрасному и поэтичному идеалу, «он – подлинная жизнь, но он живёт лишь в груди художника, «энтузиаста», действительностью же он гоним и в ней недостижим». Человек духа в прозаическом мире одинок и беззащитен, печален, и утешить его может только ощущение сопричастности к таинствам природы, духа и искусства. Бальтазар в Гофмановской сказке «Крошка Цахес» свободное от учёбы время проводит в студенческом саду. Огорчённый и возмущённый, обиженный поведением очарованной «толпы» студиозус бежит в лес, там находит участие в шелесте листвы, безмолвной для его друзей-студентов и даже для профессора естественных наук, ручей журчит сочувствующим шёпотом, звёздное небо, мерцая, приготовилось слушать. Тоскуя под сенью деревьев, он получает обнадёживающие вести, вселяющие веру в победу над колдовскими чарами; в лесу именно происходит чудесное и спасительное явление юноше волшебника Проспера Альпануса. Природа музыкальна и идеальна, чиста и честна, её невозможно обмануть, искусить, обольстить, ей же незачем лгать человеку, это не в её природе, она - верный помощник романтических душ.
Романтический герой, свято хранящий «божественную искру», человек, питающий душу идеалом, чище, но не прочнее хрусталя - беззащитен, зачастую наивен, «он сплошь и рядом попадает впросак, и за ним без конца надо следить». В сказках это входит в обязанности волшебников. Они же отмечены неразрывной связью с природой, они будто не совершают ничего без её ведома и участия. Их чудесные дома располагаются в чаще леса, на недоступном простому обывателю холме, с которого хорошо видна картина городской жизни или купающая в себе лучи солнца река. Их верными и незаменимыми помощниками выступают насекомые, птицы, животные и даже природные явления: ветра сопровождают судна, указывая верный путь, дожди увлажняют почву бедных крестьян, солнце уничтожает в шальных головах коварные мысли о зле и мести. Природа и волшебство заодно. Они покровительствуют способным «слышать музыку».
Природа – это символ мудрости, гармонии и закономерности. Природа – великая книга, создателем которой является божественная сила. Природа – это откровение бога людям. Откровение есть истина. Природа – первое слово Бога. Бог – слово.
Природа, волшебство (чудеса), Бог, музыка, книга – правда, помощь, опора, утешение человеку, противопоставленному толпе филистёров, жаждущему справедливости, победы добра над злом, нуждающемуся в поддержке, идущему наперекор вздорным социальным порядкам, стереотипам, человеку, чей внутренний мир открывает связи, ведущие к миру как целому, к «мировой душе»…
«То, что движется в небесных сферах, должно владычествовать и в образах земли, и то же самое волнуется в человеческой груди» (Людовиг Тик). Человек заключает в себе невероятно богатый мир, все достойные познания тайны этого мира присутствуют в его собственной душе уже разрешёнными. Человек заключает в себе всю Вселенную, постижение которой даёт прикоснуться ему к тайнописи природы, «вся история мира дремлет в каждом из нас», - писал романтический философ Г. Стеффенс. Без внешнего мира можно как бы и обойтись (но не затвориться от него), «он весь уже есть в твоём «я» - как «в единой горсти бесконечность», как «небо в чашечке цветка» (Блейк). Но миг свободы от этого мира (действительности) неуловимо краток, он – мечта, фантазия, возвышенный философский образ. Обойтись без мира можно, конечно, только в теории. Рассеявшись, образ оставляет тебя один на один всё с той же жизнью, проклятыми вопросами и светскими хищниками.

«Меня всё приводит к себе самому» (Новалис)


Иисус Христос - романтический герой и волшебник! (одновременно)
Thursday, March 26th, 2009
9:00 pm
"Домолчаться до стихов"
Снотворное и восемь капель мёда. Стрелка часов в никуда.
Я снова рисую ворота и слышу, как льётся вода. Не выпьешь -
не станешь моложе, не скажут, где кончится тьма, а если
предметность дороже - не выйдешь из стен никогда. Пещеры,
тени и боги подземных племён - ерунда. Идеи рождают тревоги,
но напоминают Слова.
И всё реже видишь иконы, но чаще палитры цвета.
(25.03.09)

* * *
О, какие мне снились моря!
Шелестели полынью предгория...
Полно, друг. Ты об этом зря,
Это все реквизит, бутафория.
Но ведь снилось! И я не пойму -
Почему они что-то значили?
Полно, друг. Это все ни к чему.
Мироздание переиначили.
Эта сказочка стала стара,
Потускнели видения ранние,
И давно уж настала пора
Зренья, слуха и понимания.
1967
(с) Мария Петровых
Wednesday, March 25th, 2009
7:29 pm
послание в прозе/не станет услышанным
Во мне восемь пугливых женщин быть вне Тебя не хотят.
Сворачиваться калачиком, укрываться твоими робкими руками и одним на двоих одеялом. Чувствовать телом тело, пить из тебя тепло – переливаться друг в друга. И верить, как постепенно всё превращается в хаос, и ты с этим хаосом сливаешься, сам становишься беспорядочно вездесущим и не противостоящим. Всё становится тобой, и ты становишься Всем.
Всё вокруг – это Любовь. Надо слиться с Природой, чтобы вполне осознать всю её Радость к нам. Надо слиться с Тобой, чтобы вполне осознать всю невозможность быть вне Тебя.
Безумством кажется то, что происходит без вмешательства разума, то, что происходит мгновенно – необдуманно, спонтанно – непреднамеренно, может быть, интуитивно, на грани «чувствования». Но как не поверить, не довериться, «чувству». А если оно раздвоено, и оба конца смутны.
Да, испытания либо разводят, либо сближают души. Мне казалось, нам скоро стать Целым…

Во мне девять юных мудрецов быть без Тебя не велят. И во мне
десять младенцев, которые спешат переписать мою историю.
Friday, March 20th, 2009
8:48 pm
Рассыпалось расшитым
Рассыпалось.
Непрочной выдалась весна,
Расшитым лето иглою для письма -
Три месяца раздробленных зеркал,
В которых Бог зимою зимовал.
Не вынуть слов:
нет места в сундуке словам,
страницы вторят проливным дождям.
Оплакан вечер:
без тебя -
пропал.
Бог тушит свечи:
без тебя
не спал.

Слагал молитвы.
И бросал в костёр
сухие листья,
чтобы плутал актёр.
(20 марта, 2009)
Wednesday, March 18th, 2009
8:56 pm
"одетые в воздух", романтики и сказки
Прозрачный капроновый вечер,
Его отражение в руках.
На чистых страницах предплечий
Рисуется вечности взмах.

Не правы усталые веки,
Твой разум потерян не в снах,
Но стелется дым - ты Монтекки,
Джульетту целуешь в мечтах.

Ты принц из английских трагедий -
Сомнения тон на губах
Болезненно алый. Ты гений,
Но ляжет капканом твой страх.

Безлунной фарфоровой ночью
Под уличный шёпот гитар
Я буду фаянсовой речью
Являться тебе, мой Яльмар.
(4 марта, 2009)
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com