April 17th, 2007

музыканты

в дипломе по уши, мозгов ни на что, кроме него, не остается, так что извините (

О полосатых котах и розовых маргаритках.


Ты когда-нибудь замечал, как упорно тянутся к свету крохотные маргаритки, которые растут вдоль узенькой дорожки на старой даче? Какой-нибудь метровый гладиолус или лилия могут позволить себе вянуть или болеть, они – нет. Тянутся к солнцу, страдают комплексом Наполеона и живут. Маргаритки мне нравятся больше, чем все капризные дачные цветы вместе взятые.

Это была первая любовь - кот, как он есть. Полосатый, кругломордый, огненно-желтоглазый и беспринципный. Как виртуозно он тащил со стола колбасу! Но зверюга была с принципами: каждое утро он клал на крыльцо свежую крысу, а убедившись, что папа ее видел, уносил и съедал. Иногда к крысе прилагались порванное ухо или растерзанная в сражениях грудь. Боевой кот ни разу когтем не тронул ни меня, ни брата, которые таскали его по полу за одну лапу, стригли усы и мотали, держа за хвост над лестничным пролетом.
Один раз не успел выйти на улицу – сделал лужу на пороге, не со зла, а от старости. После этого ушел и не вернулся. Я плакала.
А полосатых котов обожаю до сих пор. Млею темных штрихов на сером лбу и заглядываю каждому полосатику в большие глаза.

Знаешь, именно россыпь маргариток вдоль пыльной дорожки доказывает мне, что лето есть. Только иногда мне очень не хватает знакомой полосатой морды между мохнатыми бело-розовыми рядами.