February 20th, 2007

музыканты

мрачно: Зато я улыбаюсь хорошо.

Мой новый темно-рыжий цвет волос не был сегодня никем и никак прокомментирован.
Два варианта: то ли он слишком на мне логичен, и потому незаметно, то ли настолько плохо, что никто не захотел его заметить.
А мне нравится – вечерами у меня с ним случаются зеленые глаза. Моя неосуществимая мечта.
Не надо про линзы. Хочу проснуться, распахнуть глаза - «широко распахнуть зеленые глаза». И ладно, были б свои точно карие или ярко-голубые. Нет. Коричнево-зеленые у меня глаза. Не разного цвета каждый глаз, одинакового, но смешанного. Половина от одного деда, половина от другого. Вроде и не совсем карие, но и не зелень. Близок локоть, да не укусишь (простите великодушно, я сегодня отчего-то разговариваю поговорками и пословицами).
Откуда вдруг такие идеалы? Понятия не имею, может из литературы? Герои (и героини) с зелеными глазами – это всегда что-то непростое, это, чтоб вы знали, интрига обязательно! Но, если раскинуть мозгами (а они к зеленым глазам прилагаются всегда, в отличие от голубых – там варианты), то много чего можно было набраться: и волос густых, и носиков греческих, и талий в сорок сантиметров. Разрезом и размером глаз логично было бы озаботиться. Но это мне как-то по барабану. Что-то в своей внешности я могу кардинально поменять, с чем-то тупо смириться, а вот цвет глаз мучает меня темными вечерами и солнечным утром.
Говорят иногда: «Саида, да у тебя зеленые глаза, никогда раньше не замечал!» Обычно не совсем тот был момент, чтоб за зеркалом тянуться, да и посмотришься – не то уже.
Так и мучаюсь со своими непонятно-болотного цвета радужками, или как они там называются с офтальмологической точки зрения.