Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

курю

(no subject)

(неожиданное путешествие)

В ожидании начала фильма, мы сидели в баре кинотеатра. Ели роллы, пили пиво, курили.
- Мне здесь неуютно, - жаловался я Киллеру. - Здесь слишком светло, белые диваны, белые скатерти на столах. И мы с тобою, Саша, единственные, кто курит!
Киллер понимающе хмыкал. Все, кто входил в бар, прежде всего рассматривали его татуировку на черепе. Посетители бара преимущественно были красивыми и хорошо одетыми молодыми людьми. Они сидели на белоснежных диванах, кушали десерты и пили вино. Они не курили.
На мне была олимпийка LONSDALE, на Киллере - олимпийка ADIDAS. От нас пахло сигаретным дымом. Время от времени, мы сквернословили и смеялись.

Следующей ночью я, Киллер и Банан топтались у входа в ночной магазин. Мы долго не могли определиться, сколько "сникерсов" нам нужно купить - два или четыре. Втроём, мы были похожи на горных троллей из того самого фильма - трёх троллей, по глупости своей окаменевших в лучах рассвета.
курю

(no subject)

Деньги для Гориса (спасибо друзьям) кое-как собрали. Заходил за деньгами Эдик Срапионов. Рассказал, что уже полгода живёт то у родителей, то - по подвалам...

Гибнет человек на глазах, и хоть бы-кто нибудь этим был обеспокоен!

Никогда не пойму его супругу - мать их общего ребёнка, однажды выставившую Эдика из квартиры. Отчего-то все однажды с лёгкостью приняли постыдное, низкое суждение вроде "человек сам виноват в том, что с ним происходит". Возможно, человек и виноват. Но есть же мы, люди, вокруг! Близкие, неблизкие, но - люди. Отпускать человека так - это же форменное людоедство, уж извините...
курю

(no subject)

Преферанс онлайн, кстати - превосходное средство релаксации: невидимые непьющие партнёры, мозги отдыхают, на место становятся, а утром - никакого похмелья. Главное - не увлекаться и не играть более одной игры перед сном.
курю

(no subject)

Вот прочитал:

"Планету подвергли гипнозу. Все серьезные вопросы вдруг оказались изгнаны из мирового мейнстрима. Каждой реальной проблеме Человечества подобрали идиотского третьестепенного двойника и стали его раскручивать, как Билана.

Неравенство росло -- но "борьба за равенство" стала означать борьбу загорелых геев за загс. Индейцев и африканцев продолжали грабить в их тропических лесах -- но прогрессисты теперь впрягались только за леса. От социальной чумы -- туберкулёза -- продолжили загибаться миллионы, но Чумой Века объявили дискотечную болезнь СПИД. Величайшим певцом современности стал танцор Майкл Джексон, летающий над сценою и живущий на питерпэновской даче Neverland.

Где-то ученые продолжали воевать с саранчою за урожай. Где-то бомбили города. В реальности продолжалась все та же потная и кровавая история, но ее тупо перестали замечать.

Чтобы Человечество случайно не освободилось от гипноза, враги создали фальшивый идеал Свободного Человека. Им стал мелкий клерк, таящий в себе пластичного короля вечеринок. Его главной добродетелью было признано умение оттягиваться в пятницу и не отсвечивать во все прочие дни. Так были выведены козлопэны, быстро освоившие сальсу, румбу и капоэйру, читающие мудрые книги Коэльо -- не знающие точно, с кем сейчас воюет их страна и что такое прибавочная стоимость."


Но это не инопланетяне. Это существа помельче, но с массмедиа в руках. Говорят о защите экологии и вырубают рощу в Утрише, перестраивают Лиманчик. Говорят о поддержке малого бизнеса - и тут же издают законы, от которых на стенку люди лезут. Говорят о демократии - и превентивно гасят "несогласных".
курю

(no subject)

Утром в маршрутке подслушал разговор двух подруг:
- Я хочу, чтобы он был умный. И чтобы меня любил...
- Одно другому противоречит...

Обе подруги - строгие такие, в очках, в руках портфельчики. Ехали в сторону Западного. Может, мехмат?
курю

(no subject)

В "Книжном мире" книги Минаева продаются как "острая социальная проза".
Я разнервничался и купил "Историю казачества".
курю

(no subject)

Пришел вчера Третьяков и принёс пластинку:



Первый студийный альбом.
Сидели, слушали. Студийный звук на концертный не похож совершенно.
- Что у тебя с голосом? - спрашиваю. Местами Денис блеет, как Гребенщиков.
- Ну, это ж студия, можно петь и не напрягаться...
На обложке - мужик бородатый. Надо понимать, Лакоон. Какие-то сети из воды тянет. Сам - на Псоя Короленко похож. На заднем плане - церквушка, вместо крестов - кроты. Ну, здесь всё понятно: "Господь наш - крот, великий крот, он нас не видит"...

В общем, по-взрослому всё.

- Подпиши мне пластинку, - прошу.
Написал что-то. Прямо на лбу у мужика.

- Я в кабинете у Проханова был. Дай, думаю, посмотрю, что за кабинет у спасителя русского народа... А у него там на стенах абстрактная живопись семидесятых. Хуи какие-то, кляксы. Полное отсутствие вкуса. Стол, на столе, кроме телефона, ничего нет. Писатель, а? Под столом - мусорная корзина, в ней книги. Он книги читает и в мусор выбрасывает прочитанные. Покопался в них, говно какое-то. Одну хорошую нашел: песни о вождях северо-корейского народа. С нотами и русским переводом. "Ким Чен Ир, восходящее солнце", всё такое. Взял себе, хочу Толстолуцкому подарить...

Бумага у пластиночной обложки плотная, глянцевая, подпись стёрлась. Осталось "Великому Кошкину" с невнятной кляксой между "кошкиным" и "великим".
курю

(no subject)

Пересматривал соловьёвскую "Ассу" вместе с человеком (человеку 27 лет), который видел этот фильм впервые. Человек любит русский рок, фильмы Алехандро Гонсалеса Иньяриту и крепкий алкоголь. Лояльный, в общем, человек.

Человек "Ассу" до конца досмотреть не смог. В "музыкальных паузах" делал кислую мину. "Здравствуй, мальчик Бананан!" слушал в недоумении , на "ВВС" же попросил выключить фильм. Не дожил до Цоя, в общем. Впрочем, Цоя человек тоже не жалует.

А ведь действительно, попытка Соловьёва всунуть в фильм элементы некой тогдашней "молодёжной" субкультуры совершенно провальна. Она настолько неестественна, что даже человек, с этой субкультурой не знакомый, это чувствует, чувствует неправдоподобность, неестественность. "Ты смотри этот фильм следующим образом" - предлагаю я человеку, - "Вот есть в фильме нормальный люди, среди которых и негр Витя, и менты, и Бананан, и даже Цой, а есть ИНОПЛАНЕТЯНЕ - Крымов, Баширов, крымовские чуваки, карлики, Друбич. Смотри: Крымов всё время хочет что-то посчитать, измерить пространство; возможно, для него это - поиск некого важного для него равновесия... Послушай: они, инопланетяне, даже разговаривают друг с другом и людьми по-особенному, и выглядят не как люди"... Шучу, а сам думаю: действительно, здорово было бы, если б после выстрела в Крымова Друбич скрылась бы в небе на летающей тарелке. Хотя, вполне возможно, убив "своего", она превратилась в человека и, как вендерсовские ангелы или степанцовский бухгалтер Иванов, обречена, прозябая, коротать жизнь на нашей дурацкой планете.
курю

(no subject)

Дочитал Кончаловского. Преимущественная часть книги - воспоминания в духе Дарьи Аслановой или, там, Лимонова: "я и великие люди". Напоследок - несколько эссе о "вечных вопросах": кто такие мужчины, женщины, критики, Бог, и какие беды ожидают человечество в ближайшем будущем.

Со всей своей безудержной склонностью к примитивизации и потрясающим занудством, Кончаловский кажется мне человеком беззлобным, добрым. И рассуждает он, в принципе, здраво. Странно, что до сих пор он, подобно Вулфу или Радзинскому (или его, Кончаловского, супруге), не ведёт передачи по ТВ. Мог бы рассказывать, как Марлон Брандо мяукал из-под стола, а Бунюэль пил водку, сидя в грязном халате... Я б смотрел.

Тронула же меня приведённая в книге цитата Сороса: "Не уверенные в собственных принципах люди всё в большей степени полагаются на деньги и на успех как критерий ценности. Считается, что лучше то, что дороже... Предмет, который ранее был средством обмена (это про деньги) узурпировал место основополагающих ценностей, диаметрально перевернув отношения, постулированные экономической теорией. Культ успеха вытеснил веру в принципы".

Вот это уже серьёзно.
курю

(no subject)

Время от времени (сидя в туалете) читаю "Низкие истины" Андрона Кончаловского. События прорастают событиями, люди приходят, уходят, пластичная девушка с родинкой оказывается Синди Кроуфорд, Тарковский зажимает галстук-"бабочку", Малявина убивает своего мужа. Маркес отдыхает на подоконнике.