?

Log in

No account? Create an account

Ветрено

Из падения байка: я помню стук челюсти (осталась на месте), руль, выкручивающийся о гравий, и невыключенный мотор валяющегося на боку скутера. Помню как дрожащими руками выключал зажигание. Как собиралсь местные вокруг нас. Все эти раскиданные вещи-шлемы-рюкзаки, побелевшее лицо К. с синими губами (жива, цела, близка к обмороку). Боль, точки перед глазами, ощущение, что время слишком быстро проходит, нужно дойти хотя бы в аптеку, хотя бы залить вот эти две глубокие антибиотиком, а я не могу идти, мы посреди каких-то мелких деревень и все такое. Что даже собрать все эти вещи, да впрочем пофиг, дайте я просто лягу на асфальт. Все равно ничего нельзя ускорить или изменить — наверное кто нибудь нам поможет. И только объектив Зенит, въехавший ровнехонько в щебень, цел как никогда.

5 дней спустя я думаю, что кризис происходит по всем фронтам. Кладешь байк, пьешь антибиотики пополам с анаболиками, остаешься без работы, виза скоро закончится, а впереди дорога в гору и жизнь никто не отменял. Можно отменить дорогу, но не хочется. Можно не принимать решений, но нельзя.

Вдохновение приходит простым осознанием что все это — нормально.

Просто нормально.

small-P2150006

Tags:

Цвет ночи

На себя нужно решаться, как на подвиг. как на неизвестное, на билеты в один конец.

* * *

Мир пахнет ночным дождем и океанской солью. Он добр примерно так же, как добр океан — он никогда не утопит тебя из-за того, что ты ему не нравишься. Этому у него можно поучиться.

* * *

Люди с большим сердцем.

* * *

Та не сворачивай, похуй шо поздно. Пошли покатаемся!..

- - -

Та ты ебашь, ебашь, ну шо ты бросил гашетку? Та не бросай её так резко, теперь газуй... Да похуй что автобус на встречке, он же в своей полосе, он тебя видит. Ну шо, шо слепит? Наклони бедрами. Наклони еще. Да ебашь ты смело! Нормально, теперь давай 80...

* * *

На пустом пляже мы разделись и бросились в волны. Светила луна, двухметровые валы оборушивались на берег и растекались по нему тестом, затягивая нас в океан. Мне показалось, что в воде планктон. Мы пошли до глубины, первая же волна отбросила на пару метров назад. Под вторую я нырнул, огромный многотонный вал пронесся над моей спиной, чуть зацепив пятки. Где-то справа то же проделывал Мурад.

Чернота. Вода, небо, глубина — все черно. Даже пена кажется черной. Волна закрывается и несется из ночи, пять метров, три, рядом! Вниз — и ничего. Нет движения. Чуть меньше нырни и ты будешь отброшен, закручен, оставлен без возможности сделать следующий вдох.

Даже после серфа это тяжело.

Вдох. Пару гребков вперед. Следующая тяжелая волна обрамляется пеной, по которой пробегает молния то ли луны, то ли планктона. За ним мы и плывем, но кажется, не доплывем.

Страшно поворачиваться к океану спиной. Теперь из черноты накатывает только звук. Не успеешь нырнуть, когда он станет рокотом у затылка — океан превратит тебя, как русалку, отказавшуюся от рыбьей доли, в пену. Страшно, потому что под водой проводишь времени больше чем над, и везде чернота.

Мы на мелководье, опять стоим в молоке пены, держать друг за друга, стекающая масса воды тянет нас назад, мы упираемся и смеемся. Ночь, полная дикости.

* * *

Летим обратно. Мои напряженные пальцы до отказа выжимают гашетку хонды. Пытаюсь расслабить руку, от кисти и вверх по плечу до сустава. Ветер бьет в живот, в мягкое ниже твердых ребер. Я вижу как свивается внутри энергия, пульсирует жизнь, совершенно не боящаяся смерти. Жизнь смеется. Ей хочется распускаться, как цветку, а не думать о том, что её цветок не вечен. Ей хочется успеть распуститься, прежде чем умереть.

Tags:

Jan. 22nd, 2015

вот так будешь сидеть в комфорте (и гордыне), а кто-то в другой части острова продолжит мокнуть больной на пляже без копейки денег, потому что ты сказал кучу слов, но те, которые нашли бесплатную крышу, сообразил сказать слишком поздно.

выйди же в сеть!

добро должно быть с пистолетом. или с хлебом. или с готовностью положить чью-то голову себе на колени. Ходить и балаболить о просветлении-то все могут.

кажется

Кажется, так немного всего произошло. Вот только недавно я познакомился с испанкой Беатрис, нарисовал лого на воротах ее дайвцентра, и вместе с ее парнем и тремя французами-биологами ходил по океану за стаей дельфинов.

Вроде совсем недавно уехал из Кальпитии. Вроде бы не много снимал и того меньше снял. Висел дней 9 в Нилавели, проделал сколько-то работы, сноркеллил первый раз в жизни, встретился даже с саибабой (теперь знаю что за фрукт), что-то понял, что-то и отпустил. Вроде и не события даже, но с каждым новым местом и встречей колесо словно проворачивается еще немного, неумолимо делая прошлое — прошлым. Тем, что можно видеть, но уже нельзя дотянуться.

В Цейлоне с неукоснительной точностью исполняется задуманное. События, совпадения, люди, ситуации, сложившиеся как и когда надо без баттхерта с моей стороны. (Видимо, дорогому Мрзд действительно нужно писать конструктивные письма.) Вот даже футболка с совушкой пришла, новая, моего размера, из Тая, бесплатно (и еще одна с черепахой, до кучи). Я задумался о новой одежде, еще когда наивно полагал что лечу в Индию, где что угодно можно купить задешево — а тут мало что цены как в Москве, так еще и местная мода хуже местной кухни. Ну вот, пожалуйста. Внезапно снова замечательные люди, дом в горах, разговоры, пои, всё хорошо. Я начинаю подозревать, что дело совсем не в Цейлоне.

Утром — на вторую по высоте вершину на Ланке. Вершины тут детские, но надеюсь, хоть за облака зайдем.

Если кто хочет побыть моим двойником в Москве -- дайте знать, ага?

Сии ю, маффины (:

Tags:

Селфи с оленем было только началом истории. Вернее, началом было то, что я отправился на ночь глядя из Нилавели в Тринко за едой (Тринкомали -- портовый город, а Нилавели деревня, в которой ничего нет). Подвез меня сингальский архитектор, который неведомым образом работает с Дюссельдорфом (карточки у него увы не было), солнце по правому борту рыжим апельсином садилось за индуистские храмы (наконец-то и они встретились), ровно в 6 оно скрылось за очередной башенкой, в 6.30 меня оставили в городе, а ещё наступила ночь. В 7 ночь стала совсем темной, и я наткнулся на двух оленей с огромными рогами, которыми они чесали друг друга. Тот факт, что по городу ходят два диких оленя, нимало не смущал сингальцев. Олени учуяли еду, перестали чесаться и полезли носами в мой пакет. Я отщипнул им хлеба и попытался сделать селфи. Пока я ловил ракурс, рогатые твари начали вырывать пакет у меня из руки, хуже всяких коз (товарищи, если будете делать селфи с диким оленем, не берите с собой еду! Они ее сожрут. Возьмите карамельку, отдайте оленю и обнимите его за шею, -- всем хорошо). От них пришлось натурально убегать, вероятно их там, как и собак, не кормят посреди города...

В общем, вчера был жук, который летал в стену, сегодня олени... Весь остров покрыт травой, которую им можно есть, зачем они ищут еду там где асфальт?

Кстати, что делают олени в тропиках? Они же северные животные, на них Санта возит подарки, откуда они на тропическом, черт побери, острове?

* * *

Через два часа я бежал через глубокую ночь за последним автобусом, размахивая белыми пакетами с 7 кг еды. Сначала бежал, а потом ехал на туктуке, который, вырулив из потока, решил помочь мне догнать автобус. Оказалось, что автобус не тот, и добрый туктукер высадил меня на правильном повороте. Следующим ко мне подъехал мальчик лет 8. Помните шутку про челябинский велосипед? Вот почти на таком. Нилавели бас гоу! Сказаль мальчик лет 8 и махнул рукой в ночь. Мы прошли вместе 200 метров. Чувак, до Нилавели 15 км, мы так не дойдем -- сказал я на упрощенном английском.  В ответ на что мальчик слез со своего чудо-вела и показал мне на седло. Ай? -- Мальчик кивнул. Бэгз? -- Мальчик показал на себя, на заднее крыло и на мои пакеты. Я представил себе, как восьмилетний ребенок будет ехать на заднем крыле своего собственного вела (багажника не было, конечно), держа одной рукой 7 килограмм моей еды; что-то в этой картине не вязалось с реальностью. Была не была! вздохнул я, и повесил два пакета из трех на руль, один полегче отдал ему. Если начнут болтаться, мы оба улетим под туктук. Ладно, может, не начнут. И мы поехали. Было страшно.

Велосипед, разумеется, был мал мне буквально во всём, я старался не задевать ногами сумки и ехать быстро, не очень понимая, докуда мы едем -- до самого Нилавели?? Шриланка -- страна, где если не знают языка, то не особо и расспрашивают. Либо ты делаешь, либо нет. Боялся оглядываться (вырулю не туда, справа несутся туктуки, слева бетонная канава, темно глаз выколи, а на моем заднем крыле сидит беззаботный маленький ребенок, и вообще-то его жизнь сейчас в моих руках, на которых еще кстати шрамы от предыдущей встречи с туктуком не зажили), но судя по теням от встречных фар, ребенок был на месте. Никто не удивлялся -- машины бибикали, предупреждая, что они сейчас обгонят, дитё держалось сзади (не знаю как) и отвечало Йес на мои Ю тдере мэн? Восторг! Неописуемый восторг отпустить наконец грань разумного и просто делать то что нужно прямо сейчас.

Через три километра мелкий бро сказал остановиться, махнул рукой Баз тдере! И укатил обратно в ночь, сияющий не меньше чем я. О благословенная страна где можно наконец понять что можно всё, и возможно всё, и никто не против, и просто делать то что нужно и хочется.

И да, как же здесь красиво. Буквально всё.

Нилавели, полночь, 12 января, Шри Ланка

_MG_7813

Tags:

волны

Я стоял на берегу океана и смотрел в него. Океан накатывал на меня волны, с каждой волной еще немного просаливая шаровары. Задувал ветер, по волнам крылатыми рыбешками бодро носились кайтеры.

И такое пришло понимание: что ничего, ровно ничего не отделяет меня ни от песка, ни от океана, ни от кайтеров, ни вообще ни от чего. Хорошо и спокойно стало от того, что так просто есть.

* * *

Спрашивал себя недавно, почему у N. происходит все так как происходит, я читаю ее письма и думаю «Ого вот это да, детка, где ты, на каких вершинах осознанности, теперь?»; почему со мной, например, случается иная история? И понял -- разные задачи у нас. И поэтому разный опыт дает нам проживать мир. Неважно, чей ярче или волшебнее, потому что во-первых, чем дальше в лес, тем известно что, да к тому же, границы-то, оказывается, нет.

Кандакули, 9 января, вечер, Шри-ланка.

_MG_7819

дип уотер

Подсознание не проведешь.

Что-то я тут заскучал среди безмятежных кокосов. Ехал сегодня на веле в маленький дайв-центр с недетским названием EPIC, выяснять, что за испанка Беатрис подвозила меня вчера, и преподает там Опен Уотер, и зачем-то ухватился за туктук, решивший меня проводить (фиг тут, к слову, без помощи найдешь нужное бунгало среди кокосов). Туктукер сам предложил подержаться за его туктук, чтобы мы ехали быстрее, но ясно же было, что полное безумие. Я держался до третьей колдобины -- одной рукой за него, другой за руль. Третью яму он объехал справа, я слева, и наша встреча ознаменовалась ударом его заднего колеса о мое переднее, полетом вместе с велом под его гравицапу и далее куда-то влево и в землю.

Сначала я думал, что сломал ногу, потому что в таком сочетании тела и велосипеда, почти мгновенно сбросившего 20км/ч до нуля с помощью трения, сложно чего-то не сломать. Оказалось, нога цела. Ощущения в пальцах ноги подсказали, что они, наверное в смятку, но пальцы тоже вроде отделались лишь ушибом. Ну хотя бы фингерсы должны быть в лоскуты -- решил я, но и «носки с подошвой» оказались непонятным образом целы. До спота я как-то доехал на покореженном веле, а там уже разбитые в кровь локти заклеили Беатрис с ее парнем-сингальцем.

Острых ощущений не хватает, вот что. Я вообще подозреваю за собой некую пожизненную сенсорную депривацию, уж очень велик у тела запрос на плотную тактильность... но надо как-то по другому его реализовывать, а не попыткой тесного кинестетического союза с разогнанным туктуком.

Поздний завтрак

Как обухом, нестерпимо захотелось в Москву. К непростым но прекрасным людям, так запросто дающим инструкцию к своему частному; к уже созданным связям, в которые можно бы вдохнуть столько нового; к черноте нашей зимы, такой пустой, что в ней звучен любой звук и любая краска яркая. К простому и уже понятному. И кто упрекнет меня в том, что привыкшему находить выход из своих же лабиринтов хочется чистых и торных путей, приятных здесь и сейчас, да и не суть важно куда ведущих, ибо хоть до следующего перекрестка идти не в потемках и не закоулками...

Автобус Анурадхапура-Путталам, 5 января, тропическая ночь, Цейлон.

Я не помню.

"Я помню было небо, я не помню, где..." БГ

Кажется, если я решу, что мне жизненно необходим пост президента страны, меня занесет куда-то, где случится, например, революция, и после череды страннейших совпадений мне этот пост предложат.

Щедрость твоя так же безмерна как наша глупость.

Почему я никогда радости не просил? Чего только не представлял жизненно необходимым, а о радости не вспоминал. А ведь без этого не едят.

Tags:

Океан

Два первых дня в Кальпитии я пытался доехать до Океана. Он был где-то рядом, казалось, он дышит за пальмами. Мне рисовали дороги, объясняли повороты, но каждый раз, намотав километры по грязи, я возвращался в дом, так и не встретившись с Ним. На второй день у вела пробилось заднее колесо, я долго плутал на лопнувшей покрышке, ища нужный поворот к дому, но все же успел вернуться до темноты.

На третий день, взяв очередную карту, я снова поехал к Нему. Карта, как обычно, не совпала с действительностью. Я выбросил ее и просто поехал прямо, и через 5 минут я увидел Его волны.

small-00002

Он оказался соленым, огромным и серым. На берегу грудились лодки с глазами и лицами. В соседней лагунке, где не было местных, я разделся и вошел в Него. Казалось, этой мощи нет конца. Казалось, он бесконечен, прибрежная вода мутна, и чтобы познать его, нужно все время. Но я знал, что это не важно, что достаточно познать себя через общение с Ним.

Очень резко усилился ветер и ушел свет. Я не знал, как поведут себя волны через пять минут, сколько осталось видимости, и не оттащит ли меня от берега так, что я буду барахтаться до темноты, борясь с откатывающейся волной. Развернувшись, я выплыл обратно на мелководье, оделся, вывел вел на дорогу и отправился к дому, объезжая огромные рыжие лужи. В которых кстати почил мой телефон, наверное, в той, что была по верхнюю точку педалей.

small-00005

small-00004

small-00003

Tags: