Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

lanka

(no subject)

Как всегда в тропиках, дождь пошел сразу.

— Может закончится?.. — мне очень не хотелось ехать на байке в дождь, но нужно было завершить дела на пирсе. Назавтра был отъезд из Пхукета.

Но дождь не кончался. Ленивое утро тянулось под серым небом и стуком ливня по крыше. Я поднялся в номер и вытащил из рюкзака синий, уже немного протекающий дождевик. Правая нога ныла после марша по лестнице.

— Возвращайся живым — китаянка Джун щурится на широкой кровати, улыбается и засыпает снова.

Я смотрю на ее жгуче черные волосы и даю сам себе обещание вернуться.

. . .

Дождь стекал по прозрачным очкам и решетил губы маленькими пульками. Дорога была пуста. Несколько километров на ней были только я и пара медленно ползущих пикапов. В последний раз я проехал знакомый серпантин и свернул налево за буддийским храмом. Деревня при пирсе была мокра и безлюдна. Я остановил байк на знакомой парковке рядом с офисом, и только тогда заметил, что в паре метров от мотоциклов плещется море. Такого высокого прилива на моей памяти еще не было. (Про себя: проверить уровень воды по таблице... Нет смысла).

«Не зальет» — решил я и заблокировал байк.

Дождь шел стеной. Одинокий спидбот с черной крышей качался рядом с нашим неказистым причалом.

Я оставил мотоцикл, косясь уходящий под воду бетонный сход. Из лодки показался плечистый человек в радужном платке.

— Кит?! (Про себя: Да мать их! Значит, тебя не уволили тогда?)

Кэп узнал меня и замахал руками. Улыбаясь, я подошел, и мы обнялись, что не особо водится у тайцев. Его толстые, как лианы, сильные руки ненадолго обняли мою узкую фигуру.

— Ты работаешь со мной завтра, друг?
— Я уезжаю завтра, друг. Теперь я не в команде. Большой удачи тебе! Ка пун каап! (Про себя: Ты был самым чертовски классным капитаном...)

. . .

Над андаманским морем стоял ливень. Я представил как кэп выйдет через час на лодке к островам Кай, исчезнувшим за стеной дождя. В заливе спокойно, но там в море лодку будет швырять на волнах. Возможно, у Беста Третьего в сотый раз сломается мотор, и они будут висеть в болтанке, под проливным дождем, Кит, новый гид и толпа туристов, пока капитан и матросы и будут возиться с двигателем, а вода будет размазывать по палубе солидол и не давать затягивать гайки.

Пока. До нескорого.


Пхукет — Ченгмай, май 2016
lanka

primo. астронавт.

Это было и кончилось. 10 дней танцев, жесткие, как лед на реке весной, бьющийся о ладони нагого тела в черной звонкой воде. Выматывающие, как жаркая трасса, на которой никто не берет. Неизбежные, как остров. Потому что это и был остров. И обещания себе и другим — чтобы совсем никуда нельзя было с него деться.

Один разговор и много-много дыхания в конце концов исправили всё. Когда понимаешь, что делал не так — всегда становится легче. Переживание (пережевывание?) становится опытом, а опыт, это тот компас, с которым можно идти дальше.

На север или на юг? На север под тысячу километров и ощущение тупика в итоге пути. На юг — Пхукет, а если не пойдет, то дальше лежит Малазия, куда недавно перебрался брат моей знакомой, знатный парапланер, которого я как-то заочно помогал вызволить из индийской судебной системы. И ещё друг с фестиваля. И еще друзья по Шри-Ланке. В конце месяца все равно нужно будет делать виза ран — Малазия кажется приятной неизбежностью. Не денется, кажется, никуда. Или я не денусь от ее зовущего южного имени.

А пока компас опыта показал на Пхукет.

Collapse )

lanka

Про то как так вышло, про два часа и свободу

Селфи с оленем было только началом истории. Вернее, началом было то, что я отправился на ночь глядя из Нилавели в Тринко за едой (Тринкомали -- портовый город, а Нилавели деревня, в которой ничего нет). Подвез меня сингальский архитектор, который неведомым образом работает с Дюссельдорфом (карточки у него увы не было), солнце по правому борту рыжим апельсином садилось за индуистские храмы (наконец-то и они встретились), ровно в 6 оно скрылось за очередной башенкой, в 6.30 меня оставили в городе, а ещё наступила ночь. В 7 ночь стала совсем темной, и я наткнулся на двух оленей с огромными рогами, которыми они чесали друг друга. Тот факт, что по городу ходят два диких оленя, нимало не смущал сингальцев. Олени учуяли еду, перестали чесаться и полезли носами в мой пакет. Я отщипнул им хлеба и попытался сделать селфи. Пока я ловил ракурс, рогатые твари начали вырывать пакет у меня из руки, хуже всяких коз (товарищи, если будете делать селфи с диким оленем, не берите с собой еду! Они ее сожрут. Возьмите карамельку, отдайте оленю и обнимите его за шею, -- всем хорошо). От них пришлось натурально убегать, вероятно их там, как и собак, не кормят посреди города...

В общем, вчера был жук, который летал в стену, сегодня олени... Весь остров покрыт травой, которую им можно есть, зачем они ищут еду там где асфальт?

Кстати, что делают олени в тропиках? Они же северные животные, на них Санта возит подарки, откуда они на тропическом, черт побери, острове?

* * *

Через два часа я бежал через глубокую ночь за последним автобусом, размахивая белыми пакетами с 7 кг еды. Сначала бежал, а потом ехал на туктуке, который, вырулив из потока, решил помочь мне догнать автобус. Оказалось, что автобус не тот, и добрый туктукер высадил меня на правильном повороте. Следующим ко мне подъехал мальчик лет 8. Помните шутку про челябинский велосипед? Вот почти на таком. Нилавели бас гоу! Сказаль мальчик лет 8 и махнул рукой в ночь. Мы прошли вместе 200 метров. Чувак, до Нилавели 15 км, мы так не дойдем -- сказал я на упрощенном английском.  В ответ на что мальчик слез со своего чудо-вела и показал мне на седло. Ай? -- Мальчик кивнул. Бэгз? -- Мальчик показал на себя, на заднее крыло и на мои пакеты. Я представил себе, как восьмилетний ребенок будет ехать на заднем крыле своего собственного вела (багажника не было, конечно), держа одной рукой 7 килограмм моей еды; что-то в этой картине не вязалось с реальностью. Была не была! вздохнул я, и повесил два пакета из трех на руль, один полегче отдал ему. Если начнут болтаться, мы оба улетим под туктук. Ладно, может, не начнут. И мы поехали. Было страшно.

Велосипед, разумеется, был мал мне буквально во всём, я старался не задевать ногами сумки и ехать быстро, не очень понимая, докуда мы едем -- до самого Нилавели?? Шриланка -- страна, где если не знают языка, то не особо и расспрашивают. Либо ты делаешь, либо нет. Боялся оглядываться (вырулю не туда, справа несутся туктуки, слева бетонная канава, темно глаз выколи, а на моем заднем крыле сидит беззаботный маленький ребенок, и вообще-то его жизнь сейчас в моих руках, на которых еще кстати шрамы от предыдущей встречи с туктуком не зажили), но судя по теням от встречных фар, ребенок был на месте. Никто не удивлялся -- машины бибикали, предупреждая, что они сейчас обгонят, дитё держалось сзади (не знаю как) и отвечало Йес на мои Ю тдере мэн? Восторг! Неописуемый восторг отпустить наконец грань разумного и просто делать то что нужно прямо сейчас.

Через три километра мелкий бро сказал остановиться, махнул рукой Баз тдере! И укатил обратно в ночь, сияющий не меньше чем я. О благословенная страна где можно наконец понять что можно всё, и возможно всё, и никто не против, и просто делать то что нужно и хочется.

И да, как же здесь красиво. Буквально всё.

Нилавели, полночь, 12 января, Шри Ланка

_MG_7813