Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

lanka

Песни острова Макунуду

...Ровно те из нас, кого гибель назначит лучшими
были вечно невосприимчивы к похвалам.
Что вы делали, в час когда туча закрыла небо? Обнявшись, слушали,
как деревья ломаются напополам. (Вера)

Да
lanka

Последнее для К.

Мне кажется что меня оставили без руки,
и теперь покупать протез, прикручивать проводки,
и осваивать новую из карбона и стали,
нечувствительную к теплу и холоду, как на грех,
но зато без этих других помех,
сильную — лишь бы вовремя заряжали.

Мне кажется меня оставили без потерь и прочих уз
потому что only when you got nothing babe you got nothing to lose
моя новая, не чувствующая тепла, барабанит блюз
даже кожей медленно обрастает

Мне кажется я не человек, — механизм состоящий из ран и жил
чем я дольше живу, тем я больше джинса и пепел
если я чего-то и заслужил
это чувствовать как по пальцам течет инжир —
даже по искусственным по этим.

Знаешь,
посмотреть: так ее теперь и не отличишь...
Можно на спор: типа, Джек, ставлю десять против твоих,
я однажды лишился руки; угадай, какая?

lanka

проблема простого

Чуваки, вот у меня тут не так давно был офигенный секс. Прямо как в Shortbus -- сначала реальность бурлила и выпячивалась, как в кислотном трипе, но настал момент когда «само время остановилось», и все сущее растворилось за глиняными стенкам чего-то, внутри чего мы были пустотой и тишиной, бесконечной как вселенная и маленькой как тычинка, и этой тишине невозможно было отпустить друг друга, потому что тогда бы она, прекрасная, как симфония без звуков, закончилась бы -- но наши соприкоснувшиеся тела удерживали мир таким, пустым и несуществующим, еще час или около, и тишина все звучала и звучала безмолвной музыкой прямо в нас, прямо нами. А когда обычная реальность вернулась -- ко мне она вернулась потерянными воспоминаниями из детства, невероятно как выплывшими из небытия в цвете, форме и звуке.

И все это путешествие конечно же было дофаминово-окситоциново-серотониново и даже ацетилхолиновым (отвечающим как раз за память) трипом -- и наверное трипом еще двух-трех разных слов, которых я не знаю... Но вы понимаете.

Не само. Самолет условно способен принести летчика куда ему надо -- но для этого летчику нужно как минимум научиться управлять самолетом. Сам собою самолет никого никуда не доставит.

Это не дофамин и не окситоцин и не серотонин делают вас счастливыми. Счастливыми вас делаете вы сами. Своими действиями. Если ваши действия, мотивация, отношение к процессу, к себе, к миру были правильными -- вы переживаете то самое счастье с помощью вот этих вот самых ...инов. Если действия были не те -- извините. «Ины» не будут за вас покорять Эверест, божественно готовить и не менее божественно заниматься любовью. Божественно -- это к нам самим.

А то знаете, все это похоже на крики: «Любая книга состоит из букв! Из обычных букв!»
А мы-то и не подозревали, ага.


Попуститесь, чуваки. Жить (то есть принимать решения, а потом что-то делать, чтобы получить результат) все равно вам, а не серотонину. Хватит уже кричать что эмоции ничего не стоят. Эмоции стоят действий, их породивших.

Любовь -- это результат. Счастье -- это результат. Ярость -- тоже результат.

Идите уже сделайте что-нибудь.
lanka

вода

Я стянул с себя очки, маску, изодранную флиску, зашел в ванную -- грязную майку-поло, включил воду и плеснул на грудь. В зеркале отражается лохматый, мышцы еще вздулись от работы, по ним стекает грязная вода; внешняя сторона рук в порезах и кровопотеках. Только что мы с двухметровым бородачем Пашей зажимали законцовки рангоута, в четыре руки затягивая ручку машины, пока она сдавливала сантиметровые стальные трубки... Упирались, тянули друг друга, сплетались вокруг ее шестерней и рокояти, чтобы найти тот упор и сделать еще пол-оборота. И еще. Я неделю не выбрит, я оборван и бос...

Через сутки будет первая за два года джазовая вечеринка. N. как-то сказала, что два самых сильных страха в ее жизни были: быть пассажиром на мотоцикле, который едет по разбитым гималайским дорогам, и заднее колесо время от времени (на мгновения) зависает над бездной, и в первый раз выйти танцевать Линди Хоп. Страшнее этого для нее тогда не было ничего.

Если раз за разом видеть под собой пропасть, перестанет ли тело бояться? Перестал ли танец быть моим самым большим откровением и страхом? Стал ли мой танец -- танцем?

Вот и увидим.