Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

lanka

(no subject)

Не страдать
не сложнее, чем не сутулиться:
не отводишь глаза
когда говоришь, рук
не держишь в карманах.

Здесь улыбаются только глазами
снаружи тишь
арабская вязь строже, чем полный набор букв
сингалов
похожий на завязи ананасов и на кишмиш.

Дорога — азимут из никуда в нигде.
Не движешься, а только отсчитываешь шаги
в жарком воздухе, запутавшемся в траве
хватает места для сотни лайнеров. И
человеческих жизней, одна из которых — моя.

Позади земля.

Свернувшаяся змеею,
река между горных складей уходит за горизонт.
Нас теперь только двое
(не считая лайнера), и она течет
Потому что она, как и я — живое.

аэропорт в Дубае, 7/3/2015
lanka

проблема простого

Чуваки, вот у меня тут не так давно был офигенный секс. Прямо как в Shortbus -- сначала реальность бурлила и выпячивалась, как в кислотном трипе, но настал момент когда «само время остановилось», и все сущее растворилось за глиняными стенкам чего-то, внутри чего мы были пустотой и тишиной, бесконечной как вселенная и маленькой как тычинка, и этой тишине невозможно было отпустить друг друга, потому что тогда бы она, прекрасная, как симфония без звуков, закончилась бы -- но наши соприкоснувшиеся тела удерживали мир таким, пустым и несуществующим, еще час или около, и тишина все звучала и звучала безмолвной музыкой прямо в нас, прямо нами. А когда обычная реальность вернулась -- ко мне она вернулась потерянными воспоминаниями из детства, невероятно как выплывшими из небытия в цвете, форме и звуке.

И все это путешествие конечно же было дофаминово-окситоциново-серотониново и даже ацетилхолиновым (отвечающим как раз за память) трипом -- и наверное трипом еще двух-трех разных слов, которых я не знаю... Но вы понимаете.

Не само. Самолет условно способен принести летчика куда ему надо -- но для этого летчику нужно как минимум научиться управлять самолетом. Сам собою самолет никого никуда не доставит.

Это не дофамин и не окситоцин и не серотонин делают вас счастливыми. Счастливыми вас делаете вы сами. Своими действиями. Если ваши действия, мотивация, отношение к процессу, к себе, к миру были правильными -- вы переживаете то самое счастье с помощью вот этих вот самых ...инов. Если действия были не те -- извините. «Ины» не будут за вас покорять Эверест, божественно готовить и не менее божественно заниматься любовью. Божественно -- это к нам самим.

А то знаете, все это похоже на крики: «Любая книга состоит из букв! Из обычных букв!»
А мы-то и не подозревали, ага.


Попуститесь, чуваки. Жить (то есть принимать решения, а потом что-то делать, чтобы получить результат) все равно вам, а не серотонину. Хватит уже кричать что эмоции ничего не стоят. Эмоции стоят действий, их породивших.

Любовь -- это результат. Счастье -- это результат. Ярость -- тоже результат.

Идите уже сделайте что-нибудь.
desert

вдох-выдох



Случайно зайдя на трипстер, проматывал Армению (Степанакерт это разумеется Карабах, а не Азербайджан, гугл не на той стороне баррикад). Такие знакомые называния, которые и не выговорить по памяти, а смотришь на карту -- и кажется был везде.

И не помнишь ни одного места.

Грузию я помню как по нотам. Армения всплывает в памяти поттаявшим айзбергом, который вроде и случился, а вроде и прошел, мимо, сном.

Меня там не было. Мое тело без меня ночевало в старых храмах, трогало камни древних пещер, фотографировало принесенных в жертву кур в старых православных церквах, выстукивало долотом дорожку по незаконченному хачкару. Меня там не было. Все эти названия будто пронеслись мимо меня, дождь с Севана смыл не меня, не мою кожу тот же Севан сжег холодным горным солнцем неделю спустя. Не я бродил по ереванским трущобам, не я ночевал в Доме для всех, не я обходил зеленых метровых удавчиков на склоне той горы в карабахе, название которой тоже не вспомнить, пока не посмотришь на карту -- и вот оно как родное. Не я забирался в прострелянный минарет в Шуши. Человек с моей внешностью в старом камазе перевалил через размытый перевал из Карабаха в Армению. Человек с моим лицом, руками и глазами сел в самолет Ереван-Москва. У него адски болела  голова, живот, все что могло болеть, кресла стояли катастрофически близко, самолет нес его не туда, куда он хотел. Самолет уносил человека с моим лицом из путешествия, которое так и не началось.

Уносил из никуда в никуда. Было плохо.

«Азейрбайджан. Куда-то. Зачем-то.»
Не азерабайджан. Никуда. Низачем.