?

Log in

No account? Create an account

Цветы для Элджернона

Я проглотил эту книгу, когда автобус проехал от силы половину пути от Малазийской границы до Пхукета. И теперь мне совсем нечего делать. Прекрасный день проходит за окном, пока я трясусь в этом синем ящике, на который поторопился купить билеты, хотя торопится было некуда.

Книга великолепна, тонка, и необратима. Вообще она про мышь, про человека, про людей, и про где-то между.
Крайне рекомендую.



И вот ещё что:

«Не буду притворяться, будто знаю, что такое любовь, но то, что произошло, было больше, чем секс. Меня словно подняло над землей, выше всяких страхов и пыток, я стал частью чего-то большего, чем я сам. Меня вытащили из темницы собственного разума, и я стал частью другого существа. Пронзенная лучом света растаяла окутывавшая мой мозг серая пелена. Как странно, что свет может ослеплять...
Мы любили друг друга. Ночь постепенно превратилась в тихий день. Я лежал рядом с Алисой и размышлял о том, как важна физическая любовь, как необходимо было для нас оказаться в объятиях друг друга, получая и отдавая. Вселенная расширяется – каждая частичка удаляется от другой, швыряя нас в темное и полное одиночества пространство, отрывая нас: ребенка от матери, друга — от друга, направляя каждого по собственной тропе к единственной цели — смерти в одиночестве.
Любовь — противовес этому ужасу, любовь — акт единения и сохранения. Как люди во время шторма держатся за руки, чтобы их не оторвало друг от друга и не смыло в море, так и соединение наших тел стало звеном в цепи, удерживающей нас от движения в пустоту.»

Можно я промолчу о том насколько правдиво всё это

Tags:

loveless

Читаю тут статейку на тему совместных путешествий и работы. По сути, чувак, состоящий в long-term relationship, рассказывает о том, как это, и дает советы о том, как сделать чтобы было круто.

Совет номер семь: найдите возможность и путешествуйте иногда в одиночку. I can't recomment this lesson enough — говорит автор статьи. You have to learn to be uncomfortable and to exist in your own environment. Вам нужно научиться существовать с самим собою в среде, далекой от комфорта.

Круто, что. Мои крайние отношения не выдержали двух недель такого испытания — среда была настолько далекой от комфорта, что К. просто сменила партнера, с того который остался по ту сторону континента, на того, который жил через комнату.

Интересно, что все западные статьи обычно о том, как важно индивидуально стать более осознанным, чтобы из этого состояния более лучше вырастить дерево и более удачно спасти мир, а так же более осмысленно завести семью, начать более свое дело и сложить более 100 журавликов. Про важность постоянного поиска собственной gravity.

А не про то как так поудачнее подстроиться под другого, чтобы была опора, хотя бы временная. Мне кажется, что в той стране, откуда я родом, люди моего поколения и старше именно такой поиск чужой опоры и понимают под словом «отношения». Не удивительно, что конструкция падает, стоит одному в сторону отойти.

Посреди острова Пхукета есть гора, а на горе большой Будда, покрытой мраморной белой плиткой. Вот он, носатенький:



В отличие от Будды, благословляющего шриланкийский город Канди, этот Будда бесплатный. Чтобы добраться до него, нужно преодолеть гору, на которой он сидит. К Будде, если верить карте, ведут две дороги. На самом-то деле дорога только одна. А другая — вовсе и не дорога, а трасса для тренировки езды на квадроциклах. Особенно если с нее сбиться и поехать совсем уж в другую сторону, вот там только квадроциклеры и тренируются.

Там-то, на изрытых бугристых пещаных горках я и выяснил, что у байка не работает один тормоз. И что городские фингерсы по песку скользят на зависть любым конькам на льду. Никогда еще со мной не было такой жести. Байк шел юзом, скатывался боком, скатывался задом (ревя мотором), вставал почти поперек склона, продолжая при этом скользит вниз, вырывался из рук, но все-таки запрыгивал на очередной холм и потом вскачь слетал с него, чтобы так же танцуя впрыгнуть на следующий. Впрыгнуть без кавычек, потому что всё так и было. Не иначе кармическая подготовка к Гималаям.



Все закончилось, когда стало понятно, что дорога совсем уж не дорога к Будде (по крайней мере не к носатенькому из мрамора). Я остановил украинскую пару, заблудившуюся в то же время в тех же джунглях и попросил парня в 4 руки спустить мой байк с нескольких самых жестких горок — казалось, колодки единственного живого тормоза уже расплавились там внизу, с нас капал пот пополам с пылью, пока мы один за другим вытаскивали байки на правильную бетонную дорогу, которая тоже была, но совсем с другой стороны.

Будда сидит себе на вершине горы, вокруг него тайцы неторопясь возводят бетонное нечто огромных размеров, а под Буддой маленький прохладный храм, в котором монахи поют, взявшись за белые ленточки, свисающие с сырых опор. По краю висят колокольцы c медными листиками желаний. Желания стираются, а колокольцы с листиками остаются:





На пешей лестнице к вершине стоит женская богиня с крокодилом, почему-то захотелось ей помолиться. И рядом притулился военный в мундире на уставшем кресле, ну прям Николай II. Таицы почему-то любят рядом с храмами ставить военных в мундирах, не иначе королей (Таиланд, к слову, королевство). Очень странно смотрятся эполеты рядом с ботхиссатвами.



Ботхиссатвы смотрятся впрочем не менее странно:



Слева — воскресный будда, справа — понедельничный. Чтобы все знали, какой где, будды подписаны:



Ну и какая уважающая себя туристическая гора обходится без слонов, право дело?


Покорми слонёнка (за 100 бат).

Между прочим, историческая справка: если вы видели этого человека Будду с таким профилем, то вы видели греко-индийского Будду. Считается, что первые изображения Будды восходят к... грекам. Не спрашивайте (вернее спрашивайте, но не меня, а Википедию (Gandharam type of Buddha image).

Мне греко-индийский Будда мил более всех других. Вот, разыскивается. As seen in the picture:

primo. астронавт.

Это было и кончилось. 10 дней танцев, жесткие, как лед на реке весной, бьющийся о ладони нагого тела в черной звонкой воде. Выматывающие, как жаркая трасса, на которой никто не берет. Неизбежные, как остров. Потому что это и был остров. И обещания себе и другим — чтобы совсем никуда нельзя было с него деться.

Один разговор и много-много дыхания в конце концов исправили всё. Когда понимаешь, что делал не так — всегда становится легче. Переживание (пережевывание?) становится опытом, а опыт, это тот компас, с которым можно идти дальше.

На север или на юг? На север под тысячу километров и ощущение тупика в итоге пути. На юг — Пхукет, а если не пойдет, то дальше лежит Малазия, куда недавно перебрался брат моей знакомой, знатный парапланер, которого я как-то заочно помогал вызволить из индийской судебной системы. И ещё друг с фестиваля. И еще друзья по Шри-Ланке. В конце месяца все равно нужно будет делать виза ран — Малазия кажется приятной неизбежностью. Не денется, кажется, никуда. Или я не денусь от ее зовущего южного имени.

А пока компас опыта показал на Пхукет.

Дальше...Collapse )

Tags:

* * *

ночью трасса расстилается полотном
черного крепдешина с алым
зеркала заливает светом, да хоть ты их открути
и выкинь; они любят тебя —
неужели этого мало?

днем воздух густ и вызноен, как песок
или молоко,
трещина поселилась на шлеме, словно гекко
в доме из листьев пальмы,

жизнь однажды откроет и сразу закроет счет,
все долги твои заплачены наперед
все слова или не нужны или не случайны.

расскажи мне мой свет каково это быть всегда и всему своим
как беречь границы, при этом не знать границ и
быть живым не будучи даже еще седым?

как пропахнуть специями и сладким и кислым соком
как идти танцуя по самой жаркой пыли
покупать у старого тайца воду,
и там же — бензин до полного.

И смеяться.

Пхукет, Таиланд, 18/03/16



Не страдать
не сложнее, чем не сутулиться:
не отводишь глаза
когда говоришь, рук
не держишь в карманах.

Здесь улыбаются только глазами
снаружи тишь
арабская вязь строже, чем полный набор букв
сингалов
похожий на завязи ананасов и на кишмиш.

Дорога — азимут из никуда в нигде.
Не движешься, а только отсчитываешь шаги
в жарком воздухе, запутавшемся в траве
хватает места для сотни лайнеров. И
человеческих жизней, одна из которых — моя.

Позади земля.

Свернувшаяся змеею,
река между горных складей уходит за горизонт.
Нас теперь только двое
(не считая лайнера), и она течет
Потому что она, как и я — живое.

аэропорт в Дубае, 7/3/2015

Tags:

Наслаждайся. Празднуй жизнь. Празднуй свою слабость. Неумелость. Свою нечестность. Отсутствие смыслов. Отсутствие пути. Отсутствие света. Воздуха. Празднуй.

Здесь никого нет, кроме тебя. Все эти лица — твое лицо. Все что вокруг — ты сам. Ничего другого ты не увидишь в зеркале мира. Празднуй это.

Обрети свой стержень. Свою опору. Свою тяжесть. Празднуй ее появление. Празднуй ее отсутствие. Падай, если не можешь стоять. Празднуй это. Вставай, если можешь. Празднуй.

И тогда придет понимание, что все правильно. Пока ты чувствуешь, что всё правильно — не смей останавливаться.

Танцуй. Празднуй себя. Bon courage!

Спасибо Д., Доминго и Всем.



(В заголовке парафраз из В.П.)

Ко-Чанг Ранонг, Таиланд, 15/03/16

***

Что сказать, это карма, беги не беги, не очень-
то поможет, нелепое лето весна и осень
Пелена перед взором, задернутый шторкой мир,
Я транжира транжир

Изошедний до червоточин

Я стараюсь дожить эту зиму; выплёвывая
миражи, дожевать ее кости.

Что тебе рассказать
Я хочу стать намного проще,

Научиться стоять на руках и ещё любви.

7/03/16, ко чанг ранонг

Последнее для К.

Мне кажется что меня оставили без руки,
и теперь покупать протез, прикручивать проводки,
и осваивать новую из карбона и стали,
нечувствительную к теплу и холоду, как на грех,
но зато без этих других помех,
сильную — лишь бы вовремя заряжали.

Мне кажется меня оставили без потерь и прочих уз
потому что only when you got nothing babe you got nothing to lose
моя новая, не чувствующая тепла, барабанит блюз
даже кожей медленно обрастает

Мне кажется я не человек, — механизм состоящий из ран и жил
чем я дольше живу, тем я больше джинса и пепел
если я чего-то и заслужил
это чувствовать как по пальцам течет инжир —
даже по искусственным по этим.

Знаешь,
посмотреть: так ее теперь и не отличишь...
Можно на спор: типа, Джек, ставлю десять против твоих,
я однажды лишился руки; угадай, какая?

Tags:

actual

Мастерство актера (the art of acting) это отнюдь не умение профессионально притворяться. Фальш всегда видна и никому не ценна. Это мастерство быть собою, любым собою — и поэтому оно так чертовски тяжело и чертовски притягательно.


art by Shewionkova

Tags: