Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

14.06. Кажется, я делаю что-то интересное и правильное, даже неловко признаваться, что оно самой мне нравится. 189 тысяч знаков; вполне себе развлечение — вслепую и наощупь пытаться понять, насколько глубок этот лес и куда ещё там можно забрести. Не ожидала, да, но тем любопытнее. Collapse )
лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

02.06. В юности сформулировала себе понятие «Sh-культура». Сейчас трудно сказать, можно ли оперировать этим понятием в диалоге, или это только для меня работающее различие. Тогда как раз стали ходить по рукам на дисках официальные клипы Theodor Bastard (те самые, рисованные, Kol-Belov), и первой пришла «Пустота», а вместе с ней яснейшее ощущение, что это не психоделика, а патология, причём неподдельная, так нельзя имитировать. А потом «Сельва», абсолютно другая, — и я тут же передумала: да нет, оказывается, можно. В «Пустоте» из мира было выдернуто одно измерение, и это создавало крайне характерный эффект. В массовой культуре шизофрения иногда оказывается метафорой непостижимой сложной глубины, тогда как на самом деле достаточно один раз увидеть и услышать, как живой человек излагает овладевшую им непостижимо сложную теорию устройства всего. И ощутить — не знаю, какой орган вообще это ощущает — смертельную плоскость вместо глубины, отсутствие одного измерения, именно.Collapse )
лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

Вывесила в txt_me в воскресенье вечером практически черновик, чтобы уложиться в срок, теперь он меньше похож на черновик.

Collapse )
+ -

(no subject)

Лурк, говорят, заморозили, патамушта у истоков его стоят взрослые люди, приученные ходить пешком назло кондуктору (я так думаю). Вероятно, кондуктор на этот раз зело зубаст.
Ну да ладно.
Нежность моя к Луркоморью не поддаётся описанию: создатели и участники его много лет совершали семиотический (или семиологический даже) подвигЪ.

Из глубочайшего чувства солидарности надо бы совершить какой-нибудь каминг аут — так вот, я очень, ОЧЕНЬ люблю «South Park», я смотрела его весь целиком и даже не один раз, ибо отрабатывала на нём синхронный перевод. И, вероятно, хорошо понимаю, из чего он вырос — то есть из чего его вырастили злые и весёлые мальчики, едва ли не мои ровесники.

Поэтому у меня тут есть заключительный эпизод «Южного Парка» изложенный от лица Кевина МакКормика (это старший брат Кенни, если кто не в курсе)
Девочки иногда пишут фанфики, сами понимаете. Ну вот, какая девочка, такой и фанфик.
(Уважаемые сообщники его уже читали, там ничего нового))

Collapse )
Тайка

In Treatment

Привет, пятница).
Это пост большой человеческой благодарности benadamina, посоветовавшей на прошлой неделе что посмотреть. Вот, смотрю.

"Treatment" - непереводимо. Точнее: слишком много значений у одного слова - и на русском нельзя подобрать такое же многозначное.
Это сериал о психотерапевте и его пациентах, я сначала не хотела его смотреть, потому что предполагала там что-нибудь душераздирающее, а меня ещё недавно можно было застрелить из пальца. Но оказалось, что всё очень спокойно.
Психотерапевта зовут Пол, ему около пятидесяти, тот же типаж, что Лайтман из Lie To Me, но проще устроенный, больше укатанный жизнью, и вообще он как-то социальнее, что ли. Профессия обязывает. К нему по очереди ходят пациенты (я пока в середине 1 сезона): красивая девушка с проблемами в личной жизни, которой этих проблем было мало - и она влюбилась в терапевта; пилот истребителя, который сбросил бомбу на мирных жителей; школьница, которая попала в аварию - и не уверена, не хотела ли покончить с собой; и пара, в которой женщина долго лечилась от бесплодия, а теперь забеременела и осознала, что не хочет ребёнка. После общения с ними терапевт оказывается сильно озадачен сам собою и ходит поговорить к старшей коллеге на пенсии, разговоры у них выходят на редкость тяжёлые. Ещё у терапевта есть семья и большие семейные проблемы.Collapse )
лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

медленной воды далека долина что морской конёк что речной трамвай
человечий берег зовут марина а подводный берег не называй
хорошо молчим от чего лечили забывали днями звонить родным
ночевали санта моя лючия на холмах и лодках по выходным

берег далеко водяные звоны чужеземцу родина но пока
говори ещё календарь бессонный колокол без трещины у виска
маленькому сердцу награда ветер и слезе отрада горючий шёлк
никого не люблю никого на свете никого на свете и хорошо
лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

(морская фигура)

I

будешь спать недолго, и встанешь рано,
и откроешь рот - а оттуда свет,
завернёшь рукав - и оттуда свет.
василиса, тоже мне, несмеяна,
лебедь белая, ангел мой осиянный,
сразу видно, царских больных кровей.
чё, не помнишь, вчера полцарства лежало пьяным,
слово не воробей.
оземь ещё ударься, будет летучая -
там, где падучая у приличных людей,
лихоманка с пыльцой золотой у рта,
особая, чёрт тебя побери, старательская.
продалась царевна первому встречному
за бубенчик медный, за колокольчик,
бегает в каске теперь, улыбается,
и стоят поперёк лица, как чужая вода,
незакатные очи её.
Collapse )
лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

I

гляди, зима, под ветренною ветошью твоей
темнеет родниковая изнанка, говорит;
что хочет говорит, ей непривычен голос,
ей щепку - поиграть.

теперь туда, где воздух прошлогодний, зимовье
печальных лодок, где сеть, переплетённая с травой,
вода несёт своё молчание, как плот.
ей хорошо, она любой колодец
за рёбра деревянные сухие,
за шею журавлиную берёт.Collapse )
лёгкая лодка для тяжёлой воды

(no subject)

*переделаю, может, потом. upd: чуть-чуть переделала

I

и тянутся к последним поездам
окраинные руки злые лица
и родина колючая звезда
стоит под сердцем и не шевелится
не трогает не тянется обнять
не вознесет взахлеб не грохнет оземь
но скажет ли зачем она меня
учила целоваться на морозе
искать живую кровь читать следы
цвела в окне плыла в окне проездом
поющая - из ветра и воды
горючая - из снега и железаCollapse )
лёгкая лодка для тяжёлой воды

нестихи

Что помнит: как болел от сквозняка, лечил похмелье и ходил на танцы. Как выводил чернила с потолка, с подкладки, с указательного пальца. Как ставил чайник, и смотрел в окно, и в зеркало, и думал: вот мудила. Как проходило лето. Как оно навылет проходило. Как кончилось – в невидимом огне, в еще горячей звездочке прицела, как стал дышать спокойней и ровней, когда дорос до обер-офицера. И стала деревянная спина, и ел картошку с рыбой и редиской, и в тридцать восемь лет женился на вчерашней гимназистке.Collapse )