?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Jun. 20th, 2019

17.06. Утром водила друга К. показывать, где у нас тут строительный рынок и кладбище. С ним мы теперь тоже почти соседи. Нет, кладбище не поэтому. Говорили о советском детстве, которое сделало нас теми, кто мы есть, — вместо тех, кем должны были стать. Друг К. говорил, что это не починить, у него вообще пораженческие настроения в последнее время; пришлось показывать, где продаётся синяя изолента.

Раскопала в загашниках немного сусального золота, а оно глупое такое, слабенькое, плёночка. Почему-то никогда раньше не держала его в руках.

Смотрю на прогноз погоды и тоже как-то не могу похвастаться бесстрашным взглядом в будущее. Все побежали, и я побежал, надо же. Про лето писать невозможно трудно. Можно подумать, летом бывает жизнь. На самом деле — тишина, пустота, безвоздушность: сначала, затаив дыхание, ждёшь дождя, а потом не дышишь, чтобы не спугнуть его.

Открыла постороннюю ссылку — картинки с запахами детства, говорят. А там дачная веранда, вся в яблоках. На полу, на столе, на креслах, в ведре. Я помню это как собственное своё, но у нас никогда не было яблоневого сада. Были три яблони, на одной из них раз в пару лет повисало крохотное зелёное яблочко, и мы следили, как оно растёт, такое драгоценное и единственное, а потом в нём заводился подлый червяк или приходил большой ветер.

Вероятно, у меня вообще нет никакого знания о тонких мирах, кроме того, что летом, накануне жары, тонкий — этот; здесь и порвётся когда-нибудь, видимо.


18.06. Всю жизнь была лишена радостей девочкового обмена вещами, а сейчас у меня есть коллега, которая даже на два сантиметра выше. Занятное, надо сказать, дело.

До двадцатого числа включительно будет не о чем писать; разве только приснится что-нибудь или случайно попадётся на глаза: иногда работа освобождает от необходимости осознанно существовать.