_raido (_raido) wrote,
_raido
_raido

Categories:

default: любовь

Она впереди балансирует на умопомрачительных каблуках — тростиночка, спичка, струнка, и белая футболка на плечах болтается как на вешалке, и вокруг тростникового коричневого запястья браслет из больших прозрачных бусин. А мы с Юрой топаем сзади, и я смотрю на неё, а Юра на меня; усмешка у него неподражаемо ироническая, фирменная просто-таки усмешка. И когда я выдыхаю наконец: "Красивая...", он смеётся уже открыто. "Красивая. Ровная такая палочка... без нуля." - "Отчего без нуля?" - "Ноль, Катя, к ней приписываешь ты".

Ноль — это в некотором смысле чудовищно много. Это необъятное семантическое пространство, это неоформленное содержание, которое мы носим в себе устало и осторожно, как воду до краёв, и при возможности наполняем любую попавшуюся форму. Мы щедро дарим этим содержанием каждого, кто позволяет, дарим щедро и бездумно. Наши дары тяжелы, бесценны и опасны. Мы все в некотором роде данайцы...

Юра, говорю, я тоже хочу так, чтобы кто-нибудь шел позади и приписывал ко мне ноль. Это же круто. Это же любовь по умолчанию, автоматически, причем такая... моя любовь, музейная, разглядывательная.
Это ноль, напоминает Юра. А установки по умолчанию — для чайников.

Мы, чайники, великая сила. Имя нам легион. Мы хотим, чтобы люди были прекрасны, но прекрасны по-нашему. Лекало и ножницы наше оружие и защита.
Прокруст, между прочим, тоже думал, что люди должны быть прекрасны, когда в задумчивости постукивал пальцами по спинке чудовищного своего ложа. Пальцы у него наверняка были изящные и длинные. Как же иначе: художник всё-таки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments