?

Log in

No account? Create an account

May. 6th, 2019

навигация тонких теней. поперёк облаков
расходящийся шрам, это след от моторки;
кто-то вышел и долго смотрел, безнадёжно трезвея,
на холмы, где огонь по сухому пригорку
опускался к воде, а потом замирал перед ней,
словно зверь перед зверем.

это в воздухе будто изъян, далеко отдающийся выстрел,
и теперь хорошо, словно что-то упало из рук,
словно жизнь, эта жуткая дура в свекольных румянах и медных монистах,
потеряла язык и утратила слух,
и теперь не нарушит гортанным своим, просторечным,
расщеплённым на лепет и плач, искривляющим крашеный рот,
ничего, ничего, пусть скорей без неё заживёт.

огородами ходит её немота, зацветает на дальних болотах,
прорастает ночными кострами, гуляет босой.
о, безграмотный дрозд, недалёкий камыш, неумелый трепещущий слёток,
что мы все перед этой зелёной грозой,

перед яблоней, вырванной вспышкой из сумерек над переправой:
ночевала одна, ничего до неё не болело,
но к рассвету такая вода поднялась,
что глядел в неё, видел внизу: начинает светиться справа,
в воде отражается слева,
то ли сердце; она всё смотрит, начинаешь тонуть, а она всё стоит и смотрит,
а потом совсем отвернётся, уйдёт с переправы, руки не подаст.

Tags:

внезапные рыбы

прошлась сегодня по местам своих внезапных рыб с камерой и горестно обнаружила, что самые сложносочинённые рыбочки спёрты (та же судьба постигнет позавчерашнюю, наверное). с другой стороны, что горестного в том, как идёт человек по улице — а на ветке висит интерьерное украшение, ничьё, можно забрать, наверное? может быть, так даже лучше.



+4Collapse )

бумажные рыбы сразу не пошли — не в средней полосе, не в этой стране, не в марте, — они слишком явно перекликались с мусором и страдали от дождя. поэтому прозрачные пластиковые крышечки, ножницы и перманентные маркеры — наше всё. заодно удалось извести почти всю баночку люминофора, наваренного прошлым летом. светящиеся рыбы живут высоко, поблизости фонарей, возле детских площадок, ну, так мне захотелось. среди них много практически одинаковых прозрачных скалярий, потому что скалярию можно вырезать с закрытыми глазами за минуту, и я этим пользовалась)

скалярияCollapse )

одно плохо, сегодня страшный ветер, а рыбы лёгкие и улетают из фокуса. и второе, да, плохо: практически невозможно сфотографировать, как они светятся ночью; не берёт камера, и всё тут. но дома после лампы примерно так:Collapse )

в целом это оказалось безумно увлекательно, за что большущее спасибо chingizid
кончаются дни Внезапной Рыбы, в выходные буду развешивать в старом городе последний улов и собирать фотоотчёт. сегодняшняя рыба такая, что даже расставаться жалко (она тоже светится в темноте, почти все мои рыбы светятся))

Mar. 16th, 2019

*
женщина в магазине спортивной одежды — большая, яркая, в мехах и здорово поддатая. глядит вокруг себя с весёлым любопытством, как ребёнок, которого привели в цирк. увидев в моих руках ветровку относительно камуфляжной расцветки, удивлённо спрашивает: это куда же такое носят?
в лес, говорю.
— в лес? милая! да вы же в ней там проебётесь! в лес надо носить оранжевое, в интернете на каждом углу написано! наденут вот это вот, ищи их потом! — и уходит с таким видом, как будто лично возглавляет поисковый отряд МЧС.
ветровку я таки выбрала, купила, и на волне неожиданной радости от весёленького сочетания цветов сочинила к ней серьги, весёленькие тоже. картинкаCollapse )

*
избыточное всегда проще в исполнении, чем лаконичное, однако в целом всё куда сложнее. мне почему-то не хочется владеть высоким искусством короткого росчерка или правильно расположенной на листе точки. во-первых, я говорю, думаю и пишу на языке, который избыточен синтаксически и дивно украшен. во-вторых, у нас тут шесть месяцев в году сплошная гризайль, и душа просит раскрасочку.

*
мне досталась от товарища куколка монстер хай с голубовато-зелёной кожей и протезом ноги. не слишком ли безумно будет переделать её в Офелию, переодев и перерисовав лицо? — она утопленница с бирюзовыми волосами, как чудно смотрелись бы в них ясенец и маргаритки; с другой стороны, зачем Офелии протез?

Mar. 14th, 2019

*
нужно ходить и скетчить пейзажи, нужно рисовать этюды, нужно заставить себя делать всё это, потому что мир распадается на маленькие чудесные формы, и я перестаю видеть его целиком. от целого утра прогулки по краю города осталось только одно: забор санатория оплетён прошлогодним девичьим виноградом, и в тёмном сухом завитке замёрзла круглая капля.

*
перебираю в памяти прочитанное и услышанное в детстве, чтобы понять истоки собственного представления о маленьких соседях. если говорить о безумии, то я могу споткнуться именно здесь, ощутить себя кем-нибудь вроде Йорана Васса из Сильверхёйда, то-то смеху будет.

*
ходила в сеть по незнакомые минералы, побочный улов — письменные камни.
*
ложная память образуется поразительно просто. например, писала длинный текст, закончила, отложила на долгое время, потом взялась редактировать и дописывать некоторые фрагменты, попутно осознавая, что угадала многие моменты реальности, о которых не знала на момент сочинения. и теперь это всё похоже на собственное воспоминание, записанное и осмысленное. даже география дана в ощущениях; у меня встроенный компас, позволяющий чувствовать стороны света и расположение окружающих населённых объектов; придуманный мной посёлок городского типа определённо находится где-то южнее Клепиковских озёр. но вот ещё забавнее: ничто во мне не сопротивляется тому, чтобы довольно страшный и всецело фантастический вымысел мог оказаться чистой правдой, он в памяти занимает именно что место чистой правды.
я потому никогда не боялась всерьёз страшных историй: в глубине души каждую из них принимала за правду, а страшная правда распределяется статистически. я же не боюсь попасть в автокатастрофу или встретить на улице маньяка, полагая такой ход событий достаточно маловероятным. что же тогда бояться ночных призраков, живых мертвецов или обитателей мусоропровода.
правда, я немного боюсь летучих змей с птичьими головами, и в незнакомом лесу иногда обхожу какую-нибудь симпатичную на вид поляну, потому что внутренний голос уверенно шепчет: «да, они могут здесь жить».

*
Саша живёт по соседству недавно, её удивляет и смущает набережная Циолковского, которая на самом деле не набережная, и реки нет. кто бы знал, какой чудовищный соблазн — очаровать и напугать её, рассказать про то, что есть несколько совершенно идентичных городов-ящиков по стране, с одинаковой планировкой и названием улиц, но в местах с разным рельефом, и где-нибудь на Южном Урале эта река есть. и ещё что мальчик Игорь однажды составил настоящую карту города, его с родителями вызвали куда-то и страшно отругали. впрочем, насчёт Игоря я не уверена, это могло быть правдой. а с рекой всё просто: в мире Полдня, из которого нас выбросило некогда, на месте Сашиного дома должен был находиться искусственный водоём.

*
один человек сошёл с ума. по-настоящему сошёл, это шизофрения, может быть. он мой ровесник, он умнее и тоньше меня, и я всегда думала, что это должно охранять от банального и неприглядного безумия, от непрерывной трансляции, например, религиозно-конспирологического бреда с полным отсутствием рефлексии и критики; так неудобно, что никто не застрахован.

Jan. 8th, 2019

перед новым годом читала один рассказ, написала автору, что он чудесный, добавила в закладки, вернулась — а текст удалён. потому что, говорит автор, всем не понравилось. человекам четырём «всем». но моё «да» весило больше, чем их «нет». взяли количеством. вернее — автор взял себе это их бестолковое количество.

читала другой рассказ, плохой, не до конца. а под ним десятки комментариев. пошла смотреть, что там можно вообще комментировать. главного героя в шестидесятых в глубокой провинции мама выпорола ремнём за тройку. оказалось, они там на полном серьёзе обсуждали, что нехорошо бить детей ремнём за плохие оценки.
Вот это, я понимаю, итоги года.
(Рецца, много картинок)
иногда убеждаешь себя, что хочешь проверить, как эмали разных производителей с разной температурой плавления и коэффициентом сжатия при остывании ведут себя в сложном и многослойном соседстве. а на самом деле просто хочешь раскраску-антистресс.

Dec. 16th, 2018

чего нашла-то, а. два года назад запаслась немного темперой под праздники, порисовала ей одной, не понравилось.