.

Новости детской социальной нейросеточки "Китеж". Теперь о политике.

Позавчера, 27 октября 2020 года, была удивительная дата в новой истории Отечества.

В этот день Роспотребнадзор впервые за всю историю своего существования официально разрешил всем надеть маски.

Маски следует носить даже в лифтах, потому что там могут быть зеркала.

В рестораны по ночам тоже ходить не стоит. А то сами знаете что.

Не шучу отнюдь; так в новостях и написано.
.

(no subject)

Московское время 00:00, 26—27 октября 2020 года

Итак, это литературный эксперимент, и он выходит на финишную прямую.
Извините, но мы от вас спрятались. Девять человек, обозначивших себя как читателей и зрителей. Мы разговаривали в сообществах, мессенджерах и личных сообщениях в разных соцсетях, иногда упуская фрагменты разговоров как мгновенные реакции, иногда упоминая слово «эксперимент». О книгах, которые хотели бы прочитать, и о фильмах, которые хотели бы увидеть.

Сверка часов, статистика:
Collapse )

Всего я поговорила в личных сообщениях, мессенджерах или по телефону с 27 людьми. Мы с ними были друзьями в разных социальных сетях, но не общались постоянно; с некоторыми даже ни разу не обменялись комментариями или лайками за годы.
13. (необязательный пункт) Выразили желание участвовать в моём собственном проекте, зная о нём только в общих чертах, — 4 (отлично!)

В жизни оффлайн всё было как обычно. Пару раз отпустили с работы подумать, потому что коллегам было интересно, что я там такое надумаю. Разговоры с родными и друзьями стали содержательнее, потому что мир полон удивительных вещей и не сводится к лентам новостей. Правда, я несколько раз забыла, куда и что положила, потому что впервые за годы провела в сети слишком много времени не в поисках информации, а пытаясь поговорить.

Часовые пояса очень важны. Мы не находимся в воображаемом «интернете здесь и сейчас одновременно». Один человек бегло проглядывает ленту друзей рано утром перед работой, рассыпая лайки и реакции, словно сигналя: «я здесь». Другой едет в метро и набирает комментарий, пока его толкают локтями. Третий продолжает разговор, начатый неделю назад, с кем-то другим, и даже не замечает этого. Четвёртый работает и собирает материал. И они разговаривают друг с другом, не замечая, что встретились лишь на мгновение в воображаемой точке времени и пространства.

Для Больших Литературных Котов:
Collapse )

Мне пришлось усвоить огромный объём информации о языках сетевых сообществ за шесть дней по часам, проскакивая его на мемах и мифах. Поговорить обо всём и сразу, сочинив инструмент для этого буквально на коленке — из человеческих, птичьих и сетевых языков, одновременно объясняя, что я имею в виду, поясняя, как работает моя голова, улетая в бесконечный автокомментарий.

Такое можно вытворять только при хорошо знакомых людях. Надеюсь, хоть кому-то было смешно, сообщники. Мне было по-разному. Но назвался Большой Разницей - полезай вот в это вот всё.

Я уже выбрала себе соавторов, редакторов и издателя.

Если кто-то захочет рассказать мне, что так нельзя делать, — коты, скажем хором Ужасное Заклинание: Серьёзная Настоящая Литература, ты пьяна, иди домой!
.

(no subject)

Котаны, котессы и другие вариации!!

Не бойтесь, это эксперимент в реальном времени. Мы с друзьями-учителями русского языка и литературы, писателями, поэтами, критиками и издателями случайно (на самом деле нет) изобрели междисциплинарный телепорт и тестируем возможности.

Мы бы никогда его не изобрели, если бы не общались в реальной жизни и в личных сообщениях и не жаловались друг другу на то, какие все кругом тупые (на самом деле нет).

Я сейчас работаю цифро-аналоговым преобразователем, возраст самый подходящий и образование позволяет. Друзья-методологи, пожалуйста, не помогайте и не исправляйте ошибки прямо здесь, мы их сами найдём в процессе! С тэгами, хэштегами, катами, лайками, эмодзи, реакциями и вотэтимвотвсем разберёмся на ходу. Свои ошибки могу пофиксить прямо здесь, но по ходу дела. Кто придёт с кислыми щами эксперта, тот дурак!

Мы сейчас делаем себе многофункциональный рабочий инструмент на следующий год. Некогда объяснять, это фабрика ёлочных игрушек заработала)))
.

(no subject)

Дуракаваляние про Дашу, нервничаю
Collapse )

Заклинание на всякий случай
Collapse )

Из уважения к китайской культуре. А то я мало знакома с современной. Вдруг ко мне там целый магистр дьявольского культа летит. Но сейчас погуглила правильно, подцепила пару знакомых китаистов на техподдержку, — кажется, если что, влюблюсь нормально)
.

(no subject)

Здесь не происходит ничего страшного. Даша познаёт мир. Это когнитивный процесс.

Можно объяснить Даше, что она сейчас увидела, а можно наказать Дашу за то, что она поняла тебя неправильно. Наказать маленькую девочку за то, что она неправильно поняла что-то, — так себе способ объяснить ей мир, правда? Можно назвать её Ужасной Дашей, которая оскорбляет твой мир своим пониманием, и пожаловаться на неё маме. Если это случилось — иди к своей маме и пожалуйся ей. Или найди Дашину маму и пожалуйся ей на Дашу. Стукнул на Дашу в Небесную Канцелярию — проиграл, глупый ты и суеверный человек. Сколько можно отнимать у детей игрушки?

Осознанный когнитивный процесс не может быть изолированным и бесконечным. Он нуждается в паузах, общении, обсуждениях и обмене мнениями. Так что сейчас здесь маленькая сетевая библиотека: кому читалка, а кому курилка на вокзале в ожидании поезда. Эта библиотека принадлежит писателям и поэтам, кем бы они ни были в своих профессиональных или непрофессиональных сообществах. И любому человеку, который — писатель или поэт. Она — игра: «Возьми волшебный мелок и помоги Даше сузить поле зрения, чтобы не превратить её в Ужасную Дашу».

Сейчас здесь волшебный лес и дикая глушь, где бродят дурацкие сказки. Сегодня здесь приземлится маленький кораблик, на котором будут лететь люди, пишущие фанфики. Какой именно — никому не скажу до Дня Всех Святых, даже если мне покажется, что в основе этого фэндома лежит слишком простая и понятная история. И вы не говорите никому, если покажется, что догадались. Я давно играю в эту игру и знаю, что каждый увидит своё. Просто мне нужно будет время, чтобы влюбиться в эту историю.

С 1 октября библиотека будет работать для этого фэндома и станет волшебным местом и драгоценной игрушкой для всех участвующих. Когда я назову его и поставлю тэг, в библиотеке появятся три правила: не соблюдайте тишину, не выключайте свет до самой долгой ночи этого года, испугались метафоры или интерпретации — идите к поэту. Здесь - просто место. Разговаривать можно где угодно.

Кто боялся Тёмного Санту — не бойтесь, он мой воображаемый друг, я подсвечу, ифчо)
 
.

(no subject)

А что если культурная апроприация — это детский номадологический проект?

Отравленное яблоко неизбежно, просто оно по-разному выглядит в каждый период времени. Там, где раньше подросток мог получить метафизическую интоксикацию, сегодня он получает терминологическую. На каждом углу какие-то гештальты, которые надо закрыть, какие-то ужасные архетипы, какие-то сложные науки. Ошибёшься в термине — из-за того же угла выскочит злая училка и даст указкой по рукам. Уйдите, уйдите, мерзкие взрослые, из нашего загадочного мира с дикими племенами и волшебными сказками, даже пальцем не трогайте наши сокровища, мы как-нибудь сами…

Они не уничтожить мир хотят, а то нажимали бы DELETE. Они просят ластик и право на ошибку.

PS Воображаемый друг подсказывает, что эта дверь открывается в обе стороны.
доктор тронулся

Не "довод", а "принцип"

Любая игра как метод и принцип завершается тем, что участники в целом отлично развлеклись, а один из них (или двое, или пятеро, или все) решил или хотя бы обозначил свою личную задачу, опираясь на подсказки, полученные в игре.

Классическая ошибка игрока-многостаночника, человека, играющего в несколько игр сразу на нескольких полях, состоит в том, что он пытается понять и сформулировать, в чём тут его личная задача. Её не надо формулировать. Само участие в игре запускает процесс решения, а суть задачи возникает тогда, когда подсказок набралось достаточно, чтобы увидеть в них вектор. Я эту ошибку, разумеется, совершила и теперь исправляю.

В шахматы, например, играть трудно, когда ты НАД игрой и пытаешься удержать в голове множество комбинаций. Но легко, когда ты ВНУТРИ игры и понимаешь личную задачу любой фигуры: «Пойти внутри этой комбинации так, чтобы меня не съели». И её же задачу согласно правилам: «Пойти так, чтобы в итоге не съели короля». Мы играем в трёхмерные шахматы в зеркальном лабиринте, чтобы никого не съели. И понимаем, что глобальная задача невыполнима. Кого-то всё равно съедят. Но это не вина «заигравшихся». Мы играем в трёхмерные шахматы в зеркальном лабиринте вне зависимости от того, осознаём это или нет. Игра, комбинация, схема, метод — лишь способ минимизировать потери.

Гарри Поттер — это имя метода в определённых условиях. Месяц назад мне стало интересно, почему для меня «Гарри Поттер и методы рационального мышления» — ни о чём, я и так всё понимаю, а для Лина Лобарёва — очень важная книга. А ведь был целый флешмоб, наглядно иллюстрирующий, как работает метод.



Там было много интересного, но лично мне именно здесь смешно до истерики. Гарри Поттеру ли идти проповедовать свою магию к муравьям Киргизии? Что это значит на уровне задачи? «Метать бисер перед свиньями»?

Чёрта с два, я очень умная, однажды целую книгу съела ;) — и знаю, что такое «муравьиный лик».
.

Я/Мы — Less Wrong

Я строю Вавилонскую башню, потому что не боюсь ошибиться. Я ошибаюсь, чтобы в дальнейшем ошибаться меньше. Некоторые ошибки — трагедии. Над некоторыми можно посмеяться.

Когда вы посмотрели «Матрицу», Нео внутри вас проглотил от жадности обе таблетки сразу и стал разницей между матрицей и реальностью. Эта жадность была жаждой. Я слежу за словами.

Когда вы посмотрели «Довод», объект SCP «кубик Рубика» создал внутри вас магический крест в 3D. Магический предмет внутри — это повод для просьбы о помощи. Особенно когда он — крест. «Помоги сеятелю Арепо удержать колёса». Я собираю кубик Рубика быстро, но сейчас будет долго, потому что множество людей собирает этот кубик моими руками, подсказывая цвета, а я не подглядываю.

В общем, котики, сейчас я — Русь-матушка, а вы — моё страдающее средневековье.  Великий и могучий русский язык может сделать из человека Задорнова. Я не боюсь ошибиться и не боюсь случайно пожать не ту руку, поэтому кончится всё Задорновым космического масштаба и шоу «Большая разница» в прямом эфире. Обещаю, я сделаю это как поэт.

Будет смешно. Человек не может говорить о карнавально-смеховой культуре с серьёзным лицом. Будет страшно, потому что если меня напугают, я с таким лицом и останусь. Лучше Задорнов космического масштаба, чем профессор кислых щей. Будем менять жанры, я это умею.

Год, когда мир остановился, разбудил во мне русскую народную сказку. Пока что она называется так: «Мария, душенька, в твиттере триггерится, а Марта идёт по улице». Послали этнографа в сумрачный лес, напрасно старушка ждёт сына домой…

Вы даже не представляете, сколько людей помогает мне сейчас дружить со своей кукушечкой. Одни знают, что помогают, а другие нет. Но спасибо всем.
.

(no subject)

Настоящее соприкосновение и взаимопроникновение культур происходит в момент катастрофы. Когда мир становится таким, что искренне заплакать над ним могла бы только Сара Коннор.
PS Козёл Фрэнк отнёс эту запись к категории "Дети", я занесла козла Фрэнка в список фантастических тварей, он умничка.
PPS Я добралась от Сары Коннор до Эллен Рипли за одну ассоциацию)
.

(no subject)

«Пугает ли Леонид Андреев на самом деле?»

Теперь — да. Толстой поставил на тропинке к этому дому табличку с надписью: «Здесь нет ничего интересного». Подойдя к табличке чуть ближе, можно разглядеть пояснение мелким шрифтом: «Это комната страха, я был в ней, полный отстой». Как бы ни был страшен или нет Андреев в действительности, Толстой превратил его в заброшенный дом, а заброшенные дома пугают сами по себе.

В юности Толстой был для меня просто автором «Войны и мира», каким-то дядькой; отнюдь не страшным колдуном. Никакого, понимаешь, уважения к авторитетам. Читать Андреева было страшно, да ещё как; я сама принимала решение, испугаться ли.

А вот что касается личного восприятия: мне всегда было интересно безумие, потому что личное восприятие — это и есть вариант безумия. Толстой — противный безумец, Андреев — несчастный безумец. Один жену тиранил и шугался от собственной тени, а другой в прямом смысле пустил себе пулю в сердце и умер от этого выстрела через двадцать пять лет.

Никогда не понимала одного: зачем кому-то беспристрастные и объективные суждения о литературе? Они были бы возможны — исключительно теоретически, — если бы какому-нибудь крайне могущественному безумцу взбрело в голову остановить океан, чтобы пересчитать и описать рыб. Я бы дала такому безумию крайне экспрессивную оценку: «Дебил, блядь».

Мы тут вступили в отношения обмена с тёмной стороной, но проклинать ненавистников Роулинг, хоронящих её заживо, я не буду; не исполняю таких просьб. Я их предупрежу, создав волшебное место: Нижний Хогвартс. Просто представьте себе.

Дальше будет про смерть автора.