Rada Anchevsky (_rada_) wrote,
Rada Anchevsky
_rada_

Categories:

продолжение историй про бомжей

Коля Сосновский (уважаемый мною сильно) прислал историй. Цитирую письмо:

Бомжи стоят у винного отдела в ожидании, что
придет Хороший, Добрый и Богатый Глупый Человек и добавит недостающую
мелочишку. Заходит пропитая тетя той же социальной принадлежности в
ярко-салатовом почти чистом халатике и такого же ярко-салатового цвета
шлепанцах на босу ногу. Один из мужиков галантно встрепенулся и, желая
сказать комплимент, громко обращается к приятелю: <Со вкусом одета
женщина!>

Живописный бомж сидит на мосту на Ленинградку, перед ним две шапки для
мелочи. На вопрос, куда лучше бросать и зачем ему два, отвечает: <Друган
поесть отошел, просил присмотреть>.

группа бомжей на
Лосином о-ве, где мы на первом этаже, а бак как раз под окном, в 3-4
часа ночи обнаружили кем-то вынесенную и положенную рядом с баком
(<может, кому понадобиться>) библиотеку старых советских (<не
макулатурных, а номенклатурных>) книг, классика советской
многонациональной литературы от Иона Друцэ и Олеся Гончара до Максима
Танка и Фадеева, плюс старый Философский словарь и сочинения
ученых-обществоведов. Некто Санек, который в глазах товарищей был
знатоком и экспертом по части книг, сказал, что за него (за Философский
словарь) на Арбате в букинистике стольник дают, да и остальные книги
представляют несомненную ценность, как культурную, так и непосредственно
материальную. Особый восторг почему-то вызвал обнаруженный в общей куче
классик казахской литературы: <Е::: :: :::. :::.:.ь!!!!!! Мухтар
Ауэзов!!!!!!!!!!!!!!> Было сказано много критических матерных слов о
бездуховных обывателях, выбросивших вместе с вполне еще съедобными
овощами и совсем целенькими бутылками нетленные духовные сокровища.
Поскольку все унести не могли, пришлось выбирать самое ценное, при этом
этом книги отдавались на экспертизу Саньку, и тот давал каждой емкую
исчерпывающую характеристику (опять-таки все эти рецензии Дуни
Смирновой, Льва Данилкина и Ильи Кормильцева в <Омах> и <Афишах>
бледнеют - нет ни той бойкости языка, ни живости мысли, ни лаконизма) и
давал рыночную оценку. Мы слушали, затаив дыхание: вся советская
литература была очень дельно и по достоинству описана, каждому было
подыскано достойное и заслуженное место в литературном процессе. Жаль,
что я тогда не сообразил все это записать на магнитофон (но и шевелиться
мы боялись, т.к. литературоведческий анализ проходил прямо под открытым
окном).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments