Rada Anchevsky (_rada_) wrote,
Rada Anchevsky
_rada_

Category:

Подношение звуком

Originally posted by zhurnalastochka at Подношение звуком
В мартовском номере журнала "Ровесник" вышло мое интервью с Радой. Это своеобразный дебют для меня - первое интервью, проведенное по электронной почте. Считаю, что получилось вполне достойно. И за это, конечно, большое спасибо Раде, с которой мне пока никак не удается познакомиться  в реальной жизни.

«Рада и Терновник»: «Когда за хорошее дело сражаются идиоты, то начинаешь сомневаться в правильности дела»
01_2
Группе «Рада и Терновник» никогда не был чужд фольклор и мрачноватые колдовские песни, однако, новая концертная программа УКОК походит уже на настоящий шаманский ритуал: бубны, шумящие барабаны, горловое пение. Корреспондент «Ровесника» выяснял у лидера коллектива Рады Анчевской, с чем связано решение музыкантов посвятить алтайскому плато целую программу и нужна ли социальная тематика в творчестве музыкантов.

- Рада, почему вы назвали новую концертную программу в честь плоскогорья Укок?
- Укок - это плоскогорье на Алтае, где 90-х годах была найдена мумия, названная «Алтайской принцессой». Это заповедное место невероятной красоты, которое было объявлено ЮНЕСКО «Зоной покоя». Можно сказать, это «место силы», причем, силы для нас чужой, суровой и неподвластной нашему разумению. Уже несколько лет идет борьба за то, чтобы это плато действительно оставили в покое. Сейчас сквозь плато Укок хотят проложить газопровод в Китай. Беда в том, что это не только экологическая катастрофа - на плато обитают звери и птицы, занесенные в Красную книгу, но, кроме того, на плато много курганных захоронений. Есть и еще момент - это сакральное плато, его название переводят как «Слово неба» или «Слушая небеса» - это священная для алтайцев земля. Этот аспект для меня самый важный! Нельзя перерывать священную землю. Сейчас борьбу за сохранность плато ведут многие организации - и WWF, и «Гринпис России», и коалиция «Сохраним Укок». А группа «Рада и Терновник» делает подношение звуком этой земле, чтобы все успокоилось.

- Для программы УКОК готовились новые песни или был переработан старый материал?
- Концертная программа УКОК - это не сборник песен, посвященных проблеме плато. Это некий вектор звучания, мощной энергии, направленной в определенную сторону. Звучание действительно стало грозным и сейчас его можно обозначить как folk metall postindustrial - это звук гудящих барабанов, бубнов, гонга, звук открытого пространства и древних сил, первобытные ритмы и полный отход от «рок-н-ролльности», которой, впрочем, у нас никогда и не было. В этом звучании мы играем и новые песни: «Вопленица», «Чудо чудное», и композиции, которые уже стали нашей визитной карточкой: «Потемнело», «Чуяла птица», «Этническая». Уже вышел альбом UKOK live. Теперь мы готовим к выпуску студийный альбом УКОК, в записи которого принял участие алтайский кайчи Ногон Шумаров.

IMG_0055

- Рада, кто такой кайчи?
- Кайчи - это не просто исполнитель алтайского эпоса. Кайчи как бы вытягивает нить эпического сказания из прапамяти. Он не поет тот текст, что заучил наизусть, он визионер - он видит то, что происходит с богатырем и его противником, он мистическим образом участвует в происходящем. Ногон Шумаров рассказывал про одного кайчи, которого пригласили выступить на сборном концерте и через минут десять к нему подошли организаторы и сказали, что пора заканчивать. Кайчи был возмущен – «Как так можно? Конь еще не доскакал, а я богатыря спать не уложил» И закончил, только когда уложил богатыря спать.

- Часто ли вы используете социальную тематику в своем творчестве или это первый подобный опыт?
- В своем творчестве я социальную тематику не использую и не собираюсь. Я не пишу песни под заказ. То, что мы делаем в программе УКОК - это более тонкая вещь. Мы пропустили сквозь себя некую историю, мы дышим ею и даем ощущение этой истории через музыку и звук. Звук - это энергия, голос - это энергия. Мы направляем нашу энергию в некое русло. Если же говорить об участии в разных благотворительных проектах, то группа «Рада и Терновник» часто выступает на подобных мероприятиях. А весной 2012 года мы с Андреем Рогожиным (нынешним продюсером программы УКОК)  проводили фестиваль «Кошкин дом», где собирали деньги на лечение кошек, пострадавших от человеческой жестокости.

- На ваш взгляд, достаточно ли широко затронута социальная тема среди музыкального сообщества? И нужно ли это вообще? Может, просто писать песни и продумывать грамотный пиар в Интернете?
- Самое лучшее, что может музыкант - это писать музыку и стихи. Если у человека получаются настоящие песни, то это уже работает на то, чтобы наш мир не развалился на мелкие кусочки. А вот унылая графоманская песня о вреде наркомании (очень-очень социальная) принесет больше вреда, чем пользы. Потому что, когда за хорошее дело сражаются идиоты, то начинаешь сомневаться в правильности дела.

04_9

- Какие изменения произошли в составе группы в связи с новой программой?
- К нам пришла прекрасная виолончелистка Таис Кислякова. Таис не только играет на электровиолончели, но и поет, играет на бубне, гудящем барабане. Она очень эмоциональна, талантлива и красива! Кроме того, для программы УКОК мы приобрели два гонга - один большой гудящий симфонический гонг, а второй, ручной работы, маленький гонг с колокольным звоном. Теперь у нас одновременно могут в песне зазвучать сразу три шаманских бубна. На бубнах играет Таис, я и гитарист Владимир Анчевский. В клубе «16 Тонн», на презентации программы, с нами пел кайчи Эмиль Теркишев, а на фестивале «Горбушкин звук» с нами выступил великий кайчи Ногон Шумаров. Для меня это была огромная радость и честь! Да и наши слушатели говорили, что они как будто попали в сказку.

- Говорят, в Европе в моду входит шаманизм. Вот, и у Мадонны есть личная шаманка. Как вы думаете, с чем связан такой интерес к шаманизму?
- В моду входят вещи преходящие. Шаманизм - это общее обозначение для довольно разных способов общения с потусторонним миром. Шаман - это проводник между людьми и иным пространством. В некотором смысле, поэт и музыкант - шаманы. Музыканты, поэты, художники - в идеальном варианте, не копируют то, что видят (для копирования лучше предназначены фотоаппараты и диктофоны), а создают поле напряжения, в котором появляются иные миры и пространства. Зритель и слушатель, как и в шаманском ритуале, приглашается в некое путешествие.

- Рада, верите ли вы в месть «Алтайской принцессы»?
- Я верю в то, что те поступки, которые кажутся нам вполне нормальными, на самом деле, нормальными не являются. Не надо возить с места на место мертвое тело охранительницы плато. В наше время есть масса иных способов показать людям одежду и облик «Алтайской принцессы». Мы же не возим за собой кости наших прадедушек, а показываем любопытствующим их фотографии. Верю ли я в то, что мы можем вызвать своими действиями возмущение неведомых нам сил? Конечно!

07_16

- Почему были выбраны фотографии Игоря Хайтмана для слайд-шоу во время выступления?
- Мы обратились к Игорю, зная, что он один из лучших фотографов Горного Алтая. У него была выставка, посвященная непосредственно плоскогорью Укок. Мне кажется, что фотографии Игоря Хайтмана чудесно иллюстрируют слова Николая Рериха об Алтае: «Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты?»

- Недавно вам удалось стать участником проекта «Russian Project by Vincent Moon». Какие впечатления оставила работа с известным французским режиссером?
- О да! Винсент Мун - само очарование! Как он прыгал бочком по коридору вместе с моей кошкой и говорил, что он как она! Мы снимали один из эпизодов в крытой галерее, рядом с м. Бауманская. Я пела песню «Чуяла птица» под гитару, от нас шарахались охранники, а пьяненький мужичок в финале песни продекламировал с выражением «…и снится нам не рокот КАСМАДРОМАААААА!». Винсент его заснял, конечно! Апофеозом стал мой проход по галерее с шаманским бубном и вокальной импровизацией под дождем на трамвайной остановке. В финале на полминуты дождь ливанул как из ведра, потом порыв ветра и все успокоилась. Именно в эту минуту меня и выгнали из-под навеса... После всего этого безобразия, к нам подскочила американка с вопросом «А что ЭТО было?» Ну, объяснили мы  ей, что это режиссер-документалист снимает русскую музыку... «Это РУССКАЯ МУЗЫКА?» - изумилась девушка. Она искренне решила, что мы вызывали дождь. А мы ей ответили, что мы хотели вызывать солнце, но у нас не получилось.

Ангелина Чуракова
Опубликовано в журнале "Ровесник" 03.2013 г.


Фотографии: №1 Екатерина Безродных, №2 Джон Татарт, №3 Александр Новиков, №4 Андрей Скрябин

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments