Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

kitty inside

14. Самодисциплина для писателей и сценаристов.

За эту книгу уже не стыдно. И то хорошо. Вообще март не по чтению, как оказалось. Стоило подвести итоги в конце февраля, как писательство резко пошло в гору и стало совсем не до чтения. Шесть глав за месяц - пока рекорд. Посмотрим, если удастся его переплюнуть. Хотя с другой стороны, автор "Самодисциплины" советовал бы не гнать лошадей и твердо писать свою норму. Много полезных советов. Со многим хотелось бы поспорить или хотя бы обсудить. "Страницы" Кэмерон, в принципе, я тоже никогда не вела с утра, хотя бы потому что утром раньше шести вставать было бы самоубийством только ради них, а потому они превратились в то, что и советует Александр - страницы о размышлениях, достижениях под вечер. Обычно, я и писала их вечером. мысль верная - если нужно начать писать, нужно выдернуть себя из привычной обстановки. То есть для бурста творчества, можно прыгнуть с тарзанки, грубо говоря. Или обливаться холодным душем, как советует автор, что тоже дисциплинирует. Бегать и спорт - это и есть та работа ног, о которой говорила Кэмерон, которая тоже обязательно нужна хотя бы для того, чтобы развеять и остановить мозг. Да и кровь разогнать.
Писать свою норму - вот с этим очень хочется спорить. Мне казалось, что я могу больше. И я иногда могу. Раньше да, я ложилась пластом в творческом плане и после дописанной потом и кровью главы не писала какое-то время. Сейчас это в прошлом. Пока что, опять же. Со следующей книгой все может и будет совсем иначе. Новая книга - это тоже бурст, своего рода. Выдирает из привычной обстановки и преевшихся за пять лет героев и швыряет в новую толпу, в к оторой еще предстоит разобраться, кто есть кто и как и что.
Безусловно, нужно научиться печатать слепым методом, хотя я вроде бы и использую больше пальцев, чем два указательных, но и это далеко не предел, а делов-то ведь.
Еще мне нравится метод разделения дел по блокам за день, это, как ни странно, напомнило систему fly-ladу, да простит меня автор. Да и стратегию тайм-менеджмента, по 45+15 минут. Впрочем, стратегия по блокам позволила скорректировать собственное расписание, хотя и оказалось, что и до этого, в силу жизненных обстоятельства, дела разбежались как им положено. Так я поняла, почему вечером, после того, как уложу Машу, сил нет ни на что и только и могу, что книжку почитать час до сна.
Поняла, к тому же, что второй блок, то есть в ее обеденный сон, напрасно пытаюсь впихнуть активное творчество. Поняла,  почему раньше мне удавалось писать, а сейчас - нет. Оказалось просто, сейчас я пишу, пока она в саду с 9 до 11, тогда как тогда - мы гуляли в это время, я копила силы, а когда укладывала ее, бросалась с головой в главы. А для того, чтобы писать дважды в день - мне надо утреннюю норму не выполнять до конца и вставать из-за стола "полуголодной". С этим пока сложнее всего - встать, когда еще прет или уменьшить свою норму, которая оказалась размером с шесть страниц. Примерно опять же, насколько я слежу за эти четыре дня.
Правило - не хочешь писать, значит, садись и пиши нехотя - я проверила на себе, и таки да, к этому нужно привыкнуть, но когда удается, ты садишься и пишешь. Только однажды меня подвело это правило - я настрочила половину главы, потому что она шла, а я не особо задумывалась, но как только я ее закончила, я поняла, что ей ну совершенно не место здесь. Она откуда-то из другого места. И нет, я ее так и не использовала. Это был единственный случай, когда я доверилась этому потоку, но он явно вывел меня куда-то не туда.
С "зомби" явно будет сложнее писать с утра, хотя бы потому, что еще слабо проработан план и, например, о чем будет вторая глава я слабо себе представляю. Этим я займусь во второй блок, в обеденный сон. Для этого мне как раз хватает того часа, что у меня есть. Раньше-то она тоже, спала по три часа, вот я и успевала разогнаться.
Ну, и добавлю книг по выживанию и других обучающих в дневной сон, чтобы читать пока укладываю. А художественную оставлю на ночь. Тогда тяжелее воспринимается, как пишет А.Молчанов, да и по себе вижу.
Спорт я обязательно добавлю в свою жизнь, но пока - нет. Слишком мало времени есть свободного для творчества. Но когда Маша пойдет на весь день в сад. Тогда я точно не смогу писать целый день, как бы сильно мне этого не хотелось. Вернее, смогу, но будет как в анекдоте - печатаю быстро, но такая фигня получается.
Опять же книга развенчала миф о том, что можно писать целый день. Можно, но не нужно. Или можно, но разные тексты. Это тоже синхроно с "Колодцем" Кэмерон.
Порадовалась, что знаю фамилии тех авторов, что перечислял автор для тех, кто более "продвинутый юзер" в сценарном деле. Может быть, это мелочь, но стало приятно, что я понимаю о ком идет речь.
Итак, если я вдруг перестану писать или перестану писать из-за беременности, скажем, а потом мне нужно будет вернуться в строй, то я примерно знаю, что делать.) Я очень боюсь этих дней, потому что второго ребенка я хочу, но понимаю, что вряд ли вторая беременность сильно будет отличаться от первой. И если в первую я не смогла писать уже с 5 недели и до полутора лет ребенкиных, то вряд ли я буду строчить в декрете и во второй раз. Хотя хотелось бы. Очень. Но понимаешь умом, что здесь выступают на авансцену гармоны. Как они скажут, так ты и сделаешь.
После книги я перестала себя обвинять в том, например, что я мало что делаю для творчества. Я таки делаю все, что могу и все свободное время, какое у меня есть, уделяю ему. И книги и все тому подобное во всех четырех блоках тоже направлены на это. Я попробую смириться (и наверное это выйдет быстро) с тем, что если я написала свою дневную норму, то после я могу заниматься другими делами и не чувствоать себя виноватой, что я написала мало или недостаточно. Даже при 6 страницах за день, это 30 страниц за рабочую неделю, итого 10 недель на 300 страничную книгу. В идеале так должно быть. То, что я писала первую и вторую книги по девять месяцев не есть норма и писать можно быстрее.
Ну, вот "зомби" и покажут. Но это теория, а практика... Надо стараться, чтобы они совпадали.
kitty inside

5. "Долина проклятий".

Иную книгу забываешь сразу после прочтения. Так у меня с "Долиной проклятий" Желязны и вышло. Не держись я обязательства составлять список прочитанных книг, вряд ли вспомнила бы о ней еще когда-нибудь.
Каждая книга пишется для своего времени. Каждый автор пишет так, как пишут в его время и редкий пишет на века, как скажем, избитая пушкинская классика или еще более ветхая шекспировская. Сейчас так, как писал Желязны, не пишут. Можно стонать и вопить, что то-де эталон и классика и вообще берите пример, но сотри знаменитое имя с обложки и получишь такого же, каких тысячи на Самиздате.
Сейчас не пересказывают сюжет. "Долина проклятий" именно такая. Как дотошно пересказанный сюжет какого-то фильма, в котором герои не говорят о чувствах вслух, но мы догадываемся о них по мимике, музыке и жестам. В пересказе этого не передашь. Ты будешь говорить только о действиях и событиях. Поехали туда, встретили того, убили тех.
Можно поспорить, что герой, мол, говорит в книге прямым текстом: "Ее звали так-то и я ее любил", о чем еще, если это не о чувствах? Но нет, это пересказ. Я поехал туда, встретил того, полюбил эту и убил тех.
Из текста сознательно, ну такой вот у него стиль, выжаты душевные метания, мысли, размышления. Это яркий пример советов Чака Паланика начинающим авторам (это Желязны-то начинающий, хаха). Паланик советовал избегать прямых указаний, вроде подумал, назвал чувства, разложил все по полочкам - все это лишнее, ваш герой должен действовать, сталкиваться с кем-то и реагировать на это действиями, очень характерными, чтобы стали ясны и его чувства. Без того, чтобы за него их назвал автор.
Это без сомнения полезный совет. Но не всегда и не во всем. Мы тоже не говорим прямым текстом, что мы в печали и наше сердце разрывается от тоски, по нашим действиям ли, фразам, виду об этом и догадываются окружающие. Но иногда не грех и высказаться по полной, особенно если эти названные чувства лишь ступень к тем, что выше. Можно обозначить ненависть, но не называть потом любовь. И от этого картина крепнет, становится достоверней.
Не называть никаких чувств персонажей, как в "Долине проклятий", ну....  Хотя мне и "Хроники Амбера" не пошли, возможно, это не мой автор и не мой стиль. Я считаю его актуальным для 1960-1970, когда и были написаны эти книги. Боевиков тогда снято было мало, фэнтэзи еще меньше, почитать о таком было приятно, после века чувственных размышлизмов. Сейчас книга не будет глубокой, полной, объемной, если лишить персонажей чувств и мыслей, сосредоточившись на погонях, патронах и погодных явлениях.
Что касается апокалипсиса, ради которого, собственно, эта книга и читалась. Я так понимаю, это фишка такая у авторов, сознательно избегать объяснений, что же все-таки произошло на Земле и какая именно катастрофа разразилась, потому что только пустишься в научные дебри, обязательно получишь шквал реценций более умных, чем ты, читателей. Здесь, мол, не так, и в космосе все не так, и погода реагировать будет иначе. Они всегда знают больше. Видимо, чтобы не отвлекались и не копали куда не нужно, пишут по факту - произошло что-то ужасное, и нам теперь в этом ужасном жить-выживать.
И хотя все плохо, и шторма, и бури ужасные, и чудовища какие-то бродят, жить в мире постапокалипсиса у Желязны можно.
задумчивость в профиль

(no subject)

Я очень дотошная. Если бы я задумала написать сказку "Дюймовочка", то дошла бы до вопросов: "Откуда девочка вообще появилась в цветке? Где она была, пока цветок рос и формировался? Была ли ее душа в семенах или в той земле, куда посадили цветок? Почему колдунья приторговывала детскими душами?".

Но, порой, просто не нужно вязнуть в теории. А взять и написать: "В цветке оказалась маленькая девочка"
kitty inside

ц

 Те, кто читают книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор.
/Фелиция Жанлис/


Конфликт — очень важная вещь. «Кошка села на подушку» — это не начало романа, а вот «Кошка села на собачью подушку» — да.
/Ле Карре/
kitty inside

Водитель по-русски не разговаривает... и слава богу!

Написать это захотелось сразу, как наткнулась и прочла статью в газете "Timpul", номер которой неизвестно откуда взялся на работе. Работнички говорят, что по мере чтения, мои глаза сами собой расширялись все больше. Пост в md_community увидела уже ночью, но решила отписаться самостоятельно.

Как называется статья, понимается неоднозначно. Сначала в ковычках идет фраза "Водитель не разговаривает по-русски!". Затем более крупным шрифтом нам повествуют о том, что "Водитель маршрутки говорит с пассажирами стихами". И о чем пойдет речь в статье? Что есть такой замечательный водитель, полный лирического настроения, рифмоплет и стихопис? Или же статья будет разгромной, видите-ли отчего это водитель и по-русски не разговаривает?
Предваряет статью премиленький эпиграф, который поясняет нам, что "лучше чирикать по-нашему (имея в виду молдавский), чем хрюкать по-вашему (русский соответственно)". Заметьте, стихами наш прославленный водитель в этом диалоге изьясниться не смог.
Далее статья рассказывает нам, по-че-му Василе Русу (кстати, поддавшись духу борьбы следовало бы и фамилию сменить на Молдовян) из села Ciorescu (где это?) решил стать водителем маршрутки. В 2001 году после увиденных событий 11 сентября, его осенило, что есть три самых больших зла в этом мире: немецкий фашизм, советский коммунизм и мусульмане с их исламом. Окей, взгляды на мир сформировались правильными, но при чем здесь русские? После этого он решил стать водителем маршрутки, чтобы мир поглядеть, себя показать и с разными народностями познакомиться, их взгляды узнать, о них узнать. Ну, а фигли ты вдруг стал ярым борцом за рум.речь, если ты с другими этносами решил знакомиться?
Collapse )