Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

diminuendo

родина, грустное слово, как термометр или лифт.

прекрасный любимый льоса:

"Могу предположить, что при виде развевающегося на ветру знамени или при звуках государственного гимна Вы испытываете резкий прилив крови к голове и конечностям, который принято называть воодушевлением. Слово «родина» (которое Вы всегда пишете с большой буквы) ассоциируется у Вас не с непочтительными стихами раннего Пабло Неруды:

Родина,
грустное слово,
как термометр или лифт,

и не с убийственной сентенцией доктора Джонсона («Patriotism is the last refuge of a scoundre» ), а с героическими кавалерийскими атаками, саблями, пронзающими вражеских солдат, пением горна, артиллерийской канонадой и выстрелами, которые производят отнюдь не бутылки шампанского. Судя по всему, Вы принадлежите к той категории мужчин и женщин, что с благоговением взирают на засиженные голубями статуи отцов основателей на городских площадях и с ночи занимают место на Марсовом поле , чтобы не пропустить парад, зрелище, которое кажется Вам чрезвычайно воинственным, патриотическим и мужественным. Сеньор, сеньора: Вы представляете огромную опасность для человечества.
Collapse )
diminuendo

нид хелп

мне и благотворительному фонду "Жизнь" очень нужна площадка для проведения фотовыставки. Платить за площадку мы, конечно, не в состоянии, но обещаем очень хороших фотографов и прессу.

Френдс, дорогие, кто знает вменяемое место и контакты людей, с кем можно на этот предмет связаться, буду очень признательна.

Идеальной площадкой был бы какой-нибудь арт-центр типа "Дома", но "Дом" нам, кажется, откажет.
diminuendo

франция

мысли еще, кажется, только садятся в самолет, чтобы лететь ко мне в москву.
еще как-то совсем врассыпную
еще медленно хожу на работу
медленно, потому что во франции никто никуда никогда не спешит
(и все всюду успевают, кажется)
еще ловлю себя на рефлексе сказать пардон человеку, толкнувшему меня в метро.
еще улыбаюсь людям на улице, встречаясь с ними взглядами.
еще...

несколько запомнившихся картинок:

1. группа людей (инвалидов?), с психическими отклонениями, путешествующая с нами на кораблике на соседний остров. поразил не факт их нахождения там. а то, как это привычно для окружающих.
я сидела и думала - ну неужели будет и у нас такое когда-то? (а потом, уроком мне, познакомилась в самолете с директором московской турфирмы, которая возвращалась из парижа, куда сопровождала группу детей инвалидов).

2. с ног до головы кожаный рокер, весь в пирсинге и тату, едущий в метро с 7летним сыном и беспрестанно целующий ему ручки.

3. девочки, которые там с рождения - принцессы. не по одежке, хотя это неотъемлемо. по осанке и манере себя держать. по тому, как весь мир - у их ног.

4. женщины, которые водят автобусы и мужчины, занимающиеся домашним хозяйством. (мою жену не заставить готовить - говорил нам мсье Сесу, хозяин нашего домика в Ле Конке, - а я люблю ходить на рынок. на рынке же в Сан-Реннане Катя обнаружила мужчину, вяжущего крючком кружевные салфеточки).

5. китайский младенец, еще еле стоящий на коленях матери, радостно машущий вслед электричке метро большим носовым платком.

6. шарманщики во двориках монмартра в последний мой день в париже.

7. очень древняя старушка, с трудом передвигающаяся, одетая во что-то немыслимо элегантное, расплачивающаяся в супермаркете (супермарше!) кредиткой за бутылку вина и пачку сигарет.

8. две собаки, вскарабкавшиеся на высоченную скалу над водой (а потом просто сидевшие наверху и смотревшие вдаль).

9. скалы на острове ouessan. (мне до сих пор кажется, что они мне приснились!) волны, высотой с дом. цвет воды.

10. маяки.

11. океан.
12. океан
13. океан.

в день отъезда из парижа, случились сразу - забастовка железнодорожников (и до аэропорта на жд стало не добраться) и гей-прайд (из-за которого перекрыли улицы и образовались страшные пробки). но я все равно успела на самолет. к сожалению, кажется.
forte

Макс Фриш, Тяжелые люди или J'adore ce qui me brule

Когда-то, много веков назад, рыцарь склонял колени перед своими избранницами и воспевал их, так что его можно было принять за умоляющего; его ревность, его алчущее стремление рождали высокие понятия женской чести, служившей ему - ведь мир все-таки принадлежал мужчинам! Однажды женщина сказала: что с того, что ты стоишь передо мной на коленях, что ты преподносишь мне цветы и украшения - ведь все это только для того, чтобы украсить самого себя, свое владение, свое наслаждение. Какое тебе дело до того, что я  человек? Женщина, у которой есть профессия, не желает, чтобы ее продавали мужчине, она желает быть с ним на равных, человеком среди людей. Ну и что из этого вышло? Collapse )