Tags: инверсия

2010

Наблюдение за наблюдающим

Спасибо вам, что не видали войну,
Простите за то, что просрали страну!

Такое развернутое, городу и миру адресованное высказывание я увидел сегодня на заднем стекле автомобиля. За рулем сидел мужчина (в целях целостности картины назовем его автором), находящийся в том возрасте, что я уверенно могу утверждать, что он застал войны в Афганистане, Чечне и много еще где. Не могу утверждать, что автор не делал чего-то, о чем повествует, со страной. Но считаю, что страна - не полимеры (с которыми проще), а сложный континуум, включающий и автора и "автора" и так далее.

Намного интересней мне другое. Высказывание, сконструировное в форме обращения к очень конкретному слушателю, только на первый взгляд повторяет форму "спасибо деду за победу". Тени забытых предков, отца Гамлета и зрительный зал в виде московской пробки, к которым обращается "автор", это не конкретный (или абстрактный) дед. Претензия на конечное, достоверное знание о самом главном в жизни страны содержит в себе и знание о слушателе, с которым автор делится сокровенным.

Роман Толстого в дореволюционной орфографии назывался в переводе на современный русский язык не [состояние войны и состояние ее отсутствия]("Война и мiръ"), а [военное время и общество, особым образом себя в это время проявляющее]("Война и миръ"). Так же в обращении к московской пробке "автора" имплицитно содержится общество, часть которого - "дед", которому спасибо за победу, часть - современные "автору" участники дорожного движения, его со-трудники по стоянию в пробке и просиранию страны и будущее поколение, у которого "автор" просит прощения.
Такое вот триединство прошлого, настоящего и будущего, такая вот синхрония и диахрония в одной голове и на одном автостекле. Такая война и мир, в которой я для себя нахожу только место поручика Ржевского.
2010

(no subject)

Министр, который играет в доктора, сегодняшней ночью будет близок к зениту собственной славы как никогда. Сегодня ночью по городу повезут придуманного министром его равноапостольного тезку.

Дело не в том, что министр - не историк. Не важно, что поставляемые им монументы не художественны. Не так громко как памятники грозному царю и солнцеподобному князю прозвучал недавно другой сюжет о даренном коне. В Русский музей доставили "картины" Евгении Васильевой. Все до одного начальники отделов отказались это принимать. Приняли по личной просьбе министра.

Культура это прежде всего консенсус, набор разделяемых представлений о том, что допустимо. Все акции играющего в доктора министра имеют одну глубинную цель - разрушение этого консенсуса. Сложно переоценить роль такого человека, который пробует на прочность все доступные его руке устои. Он и правда носитель великих помыслов - как Грозный или Владимир. Он действительно реформатор, после которого все будет не как прежде. Доска Маннергейма, памятники это лишь фантики, внешнее проявление глубинного процесса. Самостоятельное значение новых символов из бронзы примерно равно их художественной ценности. Важнее возлагаемая на них роль буев, обозначающих фарватер движения. Смысл же движения в том, что научные институты, театры и музеи стали просто структурными единицами министерства, взявшего на себя не только административные функции, но и функции научной и художественной экспертизы. Вернее эта экспертиза упраздняется, а взамен предлагаются критерии экономической эффективности, выполнение госзадания и черт знает что еще.

Можно было бы рассуждать, что все это - только фантазии в голове больного, заигравшегося в доктора, если бы здоровые историки вернули его на землю, а здоровые искусствоведы отправили работы Васильевой на помойку. Но пока опыт показывает, что здоровые упустили контроль над реальностью. Хотите убедиться - приходите ночью на Боровицкую площадь.

2010

рекламное

Ехал в ночи с товарищем, знающем толк в рекламе и рассказывал ему, что придумал рекламу для известного производителя кроссовок.

"Рибок стопы".

Дальше без веселья почти продолжили о том, что вообще-то уже и нет никакой рекламы и шутку оценить почти некому. Но на пути домой я увидел, что шутки все же кто-то ценит. На рекламе нового жилого дома светился слоган "Переселяйся, душа моя!"

Постмодерн накрыл все вокруг своим медным тазом. Кока-кола выпустила банки без лейбла для месяца рамаддан, а загсы калужской области не регистрируют разводов в день Петра и Февроньи муромских, случившийся сегодня. Чудны дела твои, Господи.

И последнее, чтобы закончить тему рекламы. Прошлогоднее посещение Мурома навело на мысль, что лучшим названием сети магазинов товаров для взрослых было бы "Петр и Февронья".
В Муроме каждое второе предприятие торговли, досуга и прочего обслуживания называется "Петр и Февронья". Идешь по улице, а кругом они в разном начертании. И вдруг каким-то эвфемизмом над дверью "он и она". Понятно, же, как их зовут!

2010

Цой, Мединский, Язь!

Поскольку кто-то наверняка не в курсе, кратко изложу фабулу. На конкурс "Евровидение" от России поедет песня "Кукушка" в современном переложении. Песня стала основной темой к фильму "Битва за Севастополь", который вот только что сняли. Я не буду про фильм, единственное, мне было бы интересно посмотреть как Мединский на премьере стоя поет Цоя. Про кино, про "Кино", про войнуи про мир уже давно все, кто мог прокричали "уберите руки". Я думаю, что не уберут, думаю, что не в этом дело.

Дело в том, что не осталось никого, кто бы сказал этим людям, что читатель имеет право на интерпретацию, что акт искусства (во всяком случае в новое время) содержит еще и момент понимания, восприятия и переваривания, а постмодерн сделал поле вот этого занятия безграничным и не менее важным, чем акт создания произведения.
Безусловно, пение каверов на Цоя это правильно, особенно если кавер споет министр культуры, вытяннувшись как на трибуне мавзолея. Богатство культуры - богатство интерпретаций, возможность из конечного набора слов создать бесконечное число текстов. ("Равнение на Цоя! Равняйсь!" Министры и президент встают, поправляют пиджаки, звучит "Вместо тепла зелень стекла...", министры неуверенно подпевают - в основном припев. Извините за лирическое отступление.)

Цой жив еще и в таких безумных формах. Мир вокруг, как известно, это какая-то вавилонская библиотека, где большинство книг не содержат ни одного осмысленного сочетания букв. Не скажу, что я благодарен кому-то там за новую форму жизни. Но и бороться не вижу желания - жизнь сама разберется.

Совсем другое дело - жизнь культурная. Неразвитые культурно люди вроде Мединского не только не понимают, что управление культурой это очень условно "управление", что жизнь побеждает в схватке с искусством как сорняк побеждает культурный злак; и ставить перед этим злаком задачу преображения окрестных лугов совсем не умно, луга преображать должен человек, а злак человеком насаждается, поливается и не на всякой почве приживется.

Низведение любого произведения до кавера, новодела, реплики или детского переложения с заменой попа купцом это удобно. Такие новые формы жизни неприхотливы, заполняют собой луга без всякой агрикультуры. Но в результате, осенью окажется, что есть придется в лучшем случае лебеду. А культурный злак отличается от лебеды, вот и все.
2010

(no subject)

волки
Это, безусловно,очень хорошая работа фотографа из "Ведомостей", ему отдельное восхищение. Но вопрос, конечно, не в том, что на картинке.
Вопрос в выворачивании вывернутого. Антиматерия, ясное дело, схлопывает сущее до полного небытия. А тут мы не в первый раз видим попытку (надо признать, что все более удачными становятся эти попытки) сделать антикарнавал. Это когда вместо порядочных граждан, переодетых нечистью, на площадь выходят инфернальные твари и рядятся в порядочных граждан, как гигантский таракан в костюм из Эдгара.
2010

Чечевица чечевится

Пишут, что профессор оголился, увидев студентку в хиджабе.

А я сегодня приехал на мойку и на машине был сверху сугроб снега. Так вот парень со шлангом сказал, что в следующий раз не будет мыть машину, если снега будет так много. Он, безусловно покруче того профессора.

На самом деле я хотел написать о том, что зрю новый виток кризиса, раз так низка производительность труда. Но, поразмыслив, понял, что нельзя мерять всякого автомойщика ни мерилом производительности ни аршином профессора. Каждый злак колосится в свою сторону.
2010

(no subject)

Едешь, бывало по губернии, читаешь названия СНТ ("Ромашка", "Садовод", "Мечта") и испытываешь нормальные нравственные страдания от такой гадости. Думаешь, "вот бы люди стремились к прекрасному, как бы приятно было ехать мимо плодов их творчества!"

А в другой раз открываешь список репетиционных баз столицы, а там хоть бы одна "Ромашка". Нет же. Сайленс рекордс или Мьюзик стрит студио.

...Не будь тебя - как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?!!!