Tags: gynaikeion

face

Моя старая лекция об отражениях в искусстве советского гендерного порядка 1930-50-х гг

Неожиданно нашла заинтересованную рецензию на свою лекцию в Музеоне позапрошлого года. Вспомнить ее приятно. Многое с того времени изменилось, начались какие-то новые проекты. Я жалела, что ее выложили в сеть без слайдов, но кому-то, оказалось, удалось ее послушать как аудио.

Самый курьез в том, что в комментариях люди начинают обсуждать мой собственный гендер, называя меня нимфой (ссылка ведет на статью какого-то мужика, полную штампов и мизогиничного бреда: он пишет о "дурочках" из "академической среды", которые его дескать привлекают, но жить он с ними не хочет).

Значения этому придавать я бы и не стала, если бы сама тема "нимфы" не была бы, по исторической иронии, формой гендерного диссидентства в 30х и не содержала в себе оппозицию сталинской норме женственности. Об этом я только что написала статью для сборника памяти Михаила Кузмина, анализирующую смысл параллели, которую современники проводили между художницами Мари Лорансен и Ольгой Гильдебрандт. Стратегия "нимфы" имела в советском обществе четкое политическое измерение: она означала избегание нормативных контрактов, демонстрировала амбивалентность, флюидность - вместо нужной обществу лояльности в образе "советской женщины".

Тема "дурочки", которую в связи с этим многие форсят, очевидно связана с представлениями о непонимании социальных правил и демонстрацией этого непонимания. В сталинском СССР демонстрация нелояльности, в том числе и в гендерном выражении, не расценивалась как милая причуда и вела только к маргинализации, а не к социальному повышению. Об этом можно прочесть у Кобринского в книге о Хармсе, но о женщинах такого написано мало.

Так что теперь мне захотелось прочесть лекцию уже о вариантах "отпадения" от "титульного" женского гендера в 1930-50 е. Надеюсь сделать это в наступающем году - спасибо rikki_t_tavi.


Оригинал взят у rikki_t_tavi в Год назад и сегодня: гендерная тема в искусстве и Надежда Плунгян
К идее заканчивания прошлогодних дел. Я начала с первого июля прошлого года. Тогда я смотрела школу злословия с Надеждой Плунгян и обсуждала, отчего ведущие рванулись бить ногами феминизм, когда собеседница их антрополог, а не социальный активист. В коментах мне дали там ссылку на лекцию Плунгян на ютубе "Советский гендерный порядок 1930-50х гг и его отражения в изобразительном искусстве" (Часть первая и часть вторая).

Там она рассказывает, как менялась презентация женского и мужского образа в изобразительном искусстве после революции. Жалко только, что камера показывает все время ее, а не экран, на котором иллюстрации. Но я слушаю на телефоне и хожу с ним, а потом присела к большому компьютеру и нашла в интернете практически все картины, которые она упоминает. Очень интересно про то как общество, государство давит в сторону корректировки женского образа. Кажется, что художники просто изображают то, что есть, что универсально - а вот нет!

Collapse )
face

Наталья Зайцева, "русский репортер"

Оригинал взят у zaizeva в post
От многих текстов про Майдан, Украину и Крым - часто пророссийских и тех, что "над схваткой" - есть то самое ощущение тумана, которое возникает каждый раз в манипулятивном споре, результатом которого является обвинение жертвы. То есть фокус каждый раз смещается с сильного (президенты с армией, судами, полицией, водометами, спецслужбами, подконтрольными СМИ и т.д.) на слабого (протестующие, у которых только голос и тело с руками и ногами). Все эти разговоры про то, как протестующие "провоцируют", как жестоко себя ведут, как агрессивно думают и говорят и вот поэтому-то случилось то, что случилось - это типичное обвинение жертвы.
Почти каждому из нас оно знакомо с детства, каждый помнит чувство справедливого гнева, когда твои обидчики (родители, старшие братья и сестры, одноклассники) мало того, что оставляют тебя рыдать в туалете, так еще и убеждают тебя, что ты сам(а) виноват(а). Но не каждый глубоко задумывался о том, как это обвинение жертвы работает. Механизм у него действительно порой очень сложный, потому что чем взрослее и сильнее ты становишься, тем сложнее признавать, что ты - жертва. Что кто-то объективно сильнее тебя и может заставить тебя рыдать в сортире. Пытаясь сохранить достоинство взрослого сильного человека, ты вынужден(а) как бы игнорировать неравенство сил, учишься не апеллировать к нему, а апеллировать к логике, поступкам, словам и т.д. Это путает и туманит, особенно, когда одинаковые поступки совершается людьми, силы которых не равны (например, акт агрессии омоновца и акт агрессии протестующего; удар жены и удар мужа; угроза матери и угроза ребенка; нападение кошки на человека и нападение человека на кошку). Единственное, что помогает, чтобы стряхнуть с себя туман обвинения жертвы, это задать себе вопрос: а кто в этой ситуации изначально сильнее? У кого больше власти, больше возможностей запугать до полусмерти, побить, искалечить, унизить, все отобрать и при этом громко всем рассказывать, что виноват не он? Короче, нужен простой вопрос "кто здесь власть?", только заданный не риторически, а прагматически, как если бы речь шла о картонной игре в монополию.
И вот тот, у кого есть изначальное преимущество (а тут ненужно конспирологии и викиликса, чтобы понять, у кого оно) - тот и есть виноватый и ответственный. И говорить надо о нем, обвинять надо его. А не народ, который ах какой тупой и агрессивный, который ах, он же и есть власть (любимый ход в таких разговорах, что народ якобы заслуживает ту власть, которую имеет - чушь, ложь и спекуляция).
Но обвинение жертвы удобно и привычно. Басню про ягненка и волка никто не любит вспоминать. И писать статьи о том, какие у нас граждане внушаемые и агрессивные, в какой они беспощадный бунт готовы кинуться и всех нас кинуть, легко и безопасно. Гораздо безопаснее, чем задавать вопросы реальным чиновникам и политикам, ставить под сомнение их компетентность и рассуждать об истинных причинах трындеца.

face

Взять на карандаш

Замечательный текст киевского искусствоведа Натальи Чермалых о выставке "Феминистский карандаш-2":

"Отдаленное эхо нашей общей работы я уловила недавно на выставке, посвященной номинант(к)ам премии Пинчука 2013 года в одноименном арт-центре: Алина Копица, Анна Звягинцева, Евгения Белорусец, Жанна Кадырова и Леся Хоменко присутствовали на Женском Цехе в 2012, не все, но большая часть работ, выставленных в галерее сегодня, включают и феминистскую проблематику. Среди приглашенных зарубежных участниц Женского Цеха была и Надя Плунгян, с которой мы по счастливой случайности познакомились несколькими месяцами ранее в Париже. Вдвойне приятно осознавать, что большинство украинских участниц Феминистского Карандаша-2 – Оксана Брюховецкая, Анна Звягинцева, Алевтина Кахидзе и Алина Копица – попали в поле зрения Нади именно в Киеве. Мой диалог с Надей, начатый тогда, относительно понимания эгалитарных стратегий в сфере кураторства, преодоления иерархичности отношений куратор-художник, вопросов феминистской педагогики и этики, не прекращается и до сегодняшнего дня.

Виктория Ломаско тоже хорошо известна в Украине как художница-график. Ее "Хроники сопротивления" - графические репортажи с авангарда белых протестов в Москве выставлялись на Книжном Арсенале в 2012 году и, наверное, запомнилась многим своим живым взглядом и обезоруживающим умением художницы моментально, в нескольких штрихах схватывать не только факты, но и сиюминутную эмоцию, нерв происходящих политических событий, одновременно фиксируя и интерпретируя их. Несколькими годами ранее ее графическая документация громких судебных процессов экспонировалась в рамках выставки "Судебный эксперимент" в Центре Визуальной Культуры. С тех пор рисунки были объединены в книгу "Запретное искусство", а проект "Рисуем суд!" стараниями Виктории разросся и включил большое количество других графических свидетельств институционального насилия, к которому так часто сводятся суды в России и за ее пределами".

ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ



На фото - Оксана Брюховецкая и Вика Ломаско во время дискуссии 27 октября. Снимала Оля Ахметьева
face

в телевизоре

В среду была на телеэфире, где рассказывала про женщин в искусстве, выставку в музее Мухиной etc.
Ведущие были скорее деликатны, я ожидала куда худшего.
В целом я считаю, что это хороший результат.
Эфир идет всего час, надеюсь, что удалось донести какую-то информацию. Пробовала новую для себя тактику - просто игнорировать дурацкие реплики и не отвлекаться на них.

http://vimeo.com/61115033

Плюс эфира в том, что его без ущерба можно показать бабушке и студентам. Может быть, и ваша бабушка заинтересуется.
11 george

Всякое

Вернулась из Ленинграда, где занималась развеской и монтажом выставок Квир-фестиваля. Это ежегодное правозащитное образовательное мероприятие, в котором я участвовала как куратор выставки и как автор идеи книжки-каталога. Он вышел очень красивым благодаря дизайнеру koivo и всем участникам. Надеюсь, материалы скоро появятся в сети.

Был приятный круглый стол по новому феминистскому искусству. Выступали Ира Гниль из Киева (svobodna.org.ua), Лена Максимова (которую и так сложно уговорить на публичность, а тут она даже привезла из Москвы свои хоругви), Таня Егорова говорила про феминистский самиздат, Марина Винник - про кино, видеоарт и женщин во ВГИКе. Небольшая была дискуссия про фильм Гай Германики, и как в нем показаны женщины.
Я рассказывала, как сделать зин, что такое трафарет, и как ученые относятся к политике. А также пропагандировала Веру Ермолаеву.

Очень переживаю, что не попала на выставку семьи Траугот, по полнейшей глупости. Наша выставка проходила прямо рядом с Мраморным дворцом, и у меня буквально не нашлось свободного часа. Мне это очень тяжело. Закрывается она 14 окт.
Но! только что внезапно выяснилось, что в 20-х числах я встречу А. Траугота на кузминской конференции в Пушкинском доме, где я и сама делаю доклад про Ольгу Гильдебрандт и Мари Лорансен. Он будет говорить о работе над илл. ко "Вторнику Мэри".
Если бы мне в школе рассказали обо всех этих совпадениях, я бы не поверила. Может, удастся пару вопросов ему задать.

Благодаря художнице Свете Ивановой у меня есть одна вещь Трауготов, небольшая, но очень красивая. Чем-то напоминает рисунки к Нарнии и по формату, и по технике.
face

Миф

миф, что женщины якобы более конкурентны, чем мужчины, и невероятно жестоко ведут себя в столкновениях с другими (например, ужасно злословят и ехидничают, в отличие от мужчин, которые всего лишь интеллигентно всаживают в соперника пулю или шпагу или деликатно отправляют в пыточную тюрьму), удивительным образом соседствует в культуре с противоположным мифом, что женщины якобы по природе так нежны и эмоциональны, что не способны выдержать жестокую конкурентную природу бизнеса и политики, а потому нечего им лезть в "большое общество", за пределы спальни и детской.

из frau_derrida
face

Детское

Вчера была в гостях у одной своей знакомой. Оказалось, что она болеет, и чтобы ее поддержать, я взяла к себе на погостить ее 6-летнюю дочку, что я периодически делаю. Мы вместе рисуем, смотрим фильмы итд.
Сегодня наутро девочка подходит и дает мне трубку мобильного телефона.
Там дикий крик. Какой-то незнакомый мужик кричит мне следующее:
"Ты, ненормальная, вообще кто такая. Ты где живешь. Это мой ребенок. Ты мешок дерьма. Как ты смеешь лезть в чужую жизнь к чужим детям. Немедленно звони сейчас же ее матери и разбирайся с ней (??). Как ты смеешь с ней общаться (?). Она психопатка, она психованная (?). Я сейчас тебе вызову милицию, ты тварь и дерьмо и хрен с горы".
И т.д. с использованием зашкаливающего мата.
Я в некотором недоумении спрашиваю, кто он сам такой, и почему он обращается ко мне на ты и таким тоном.
Я сообщаю, что не буду с ним говорить и вешаю трубку.
Через пару минут звонок на городской телефон (?!). Опять он. Текст следующий: "Так, ты. Слушай сюда, поняла меня? Я знаю твой телефон, так что немедленно -" Я, естественно, отвечаю, что в таком тоне беседа не пойдет.
Звонит третий раз. Текст примерно тот же и еще более истеричный.
Требую, чтобы он говорил на Вы. Но он недолго удерживается в рамках. Орет. "У тебя вообще дети есть?!! ты вообще рожала?! Ты кем себя возомнила?!"
Я перешла на металлический голос и ответила, что никто в таком тоне со мной не разговаривает никогда и разговаривать не будет. Опять угрожает мне вызвать милицию.
Вызывайте, говорю.
Ну, тут он бросает трубку.

Интересно, кем надо быть, чтобы позвонить на незнакомый номер и назвать женщину, которая сидит с твоим ребенком, словами "кусок дерьма", при том, что никогда не видел ее в глаза.
И последнее, о чем, видимо, следует сказать публично: я привыкла, что меня спрашивают, прежде чем сообщать незнакомым людям мой городской или мобильный телефонный номер. Я ожидаю такого поведения от любых своих знакомых. Моя квартира - не проходной двор и не место для вымещения чужих истерик.
face

Girls only. Голод

я решила вести тут записи про свою девичию жизнь.
Сначала думала создать специальную закрытую группу. Но подумала, зачем. Стало лень.
Просто создала тэг gynaikeion.

Collapse )