Tags: общество

face

2015 итоги

2015 год был быстрым и утомительным, наверное, общая тема - резкие шаги вперед и такие же сбои, между ними почти не было перерыва. Подведу свои собственные итоги

Наука. Главная тема года - уже не лабораторные, а открытые обсуждения темы советского модернизма в его довоенной версии. В Центре Авангарда провели на эту тему круглый стол, приуроченный к презентации книги Маши Силиной о монументально-декоративном рельефе 20-30-х. К той же теме: участвовала в дискуссии в Гараже по поводу выхода книги "Искусство с 1900 года", сдала большую, на 10 листов, работу в ГИИ, провела финальный круглый стол в ЦА о перспективах исследования соцреализма.

Событие года - выставка Паскина и Фужиты в ГМИИ (куратор - Алексей Петухов) с экспозиционной "ремаркой" к ним в виде работ Мавриной и справки о "13", +написала статью в каталог. Из хороших новостей - вышел сборник кузминской конференции 2012 года, куда я писала о Гильдебрандт и Лорансен

Кураторские проекты и искусство. Мы с Ломаско открыли выставку в Берлине - "Постсоветские Кассандры" (Шифра Каждан, Анатолий Белов, Марина Напрушкина, Gandhi и мы обе), где я показала свою печатную графику и работы с тканью. Сейчас эти вещи вместе с линогравюрой путешествуют на другой выставке - RE:BELLION // RE:LIGION // RE:FORM в Лейпциге. Читала стихи и дискутировала с Оксаной Васякиной в галерее на Шаболовке. Сложилась серия вышивок, сделанных в самолете

Лекции. Впервые (и дважды за год) побывала в Англии, где делала доклад в Кембридже и работала в университетской библиотеке. Во второй раз ездила в Бишкек на конференцию в Штабе. Читала лекцию о Мавриной в ГМИИ. Приняла участие в проекте Глеба Напреенко и Саши Новоженовой для V-A-C с лекцией о советской графике военных лет, где умудрилась вступить в заочный конфликт с Осмоловским (еще при том, что не пришла на собственный доклад...)

Статьи. Из того, над чем было интереснее всего работать: написала в "Неприкосн. запас" про Клода Каона и на АртГид про правый поворот в российском феминистском искусстве

Политика. Убийство Немцова, расстрел Шарли Эбдо, ИГ, теракты по всему миру. Стремительная милитаризация российского общества на фоне войн в Украине и Сирии, конфликт с Турцией, санкции. Про внутреннюю политику писать не хочется. Из другого - окончательно разрушены фрески Василия Маслова в останках дома Стройбюро. Шуховская башня, наоборот, на реставрации. Последний большой митинг в марте, когда толпа подошла почти вплотную к Кремлю. Пожар в ИНИОНе, смерть Гениевой, Эверлинг и Плисецкой
face

Восстание в Освенциме и его героини

Оригинал взят у grimnir74 в Восстание в Освенциме и его героини




7-го октября 1944 года в три часа пополудни в концентрационном лагере Аушвиц-Биркенау на глазах у изумленной публики взлетел на воздух один из четырех крематориев, а в другом крематории на глазах у не менее изумленной публики в горящую печь живьем отправили двух немцев, убили еще несколько подвернувшихся под руку эсэсовцев, всё подожгли, после чего несколько сотен человек, поломав забор с колючей проволокой, бросились из лагеря. Всё это произошло за несколько минут. Под вой сирены немцы ворвались в оба крематория (то, что от них осталось) и расстреляли там всё живое. Убежавших (сумевших даже переплыть Вислу) всех нашли (и при помощи местного населения в том числе) всех вернули в лагерь, всех казнили. Потом это назовут восстанием двенадцатой зондеркоманды. И даже снимут об этом кино. А тогда всех интересовал один вопрос – откуда столько взрывчатки у заключенных?



Collapse )


face

Круглый стол: как преподавать историю искусства XX века. Российский опыт

Поучаствовала в круглом столе в Гараже по поводу выхода книги «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм» (в рамках совместной программы музея и «Ad Marginem»).
В дискуссии, помимо модератора Марии Кравцовой, еще участвовали Александра Данилова (ГМИИ), Елена Шарнова (ВШЭ), директор издательства «Ad Marginem» Александр Иванов и культуролог Юлия Лидерман.
По ссылке можно прочесть целиком, а тут приведу фрагмент моей реплики, который я сама считаю пока наиболее важным:

"Выступающие до меня говорили об определенной ангажированности авторов «Искусства с 1900 года», но я бы добавила, что сегодня мы имеем дело не только с этой школой, но и с некоторой общей теоретической картиной, центрированной вокруг теории, которая сформировалась в 1970-х годах.

Можно провести параллель с недавно вышедшей «Энциклопедией русского авангарда», потому что в какой-то степени в ней содержится российский ответ или диалог с «Искусством с 1900 года», фрагменты которой появились в интернете еще в середине 2000-х. «Энциклопедия русского авангарда» также предлагает нам взгляд, основанный на ситуации 1970-х годов и сосредоточенный вокруг теории, в которой центральными понятиями являются авангард и соцреализм. Литература, на которую опираются преподаватели советского искусства в вузах, выглядит точно так же. Вышло четырехтомное издание, которое эту тему как-то разрабатывает, но на самом деле с его изданием тема авангарда уходит в прошлое. Уходит в прошлое ситуация, в которой представление о советском искусстве осталось на уровне оппозиций.

Авторы «Искусства с 1900 года» базируются, например, на текстах Голомштока. Это хорошо, что Голомшток к нам возвращается через эту книгу: возможно, в результате он даже будет переиздан в России. Но этого мало, так как вся фрагментрированная картина советского искусства, достаточно идеологизированная и, скажем так, неполная, должна быть пересмотрена. «Искусство с 1900 года» нам предлагает сделать шаг в эту сторону. Имеет смысл вспомнить, что есть такие художники, как, например, Александр Арефьев. Как быть с ним? Как быть с филоновскими последователями? С учениками Павла Кондратьева? С ленинградской пейзажной школой? Все эти явления должны занять свои места в общей картине советского искусства, которая преподается в российских вузах".

face

Архив журнала «Ёж». 1928. Тримаг, 2015

Оригинал взят у kroshka_mue в Архив журнала «Ёж». 1928. Тримаг, 2015
Так как 5 томов «Архива журнала Мурзилка» стали очень успешными и востребованными, Тримаг продолжает развивать тему детских журналов и копает вглубь! Поэтому сейчас в работе книги по журналам «Чиж», «Ёж», «Новый Робинзон» и «Воробей». К выставке Нонфикшн выйдет первый том по «Ежу», за 1928 год, жёлтый, красивый и толстый ;) Первый том «Чижа» тоже скоро будет.
«Ёж» — это журнал для детей младшего школьного возраста, лет до 12, для пионеров. С предложениями, чем заняться, во что играть, как помочь родителям. «Чиж» — для дошкольников — журнал-картинка, даже для тех, кто не умеет еще читать.

Ezh-cover

Я с таким удовольствием зачитывалась этими журналами. Это очень практичный, талантливый и самозабвенный подход к детям, очень взрослое к ним отношение. Требование ответственности и осознанности жизни от них. Попытка развить любовь к труду, природе, своей новой стране. Тогда от 5-7 летних детей ждали гораздо большего, чем сейчас. В каждом номере есть схемы как сделать что-то своими руками, например скворечник, или корабль, или лук. И детям самим предлагают взять пилу, рубанок, гвозди и все сделать самим. Сейчас нам кажется, что дети даже в 10 с таким не справятся.
Меня удивило, что есть много очень грустных рассказов, о жизни и смерти животных например. Как кого-то спасали и не спасли.
По материалам очень хорошо видно, чем жили люди после революции. Как воспитывали детей, чтобы потом они закрывали пятилетки в 3 года и жаждали трудовых побед. Но здесь действительно видно, что многого не хватало и это надо было сделать своими руками. И все это настолько искренне подается, что не возможно не верить в эту правду. Хотя сейчас знаешь, что существовала и другая сторона жизни, с теми же колхозами например.
Есть много о жизни в других странах. Здесь идеологии конечно больше. Сейчас достаточно смешно читать о том, как мучились дети в разных капиталистических странах, в то время как у нас «всё уже было хорошо».
Очень много о природе, и о труде на земле. И это так хорошо. Сейчас совершенно обесценился труд на земле, своими руками. Городские дети часто даже не знают, как растет картошка.

Я думаю, что сейчас очень не хватает хорошего детского журнала, талантливого и с хорошим наполнением. Он может быть государственным, он даже может быть с идеологией, но он должен быть практичным и о реальной жизни. Может переиздание архивов старых журналов подтолкнет к созданию нового!

Тогда собрался очень талантливый коллектив. В журналах работали все известные писатели и художники, которых мы любим до сих пор. Писатели: Маршак, Шварц, Хармс, Олейников, Чуковские, Шкловский, Пришвин, Чарушин, Бианки; художники: Лебедев, Конашевич, Тырса, Сафонова, Чарушин, Стерлигов, Ермолаева и многие другие.

В книге есть много рассказов для детей, всяких ребусов, загадок, стихов. Но для взрослых она будет еще более интересна. Это история в чистом виде. В книгу вошло практически 100% материалов (за редкими исключениями, связанными с правами на публикацию). История становится живой, не то, что сухие факты в учебнике.

Collapse )

face

Акции против изнасилований

Последнее время в сми (помимо прочей эскалации агрессии) появляется много информации о групповых изнасилованиях среди подростков и студентов. Это началось еще с дела Анны Шатовой (Новосибирск, 2014), а вот теперь завертелся новый процесс о насилии над студенткой на вечеринке посвящения студентов в МАДИ. Интересно, что всех случаях подробную информацию о преступлении выложили в сеть сами виновники. Дело не в том, что таких преступлений стало статистически больше, скорее, эта проблема приобрела видимость в России. О насилии на посвящениях я слышала и в начале 2000х.
Дело студентов МАДИ приобрело огромную медийную огласку благодаря феминистской группе Femband, которые вели информационную кампанию, стояли в пикетах рядом с вузом и составили петицию о привлечении виновных к ответственности. О ситуации высказались многие СМИ, статью в довольно жестких выражениях написал даже Космополитен. В результате работы активисток в МАДИ в руководстве ВУЗа прошли сокращения, студенты-зачинщики были отчислены, дальнейшие обстоятельства выясняются, возбуждено уголовное дело (http://www.newsru.com/crime/12oct2015/madi.html). Этот действительно быстрый ход дела, беспрецедентный резонанс, который затронул все российские вузы и стал причиной самых широких дискуссий на тему правомерности обвинения жертвы, я считаю огромной личной победой Татьяны Болотиной shagirt.

Ссылка на подробное описание акции: http://shagirt.livejournal.com/161179.html

Петиция
face

Навигация для слабовидящих в России: основные ошибки

Оригинал взят у en_abled в Навигация для слабовидящих в России: основные ошибки
Навигация, или информационное сопровождение - очень непростая тема. Если вы решите поискать  по теме на английском - сходу найдёте нормативы, огромное количество научных исследований, учебников для проектировщиков. Вбейте в поисковик ключевые слова на кириллице - максимум, что вы сможете отыскать, это ущербный норматив ГОСТ Р 52875-2007 "Указатели тактильные наземные для инвалидов по зрению" и записи блоггеров о том, как всё плохо делается (с фото).

Я попытаюсь популярно рассказать о том, какие основные ошибки совершаются в России, когда пытаются проложить цветотактильные дорожки (на самом деле, навигация для слабовидящих включает и другие элементы, но они у нас используются очень редко). Буду основываться на материалах из Самары (главным образом), Казани, Сочи и Москвы. Почему-то считается, что в Сочи и Казани всё сделано образцово (к олимпиаде и универсиаде, соответственно), а в Москве проблема замечательно решается просто засчёт серьёзного финансирования. На самом деле, ничего подобного. Если и есть разница с простым губернским городом - то разве что в объёмах производимого брака. В Самаре, впрочем, горожане тоже уже начинают привыкать к виду ярко-жёлтых рельефных полос на тротуаре: идёт подготовка к ЧМ по футболу.

Почему я берусь высказываться по этой специфической теме? Я проектировщик, специализируюсь на проектировании безбарьерной (доступной) среды (есть и более широкое понятие - "универсальный дизайн"). Много лет этим занимаюсь, работал и с маленькими, и с очень большими объектами.

В общем, поехали. Посмотрим, что и как у нас делается. Фото в тексте, как правило, небольшого размера, если хотите что-то поближе рассмотреть - кликайте.
Collapse )

face

Моя старая лекция об отражениях в искусстве советского гендерного порядка 1930-50-х гг

Неожиданно нашла заинтересованную рецензию на свою лекцию в Музеоне позапрошлого года. Вспомнить ее приятно. Многое с того времени изменилось, начались какие-то новые проекты. Я жалела, что ее выложили в сеть без слайдов, но кому-то, оказалось, удалось ее послушать как аудио.

Самый курьез в том, что в комментариях люди начинают обсуждать мой собственный гендер, называя меня нимфой (ссылка ведет на статью какого-то мужика, полную штампов и мизогиничного бреда: он пишет о "дурочках" из "академической среды", которые его дескать привлекают, но жить он с ними не хочет).

Значения этому придавать я бы и не стала, если бы сама тема "нимфы" не была бы, по исторической иронии, формой гендерного диссидентства в 30х и не содержала в себе оппозицию сталинской норме женственности. Об этом я только что написала статью для сборника памяти Михаила Кузмина, анализирующую смысл параллели, которую современники проводили между художницами Мари Лорансен и Ольгой Гильдебрандт. Стратегия "нимфы" имела в советском обществе четкое политическое измерение: она означала избегание нормативных контрактов, демонстрировала амбивалентность, флюидность - вместо нужной обществу лояльности в образе "советской женщины".

Тема "дурочки", которую в связи с этим многие форсят, очевидно связана с представлениями о непонимании социальных правил и демонстрацией этого непонимания. В сталинском СССР демонстрация нелояльности, в том числе и в гендерном выражении, не расценивалась как милая причуда и вела только к маргинализации, а не к социальному повышению. Об этом можно прочесть у Кобринского в книге о Хармсе, но о женщинах такого написано мало.

Так что теперь мне захотелось прочесть лекцию уже о вариантах "отпадения" от "титульного" женского гендера в 1930-50 е. Надеюсь сделать это в наступающем году - спасибо rikki_t_tavi.


Оригинал взят у rikki_t_tavi в Год назад и сегодня: гендерная тема в искусстве и Надежда Плунгян
К идее заканчивания прошлогодних дел. Я начала с первого июля прошлого года. Тогда я смотрела школу злословия с Надеждой Плунгян и обсуждала, отчего ведущие рванулись бить ногами феминизм, когда собеседница их антрополог, а не социальный активист. В коментах мне дали там ссылку на лекцию Плунгян на ютубе "Советский гендерный порядок 1930-50х гг и его отражения в изобразительном искусстве" (Часть первая и часть вторая).

Там она рассказывает, как менялась презентация женского и мужского образа в изобразительном искусстве после революции. Жалко только, что камера показывает все время ее, а не экран, на котором иллюстрации. Но я слушаю на телефоне и хожу с ним, а потом присела к большому компьютеру и нашла в интернете практически все картины, которые она упоминает. Очень интересно про то как общество, государство давит в сторону корректировки женского образа. Кажется, что художники просто изображают то, что есть, что универсально - а вот нет!

Collapse )
face

"Объективная невозможность" как предлог

На переломах всегда находятся люди, которые ведут доброжелательные разговоры о некоей "объективной" невозможности делать гражданскую работу, хотя известно, что другие ее делают. Не могла понять смысл этих реплик, пока не догадалась, что термин "объективность" служит здесь чем-то вроде кулисы для обозначения конъюнктуры. Например, высказывания о том, что в девяностых была "возможность" создавать НКО, а сейчас ее "объективно нет" меня удивляли, т.к. НКО вокруг нас работают - но сейчас я поняла, что они означают: "НКО больше не является социальной нормой, сейчас социальная норма другая, очнитесь, вы этого просто не понимаете". "Вы просто не понимаете - ИНИОН объективно исчерпал свои функции"; "вы просто не понимаете - в зданиях начала века объективно ветхие перекрытия"; "вы просто не понимаете - научные институты объективно неэффективны"; "вы просто не понимаете - работать с подростками в колониях объективно никто не может", "вы просто не понимаете - аутисты объективно не могут учиться в аспирантуре"и другое. Все реплики реальны, регулярно встречаю их в ленте.


Понятно, что постмодернистские рассуждения всегда маскируют пустоту. Но вот что интересует меня. В потоке подобных реплик звучит четкое требование: самостоятельной инициативы не существует и не должно существовать. И если какое-то действие производится без указания сверху, то нужно убедить других, что это недоразумение, системная ошибка, а люди чего-то недопоняли. Но возможность принимать собственные, произвольные - а значит, творческие - решения сверху никогда спущена быть не может. Для нее могут быть созданы условия, дальше люди действуют сами, или не действуют. Идея "объективной невозможности" накладывает запрет на инициативу и лакирует ее выдуманным общественным мнением.
face

Беспредметное искусство как двигатель прогресса

В последнее время с близкими друзьями и коллегами пошел какой-то второй виток обсуждения темы российского художественного образования – главным образом в том, что касается восприятия искусства XX века в массовом сознании. Один из собеседников, с которым тема возникает постоянно - петербургский график и писатель Рюрик Попов, с которым я познакомилась во время работы над книгой об Ольге Гильдебрандт-Арбениной и перезваниваюсь уже около десяти лет.
Сейчас ему 86: начиная с семидесятых, параллельно своей занятости на Ленфильме он работал в русле кондратьевцев, был частью группы Владимира Волкова, на протяжении многих лет входил в близкий круг Герты Неменовой. Рюрик Попов – один из тех людей, кто хорошо понимает, насколько важно учитывать абстракцию, уметь понять ее, уметь увидеть происходящее в сороковых, пятидесятых, семидесятых не только как «авангард, остановленный на бегу» и разворот к соцреализму, а как результат глубокого переосмысления проблемы «подражания природе» после опытов ГИНХУКа. В его работах - это тонкие подробные рисунки, сделанные карандашом - предметы сияют изнутри, развоплощаясь и снова собираясь на бумаге. Реализм в них рождается из абстракции, и никак иначе.

К сожалению, в художественном образовании слишком многое стоит на месте. В школе и вузах почти не обсуждаются такие вещи, как изобразительная поверхность, увязанность предметов с фоном, да и вообще в широком смысле - сами категории пространства и формы. А ведь в конце концов именно эти вещи указывают на степень погруженности в проблему, на степень нашего осознания происходящего в истории искусства - и в нашей собственной исторической памяти. Когда шутка про то, что "черный квадрат может нарисовать каждый" тиражируется на государственном уровне - она перестает быть шуткой, а становится образом мысли и действия, построенным на самоцензуре.И очень дорогого стоят такие просветительские инициативы, которые ставят себе задачу сделать логику и смысл беспредметного искусства понятными широкому зрителю, предложить студентам обновленные «очки» вместо привычного натуралистичного копирования, вместе с тем поддерживая в них тягу к работе с натурой. Именно такой инициативой я считаю экспериментальную педагогическую работу, которую Вика Ломаско ведет в российских колониях.
Я оглядываюсь на Вику и в своих собственных текстах по истории советского искусства, которые пишу для школьных учителей, в любых лекциях, которые готовлю, и стараюсь всегда рекомендовать ее пособия, написанные очень ясным, открытым слогом.

Я убеждена, что никакой художественный процесс не может быть построен «на всем готовом», на готовых заимствованных концепциях, на эксплуатации наследия без его понимания. Но такие художники, как Ломаско, которые мыслят, анализируют и снова и снова смотрят исторический контекст, применяя его для сегодняшнего дня – такие художники изменят и заставят работать современные образовательные системы.

Вот методичка Вики Ломаско по работе с цветом и формой - по материалам урока, проведенного в Новооскольской девичьей колонии