Tags: наука

face

2015 итоги

2015 год был быстрым и утомительным, наверное, общая тема - резкие шаги вперед и такие же сбои, между ними почти не было перерыва. Подведу свои собственные итоги

Наука. Главная тема года - уже не лабораторные, а открытые обсуждения темы советского модернизма в его довоенной версии. В Центре Авангарда провели на эту тему круглый стол, приуроченный к презентации книги Маши Силиной о монументально-декоративном рельефе 20-30-х. К той же теме: участвовала в дискуссии в Гараже по поводу выхода книги "Искусство с 1900 года", сдала большую, на 10 листов, работу в ГИИ, провела финальный круглый стол в ЦА о перспективах исследования соцреализма.

Событие года - выставка Паскина и Фужиты в ГМИИ (куратор - Алексей Петухов) с экспозиционной "ремаркой" к ним в виде работ Мавриной и справки о "13", +написала статью в каталог. Из хороших новостей - вышел сборник кузминской конференции 2012 года, куда я писала о Гильдебрандт и Лорансен

Кураторские проекты и искусство. Мы с Ломаско открыли выставку в Берлине - "Постсоветские Кассандры" (Шифра Каждан, Анатолий Белов, Марина Напрушкина, Gandhi и мы обе), где я показала свою печатную графику и работы с тканью. Сейчас эти вещи вместе с линогравюрой путешествуют на другой выставке - RE:BELLION // RE:LIGION // RE:FORM в Лейпциге. Читала стихи и дискутировала с Оксаной Васякиной в галерее на Шаболовке. Сложилась серия вышивок, сделанных в самолете

Лекции. Впервые (и дважды за год) побывала в Англии, где делала доклад в Кембридже и работала в университетской библиотеке. Во второй раз ездила в Бишкек на конференцию в Штабе. Читала лекцию о Мавриной в ГМИИ. Приняла участие в проекте Глеба Напреенко и Саши Новоженовой для V-A-C с лекцией о советской графике военных лет, где умудрилась вступить в заочный конфликт с Осмоловским (еще при том, что не пришла на собственный доклад...)

Статьи. Из того, над чем было интереснее всего работать: написала в "Неприкосн. запас" про Клода Каона и на АртГид про правый поворот в российском феминистском искусстве

Политика. Убийство Немцова, расстрел Шарли Эбдо, ИГ, теракты по всему миру. Стремительная милитаризация российского общества на фоне войн в Украине и Сирии, конфликт с Турцией, санкции. Про внутреннюю политику писать не хочется. Из другого - окончательно разрушены фрески Василия Маслова в останках дома Стройбюро. Шуховская башня, наоборот, на реставрации. Последний большой митинг в марте, когда толпа подошла почти вплотную к Кремлю. Пожар в ИНИОНе, смерть Гениевой, Эверлинг и Плисецкой
face

Авангард

старый пост Дмитрия Хмельницкого:

Оригинал взят у dmitrij_sergeev в О термине «советский авангард»
Есть большие сомнения относительно осмысленности его использования в искусствоведении. Collapse )



Рецензия на Энциклопедию Р.А: http://www.theartnewspaper.ru/posts/1229/

Интересно, что Хмельницкий при этом упоминает термин "модернизм" среди запрещенных к употреблению
впрочем, whatever
позднее попробую закинуть и свои сообр.я, но если кратко, считаю авангард таким же пустотным и чисто политическим понятием, как "актуальное искусство", которое потому всегда и пишу в кавычках - в статьях итд
face

"Авангард и авиация" в Еврейском музее

Вчера в Еврейском музее прошло открытие выставки "Авангард и авиация", который я считаю одним из наиболее ярких проектов Александры Селивановой. Сложно представить, что после десяти лет обсуждения этой темы ей наконец удалось собрать в едином - и так изящно решенном - пространстве всю эфемеру советского авиационного мифа двадцатых, от игрушек до плакатов до летных шлемов, от деревянных моделей ранних самолетов до чертежей Циолковского и черновиков Федорова.
Вообще выставка выполнена на замечательном музейном уровне и будет интересна широкому кругу людей именно в силу наглядности и познавательности. Очень понравилось "воздушное" монтажное решение с подвешенными в воздухе белыми досками, на которых помещена живопись и знаковые фотоснимки. Гвоздь экспозиции - полотно Купцова из музея Вооруженных сил, не перестаю удивляться, насколько светлыми выглядят краски в жизни, никакие воспроизведения этого не передают. Есть отличный редкий плакат Марии Бри-Брейн о женщинах в авиации и отдельная стена о летчицах. Каждая тема очень детально разобрана в нескольких плоскостях: документальной, художественной, социальной.
Для меня было большой честью не только принять участие в каталоге в качестве автора, но и предоставить для экспозиции часть дедушкиной авиабиблиотеки. Когда-то эти книги принадлежали его дяде, пролетарскому поэту и авиатору Ивану Рахилло. Очень приятно, что моя статья соседствует с текстом коллеги по "Новой Москве", замечательного исследователя Рамиза Алиева.

Рекомендую всем, кому интересна история раннесоветской повседневности, кто любит авиацию и живопись тридцатых годов, а еще тем, у кого есть дети))))



face

"Героиня нашего времени": Феминистский Карандаш в Осло.

Мы с Викой Ломаско смонтировали и повесили "Феминистский карандаш" в галерее 69 в Осло. Она будет идти там до конца недели в рамках конференции First Supper Symposium. Это тоже сокращенный вариант московской выставки в Москве, называется "Героиня нашего времени". Она начинается с огромного трафарета на стене галереи с изображением амазонки, который я вырезала по рисунку Вики, составив из множества листов а4. На выставке два зала - политический и повседневный. В политическом работа Zoa Art о Таисии Осиповой, инсталляция Яны Сметаниной о погибших правозащитницах, серия Ломаско о суде над Pussy Riot. В "повседневном" - Умная Маша о том, почему гомофобный закон касается российских женщин, Хагра о женщинах и спорте, Ильмира Болотян о жизни в женском монастыре, плакаты Анны Репиной, стикер Zoa Art о насилии и созависимости, Gandhi - трафарет о "невидимых женщинах", и огромный раскрашенный от руки стикер Манной Каши "Феминистское знамя". Привезли еще хоругвь против домашнего рабства, на улице поместили трафарет группы "феминистская инициатива" о женских коммунах.

Вчера виделась с Джудит Батлер и немного поговорила с ней о феминизме и лгбт-правозащите в России, подарила ей историческую брошюру к 20-летию отмены ст. 121, которую мы написали с Ирой Ролдугиной. Они вместе с Рози Брайдотти смотрели выставку, мы провели что-то вроде экскурсии, как делали в Москве. Когда Вика рассказывала о своей документальной серии о проституции в Нижнем Новгороде, выяснилось, что Батлер знает слово mamochka (перевод Thomas Campbell). Выставка им понравилась, задавали вопросы etc.
И Батлер, и Брайдотти спрашивали про российских левых и их реакцию на ФК2, которая их, как я понимаю, не слишком удивила. Переглянулись и сказали, что мир двигается назад в шестидесятые, что в какой-то степени верно, учитывая поступок Александры Галкиной и положительное отношение к вандализму на выставке в арт-изданиях, который был расценен как храбрый "постфеминистский анализ". К этой манипуляции они обе отнеслись с большим отвращением.
Потом, уже вечером, Батлер рассказывала довольно интересно про свой визит в Африку и то, как там устроена самоорганизация женщин, которые ведут борьбу против коррекционных изнасилований. На встречу с ней там пришло человек двести активисток. Довольно впечатляюще, если сравнивать с отношением к изнасилованию в России. То есть, в Африке при полном отсутствии правового поля женщины как-то находят силы для консолидации, сопровождают потерпевшую на суды и требуют мед. освидетельствования. Может быть, и у нас когда-то найдутся для этого силы. А сейчас даже не уверена, найдется ли двести человек протестовать.



Collapse )

face

work

Первая фаза работы подошла к концу, к сожалению, впереди еще более длинный текст. печатаю в темных очках, глаза болят от экрана. в один из дней взяла рекорд - около 12 страниц связного текста со сносками за один прием, правда, после примерно года чтения материалов. иногда я не понимаю, зачем я это делаю

face

Авангард и современное искусство

С Ириной Вакар и Глебом Напреенко на дискуссии у башни Татлина в ГТГ. за кадром Андрей Великанов и Александр Кремер
Встреча на Эльбе, так сказать (если иметь в виду встречу четырех концепций раннесоветского искусства). Великанов вслед за Ерофеевым озвучивал идею тождества насилия в искусстве и в жизни, и обвинял меня в том, что я считаю Петра Павленского "плохим" (внезапно), хотя я даже о нем не заговаривала
Как странно работает этот перенос ответственности сталинского насилия на авангард, не перестаю удивляться



Smith

Война и тд

Закончился самый длинный день мероприятий в рамках питерского ФемКарандаша. Выступала Алина Амосова и Саша Качко, потом Леда Гарина и группа НДТ МР Цвела. видела Дрейдена. Мы напечатали тираж трафаретных плакатов. Сейчас вернулась домой и узнала, что началась война с Украиной и умер Юрий Герчук. Сижу в каком-то ступоре. Иначе не могу описать свое состояние
Прошло всего сто лет, и опять 1914 год
face

Василий Маслов, каталог

Саша Селиванова придумала, а музейный дизайнер сверстала замечательный, хотя и небольшой каталог к выставке с нашими текстами. Шрифт Белуха выбран потому, что его любил сам Маслов. По меткому замечанию Леши Петухова, рыже-черная гамма оживляет в памяти обложки журнала L'art vivant, который многим знаком по Петрову-Водкину :)





Если мне написать где-то в комментах, я могу выслать его пдф.
face

Василий Маслов в Центре Авангарда

Вчера было очень масштабное открытие выставки Маслова в Центре Авангарда Еврейского музея. Накануне до ночи клеили к нему паспарту, и еще раз убедилась в замечательном качестве графики
Пришло действительно много народу, был министр культуры моск области, телевидение (несколько каналов), приехала дочь художника, сотрудники Королёвского музея, градозащитники, арт-критики. Неожиданно для себя сказала во вступительной речи, что разрушение дома Стройбюро было преступлением. По словам министра, дом собираются восстанавливать и делать в нем музей Болшевской коммуны
По дороге был интересный разговор с Машей Силиной о пролетарском искусстве, из которого я также воспроизвела какие-то огрызки. Но ни Маша Силина, ни градозащитница и активистка Мария Миронова, которая организовала борьбу за дом и привлекла к ней искусствоведов, не выступили за недостатком времени, к моему большому сожалению






Collapse )
face

Строительство на костях

Наша с Сашей Селивановой статья на Колте, которую все некогда было повесить. Дом на фотографии больше не существует - его руинировали прямо на наших глазах, но в ходе нашей деятельности разрушение приостановили и фрески, возможно, еще удастся перенести на холст и сохранить. На это нужно полторы недели.
Сегодня в 23.30 будет небольшой эфир по Культуре на эту тему с моим участием, а в воскресенье смотрите более длинный - в 6 вечера в программе контекст будут выступать Саша Селиванова и Евгений Соседов - градозащитник.


Находку в Доме Стройбюро в полной мере можно считать сенсационной. Не только потому, что настенной живописи довоенного времени сохранилось очень мало, и не только из-за очевидности авторства: довоенные фотографии росписи сохранились у дочери одного из коммунаров, художника Василия Маслова (1905—1938, расстрелян). Сенсационная она потому, что найденный памятник известен по архивным материалам и ранее считался утраченным, так как, по неточным сведениям, роспись была сделана внутри другого здания комплекса — коммунарского клуба «Искра», сгоревшего в 1943-м.