Tags: искусство

face

Круглый стол: как преподавать историю искусства XX века. Российский опыт

Поучаствовала в круглом столе в Гараже по поводу выхода книги «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм» (в рамках совместной программы музея и «Ad Marginem»).
В дискуссии, помимо модератора Марии Кравцовой, еще участвовали Александра Данилова (ГМИИ), Елена Шарнова (ВШЭ), директор издательства «Ad Marginem» Александр Иванов и культуролог Юлия Лидерман.
По ссылке можно прочесть целиком, а тут приведу фрагмент моей реплики, который я сама считаю пока наиболее важным:

"Выступающие до меня говорили об определенной ангажированности авторов «Искусства с 1900 года», но я бы добавила, что сегодня мы имеем дело не только с этой школой, но и с некоторой общей теоретической картиной, центрированной вокруг теории, которая сформировалась в 1970-х годах.

Можно провести параллель с недавно вышедшей «Энциклопедией русского авангарда», потому что в какой-то степени в ней содержится российский ответ или диалог с «Искусством с 1900 года», фрагменты которой появились в интернете еще в середине 2000-х. «Энциклопедия русского авангарда» также предлагает нам взгляд, основанный на ситуации 1970-х годов и сосредоточенный вокруг теории, в которой центральными понятиями являются авангард и соцреализм. Литература, на которую опираются преподаватели советского искусства в вузах, выглядит точно так же. Вышло четырехтомное издание, которое эту тему как-то разрабатывает, но на самом деле с его изданием тема авангарда уходит в прошлое. Уходит в прошлое ситуация, в которой представление о советском искусстве осталось на уровне оппозиций.

Авторы «Искусства с 1900 года» базируются, например, на текстах Голомштока. Это хорошо, что Голомшток к нам возвращается через эту книгу: возможно, в результате он даже будет переиздан в России. Но этого мало, так как вся фрагментрированная картина советского искусства, достаточно идеологизированная и, скажем так, неполная, должна быть пересмотрена. «Искусство с 1900 года» нам предлагает сделать шаг в эту сторону. Имеет смысл вспомнить, что есть такие художники, как, например, Александр Арефьев. Как быть с ним? Как быть с филоновскими последователями? С учениками Павла Кондратьева? С ленинградской пейзажной школой? Все эти явления должны занять свои места в общей картине советского искусства, которая преподается в российских вузах".

face

Эль Казовский

Интересный и подробный пост о венгерском художнике Эле Казовском, чья выставка сейчас идет в Национальном музее Будапешта.

Оригинал взят у mila_hunguide в Тень оставшегося в живых
«Тень оставшегося в живых» (A túlélő árnyéka) - это новая выставка Музея изобразительных искусств, посвящённая творчеству выдающегося художника Эля Казовского.
Можно было бы важно надуть щёки: знаем, знаем, мол. Замечательный был художник!
Или можно было бы воскликнуть : «Как, вы ничего не слышали о работах одного из самых известных современных художников Венгрии?»
Эль Казовский: Золотое равновесие (Aranyegyensúly)
Collapse )

face

Беспредметное искусство как двигатель прогресса

В последнее время с близкими друзьями и коллегами пошел какой-то второй виток обсуждения темы российского художественного образования – главным образом в том, что касается восприятия искусства XX века в массовом сознании. Один из собеседников, с которым тема возникает постоянно - петербургский график и писатель Рюрик Попов, с которым я познакомилась во время работы над книгой об Ольге Гильдебрандт-Арбениной и перезваниваюсь уже около десяти лет.
Сейчас ему 86: начиная с семидесятых, параллельно своей занятости на Ленфильме он работал в русле кондратьевцев, был частью группы Владимира Волкова, на протяжении многих лет входил в близкий круг Герты Неменовой. Рюрик Попов – один из тех людей, кто хорошо понимает, насколько важно учитывать абстракцию, уметь понять ее, уметь увидеть происходящее в сороковых, пятидесятых, семидесятых не только как «авангард, остановленный на бегу» и разворот к соцреализму, а как результат глубокого переосмысления проблемы «подражания природе» после опытов ГИНХУКа. В его работах - это тонкие подробные рисунки, сделанные карандашом - предметы сияют изнутри, развоплощаясь и снова собираясь на бумаге. Реализм в них рождается из абстракции, и никак иначе.

К сожалению, в художественном образовании слишком многое стоит на месте. В школе и вузах почти не обсуждаются такие вещи, как изобразительная поверхность, увязанность предметов с фоном, да и вообще в широком смысле - сами категории пространства и формы. А ведь в конце концов именно эти вещи указывают на степень погруженности в проблему, на степень нашего осознания происходящего в истории искусства - и в нашей собственной исторической памяти. Когда шутка про то, что "черный квадрат может нарисовать каждый" тиражируется на государственном уровне - она перестает быть шуткой, а становится образом мысли и действия, построенным на самоцензуре.И очень дорогого стоят такие просветительские инициативы, которые ставят себе задачу сделать логику и смысл беспредметного искусства понятными широкому зрителю, предложить студентам обновленные «очки» вместо привычного натуралистичного копирования, вместе с тем поддерживая в них тягу к работе с натурой. Именно такой инициативой я считаю экспериментальную педагогическую работу, которую Вика Ломаско ведет в российских колониях.
Я оглядываюсь на Вику и в своих собственных текстах по истории советского искусства, которые пишу для школьных учителей, в любых лекциях, которые готовлю, и стараюсь всегда рекомендовать ее пособия, написанные очень ясным, открытым слогом.

Я убеждена, что никакой художественный процесс не может быть построен «на всем готовом», на готовых заимствованных концепциях, на эксплуатации наследия без его понимания. Но такие художники, как Ломаско, которые мыслят, анализируют и снова и снова смотрят исторический контекст, применяя его для сегодняшнего дня – такие художники изменят и заставят работать современные образовательные системы.

Вот методичка Вики Ломаско по работе с цветом и формой - по материалам урока, проведенного в Новооскольской девичьей колонии
face

Кукольные домики для убийств

Оригинал взят у shagirt в Кукольные домики для убийств
Необычное женское творчество
Оригинал взят у vsegda_tvoj в Кукольные домики для убийств
Жуткие «домики» собирала Фрэнсис Глесснер Ли (на фото) в 1940–е и 1950–е годы. Представляли они собой реконструкции реальных мест преступлений в миниатюре. Все детали были близки к настоящим: двери и окна открывались и закрывались, светильники включались и выключались, крошечные журналы, календари и лекарственные этикетки были прекрасно отпечатаны, а пули и оружие выполнялись с потрясающей точностью. Используя две булавки для галстуков и швейные нитки, Ли любовно вязала одежду для каждой жертвы.

Puppet_house_02

Collapse )





face

На память



Весна 2010 г. Как стояли, так и высохли. Вот бы и с людьми было так же.

Пересмотрела "Теорему", в голове вертится какая-то новая интерпретация фильма, например, связанная с требованиями\соц. ожиданиями от людей со стигмой со стороны благополучного "общества" -
вы должны тащить наш воз, вы должны непрерывно разрешать наше томление, нашу скуку, наше нежелание жить, наше нежелание искать собственные пути - в противном случае мы вас убьем и проч. Герой среднее между подавальщицей и святым отцом, что тоже все комически заостряет. Фильм все равно утешил, конечно.

Любое пристальное внимание плохо, положительно оно или отрицательное. Меж тем нашла хорошие точки с китайской едой, вот их хорошо бы не закрыли.

Зачем-то читаю Маркузе. Чем холоднее лето и дождливее, тем приятнее работать в живописи.
face

Кинетические звери

Интервью с автором кинетических береговых зверей, которых все, наверное, видели в движении (ролик есть и внутри статьи). Очень жаль, что в эти дни я буду не в москве.
Мне нравится, что он идет по стопам Тэнгли, но как-то облегчает его материалы, нравится тиражность конструкции из-за использования 3D принтера.



Мои животные, конечно, не воспроизводят музыку, но они издают определенные звуки. И да, в какой-то мере архитектура — это музыка, но в моем случае не застывшая, а постоянно двигающаяся. Обычно для видео я выбираю классическую музыку — мне нравится этот контраст между печальными аккордами и смешными животными на пляже.
face

Зал ожидания

Джордж Тукер. Зал ожидания II, 1982.
George Tooker. Waiting room II, 1982
Одна из моих любимых картин. Про этого художника я думала написать в Арт-Хронику, когда она еще функционировала. Может, еще будет случай

face

Авангард и современное искусство

С Ириной Вакар и Глебом Напреенко на дискуссии у башни Татлина в ГТГ. за кадром Андрей Великанов и Александр Кремер
Встреча на Эльбе, так сказать (если иметь в виду встречу четырех концепций раннесоветского искусства). Великанов вслед за Ерофеевым озвучивал идею тождества насилия в искусстве и в жизни, и обвинял меня в том, что я считаю Петра Павленского "плохим" (внезапно), хотя я даже о нем не заговаривала
Как странно работает этот перенос ответственности сталинского насилия на авангард, не перестаю удивляться



face

К истории о бандитском сносе Шуховской башни