Tags: из детских дневников

face

Дневник 2000 г

Читала о парфянском искусстве (период римского завоевания). Поразительный памятник: статуя местного бога Баалшамина. Застылый идол с протянутыми вперед руками и ассирийской бородой, одетый в подробнейшим образом вылепленное облачение римского воина. Это как если сейчас, к примеру, начали бы писать иконы, где Христос одет в форму НАТО.
Ну и кич. А мы все это изучаем.
Наверное, для стариков парфян все эти римские заходы выглядели так же дико.

21 чиж

разное, поезд, троллейбус

1.Случай недостающего. То, что больше всего дорого, и чего больше всего не хватает.
Думаю, в большей степени культурная необходимость быть раненым, чтобы чувствовать, нежели собственное решение.

2. Ненадежность как таковая - пока лучшее, что выдумало общество.
"Все договоры, в нашем случае, пишутся на песке". Смерть как вероятный выход из любой коммуникации, или превращение собеседника в кого-то другого.







face

перепечатка из старой тетради, итд

Мой опыт (а возможно, опыт каждого?) состоит из череды разочарований, череды малопонятных предательств и разорванных на полуслове разговоров. Вместе с тем моя жизнь наполнена потрясающей красоты зрительными воспоминаниями и узорами внутренних историй, которые принадлежат только мне. В моей власти иногда придумать лучший конец тем вещам, которые сложились не так, как хотелось. Но еще лучше - сочинять совершенно неведомые обстоятельства, где само по себе действие более значимо, чем финал.
Наверное, искусство где-то в соединении этих двух сюжетов. Непереносимости быта и красоты пейзажей.
Отчего люди пытаются упростить и снизить чувства, чтоб уменьшить боль. Все это как-то не пишут в исторических книгах. Пишут о некоем Роке, который, кк бы сам собой, извне, разлучает людей и подвергает их мукам почем зря. А вот о том, что люди сами по себе способны источать яд и злобу, внезапно возненавидеть и отвергать тех, кого любили, сооружать для них ловушки и капканы, в книгах ничего нет. А может быть, это случается только со мной.
face

И все вокруг чего-то ждет

Image hosted by Photobucket.com
Уткинская дача. Здесь жили какие-то Уткины, а теперь она давно заброшена. Окна старинные - веранда.
Снег идет. Вспоминаю, как писала эту дачу в августе, а заметила еще зимой зелено-синие доски на белом. Вот и здесь хотела какой-то отчетливый контур, абсолют какой-то найти, не знаю, получилось или нет.
Снег за окном - всегда радость неспешной работы (может быть, дома над картиной, или в библиотеке), свобода и уют. Чтение, может быть, за освещенной лампой столом, или шатания по улицам с карандашиком. Пела раньше такую песенку: "мой самый главный человек, взгляни со мной на этот снег.." И как интересно, что небо сразу становится темнее, чем белая земля. И рано смеркается.
face

(no subject)

вчера впервые в самом прямом смысле расхотелось жить. никогда раньше этого не испытывала. но здесь вдруг предстали такими мелочными все заботы - искусство, наука. и величественная смерть глядит вниз из космоса, перед ней все равны и ничтожны. я страдаю и не знаю, как это прекратить: не знаю и того, как поступать дальше