Tags: война

face

"Авангард и авиация" в Еврейском музее

Вчера в Еврейском музее прошло открытие выставки "Авангард и авиация", который я считаю одним из наиболее ярких проектов Александры Селивановой. Сложно представить, что после десяти лет обсуждения этой темы ей наконец удалось собрать в едином - и так изящно решенном - пространстве всю эфемеру советского авиационного мифа двадцатых, от игрушек до плакатов до летных шлемов, от деревянных моделей ранних самолетов до чертежей Циолковского и черновиков Федорова.
Вообще выставка выполнена на замечательном музейном уровне и будет интересна широкому кругу людей именно в силу наглядности и познавательности. Очень понравилось "воздушное" монтажное решение с подвешенными в воздухе белыми досками, на которых помещена живопись и знаковые фотоснимки. Гвоздь экспозиции - полотно Купцова из музея Вооруженных сил, не перестаю удивляться, насколько светлыми выглядят краски в жизни, никакие воспроизведения этого не передают. Есть отличный редкий плакат Марии Бри-Брейн о женщинах в авиации и отдельная стена о летчицах. Каждая тема очень детально разобрана в нескольких плоскостях: документальной, художественной, социальной.
Для меня было большой честью не только принять участие в каталоге в качестве автора, но и предоставить для экспозиции часть дедушкиной авиабиблиотеки. Когда-то эти книги принадлежали его дяде, пролетарскому поэту и авиатору Ивану Рахилло. Очень приятно, что моя статья соседствует с текстом коллеги по "Новой Москве", замечательного исследователя Рамиза Алиева.

Рекомендую всем, кому интересна история раннесоветской повседневности, кто любит авиацию и живопись тридцатых годов, а еще тем, у кого есть дети))))



face

"Конец, это конец" и проч

Оригинал взят у hey_jan_ghapama в про "конец"
Я знаю, что многие верят в то, что если что-то совершается плохое, например, в россии, то возникает ощущение, что "система" скоро не выдержит, все развалится, потому что дальше невозможно.
это чувство сопровождало граждан нашей страны давно. вот, например, первая половина 1950-х:
"В лагере мы подружились с Надеждой Марковной Улановской. Ее дочь Майя – моя одноделка. Ее арестовали, когда родители уже сидели, и когда мы встретились в лагере, я первая рассказала Надежде Марковне, что Майе дали 25 лет. Помню, как она кричала: «Всё! Это конец! Это им конец! Если они начали сажать детей – они долго не протянут. Теперь им всем конец» ".
понятно, что конца не было
http://pda.novayagazeta.ru/apps/gulag/49710.html

face

Наталья Зайцева, "русский репортер"

Оригинал взят у zaizeva в post
От многих текстов про Майдан, Украину и Крым - часто пророссийских и тех, что "над схваткой" - есть то самое ощущение тумана, которое возникает каждый раз в манипулятивном споре, результатом которого является обвинение жертвы. То есть фокус каждый раз смещается с сильного (президенты с армией, судами, полицией, водометами, спецслужбами, подконтрольными СМИ и т.д.) на слабого (протестующие, у которых только голос и тело с руками и ногами). Все эти разговоры про то, как протестующие "провоцируют", как жестоко себя ведут, как агрессивно думают и говорят и вот поэтому-то случилось то, что случилось - это типичное обвинение жертвы.
Почти каждому из нас оно знакомо с детства, каждый помнит чувство справедливого гнева, когда твои обидчики (родители, старшие братья и сестры, одноклассники) мало того, что оставляют тебя рыдать в туалете, так еще и убеждают тебя, что ты сам(а) виноват(а). Но не каждый глубоко задумывался о том, как это обвинение жертвы работает. Механизм у него действительно порой очень сложный, потому что чем взрослее и сильнее ты становишься, тем сложнее признавать, что ты - жертва. Что кто-то объективно сильнее тебя и может заставить тебя рыдать в сортире. Пытаясь сохранить достоинство взрослого сильного человека, ты вынужден(а) как бы игнорировать неравенство сил, учишься не апеллировать к нему, а апеллировать к логике, поступкам, словам и т.д. Это путает и туманит, особенно, когда одинаковые поступки совершается людьми, силы которых не равны (например, акт агрессии омоновца и акт агрессии протестующего; удар жены и удар мужа; угроза матери и угроза ребенка; нападение кошки на человека и нападение человека на кошку). Единственное, что помогает, чтобы стряхнуть с себя туман обвинения жертвы, это задать себе вопрос: а кто в этой ситуации изначально сильнее? У кого больше власти, больше возможностей запугать до полусмерти, побить, искалечить, унизить, все отобрать и при этом громко всем рассказывать, что виноват не он? Короче, нужен простой вопрос "кто здесь власть?", только заданный не риторически, а прагматически, как если бы речь шла о картонной игре в монополию.
И вот тот, у кого есть изначальное преимущество (а тут ненужно конспирологии и викиликса, чтобы понять, у кого оно) - тот и есть виноватый и ответственный. И говорить надо о нем, обвинять надо его. А не народ, который ах какой тупой и агрессивный, который ах, он же и есть власть (любимый ход в таких разговорах, что народ якобы заслуживает ту власть, которую имеет - чушь, ложь и спекуляция).
Но обвинение жертвы удобно и привычно. Басню про ягненка и волка никто не любит вспоминать. И писать статьи о том, какие у нас граждане внушаемые и агрессивные, в какой они беспощадный бунт готовы кинуться и всех нас кинуть, легко и безопасно. Гораздо безопаснее, чем задавать вопросы реальным чиновникам и политикам, ставить под сомнение их компетентность и рассуждать об истинных причинах трындеца.

face

Народный сход в СПб

Была на Исаакиевской. Пришли чуть позже, людей было не слишком много, но больше ожидаемого. омон стоял группами, лица закрыты шлемами, были приготовлены автозаки. Люди в толпе разного возраста, разговоры, некоторые были с самодельными плакатиками или значками. Довольно заметны мужички в штатском. Обстановка была скорее спокойная, но время от времени вспыхивали драки (видимо, провокаторы), и омон срывался с места и бегом устремлялся догонять и ловить протестующих. Я попала в один из таких очагов, побежало сразу много людей, выбежали на большую Морскую, по-моему. В этот момент пришло сообщение и от московских подруг, что их пытались посадить в автозак, но не догнали.

Уходить с площади окончательно не хотелось, обратно идти не было сил, поэтому я забралась на колоннаду Исаакиевск собора и фотографировала оттуда все, что происходит. Сверху было видно, как перемещаются провокаторы, как омон через определенные интервалы времени использует стратегию мгновенного набега, но при этом уходило с площади и приходило туда в течение часа примерно одинаковое количество людей.
Экскурсии на колоннаду не прервались, и мимо меня по лестнице шли туристы. Все они обращали внимание на толпу внизу, реакции были разными. Большинство из них вообще не знало, что происходит на площади, но все так или иначе понимали, что это протестный митинг. Один пытался пошутить, что сейчас откроется вид на разгон протестующих, но вышло кисло, и он осекся. Женщина средних лет в ответ на вопрос своей матери - что они кричат? - огрызнулась: "Позор", они кричат "позор". Оценивали по-разному численность, что тоже интересно: кому-то казалось, людей много, кому-то - что мало. Один несколько раз повторил: "Омона больше, чем людей", хотя я бы так не сказала, протестующих было, особенно вначале, существенно больше.

После ждала троллейбуса, слышала отчаянные споры в букинисте, на улице и в столовой, все говорят о войне. В букинисте не знали об итогах схода на Исаакиевской, но говорили, что в 2 часа где-то проходил многочисленный митинг в поддержку ввода войск.















Smith

Война и тд

Закончился самый длинный день мероприятий в рамках питерского ФемКарандаша. Выступала Алина Амосова и Саша Качко, потом Леда Гарина и группа НДТ МР Цвела. видела Дрейдена. Мы напечатали тираж трафаретных плакатов. Сейчас вернулась домой и узнала, что началась война с Украиной и умер Юрий Герчук. Сижу в каком-то ступоре. Иначе не могу описать свое состояние
Прошло всего сто лет, и опять 1914 год
face

Майдан

вот и настоящая война. 50 убито, 600 ранено. мысленно шлю привет всем близким, кто сейчас в Киеве. трудно думать о чем-то другом.

face

Правда


Возвращение к живописи, а особенно к графике требует сосредоточения и серьезного эскапизма, который с возрастом становится все затруднительнее.
Кроме того, взрослому человеку /в отличие от подростка/ постоянно приходится оправдывать и объяснять свой интерес к искусству, особенно если он носит некоммерческий и частный характер.

Вот моя инсталляция 2010 г., которая посвящается гражданской войне и перелому двадцатых годов.
Здесь не хватает перекрещенных вверху пальмовых ветвей, которые более ясно отсылали бы к церковной ткани, но это деталь будет лучше не дома, а на музейной стене.
Материал - ветхая простыня, вышивка черн. нитью, кровь.