Tags: lettering

«Трафаретная» вязь

slavic_stencil_01

Задумывая пару лѣтъ назадъ книгу по графикѣ русскаго письма, мы полагали непремѣннымъ условіемъ включеніе въ нея не только каллиграфіи, но и буквъ въ матеріалѣ: деревѣ, металлѣ, камнѣ. Хотя формально всё это—рисованныя буквы, но въ болѣе широкомъ смыслѣ и онѣ несомнѣнно относятся къ письму. Однако если рукописные образцы, хранящіеся въ библіотекахъ, казалось, вполнѣ можно охватить, тѣмъ паче кое-какіе изображенія есть въ электронныхъ библіотекахъ и изданныхъ книгахъ, то эпиграфическій матеріалъ представлялся абсолютной terra incognita.Collapse )

‘The scriber of the Lindisfarne Gospels’

Третий и последний фильм из серии о Дэвиде Джонсе, в котором, в частности, расказывается и про его волшебные надписи.

И две заметки на полях. 1. Про надписи рассказывает Ивэн Клэйтон, сам прекрасный каллиграф и очень хороший рассказчик. 2. Впервые в фильме увидел фотографию Николет Грэй (кажется, в интернете совсем нет её фотографий). Николет занималась историей леттеринга, была другом Джонса и написала книгу о его шрифтовых работах.

Английские шрифтовые джентльмены

jones_gill

1926-ой год. Бристоль. На фото два английских джентльмена.

Пятью годами раньше джентльмен слева по совету священника Джона О'Коннора (друга Г. К. Честертона и прототипа отца Брауна в его рассказах) едет знакомиться с джентльменом справа. Спустя некоторое время джентельмен слева переходит в католичество во многом под влиянием джентльмена справа, который был обращён за восемь лет до этого. В религиозно-ремесленном братстве в Дичлинге, основанном джентльменом справа, джентльмен слева обучается гравюре на дереве и меди, а также резьбе по дереву. Используя новые навыки он в течение нескольких лет иллюстрирует журнал братства The Game и книги издательства Golden Cockerel Press. Три года джентльмен слева был помолвлен на дочери джентльмена справа и был достаточно близок его семье в течение всей жизни. Так, он многократно бывал у него в Capel-y-ffin, уже после отъезда из Дичлинга в 1925-ом, а также сопровождал в поездке во Францию в 1928-ом. Эта поездка, к слову, послужила толчком к началу его поэтического творчества. Шрифтовыми же работами, довольно известными ныне среди любителей римского и греческого монументального письма, он займётся позже, в 40-ые годы. Однако о них в другой раз, а пока два замечательных фильма о джентльмене слева, повествующие о его жизни до Второй мировой.

Collapse )

Примечательная деталь из второго фильма: наш герой симпатизировал правым силам и после завершения Первой мировой войны хотел присоединиться к английскому десанту, чтобы сражаться в составе Белой армии в России. Настоящий джентльмен.

Архирусское (теория)

arhi_00

Расхожее мнение об архаичности подлинно русской шрифтовой и каллиграфической традиции, о вторичности кириллицы как таковой имеет, как мне представляется, две предпосылки. Хотя корень обеих сходен.

Первая—главным образом практического свойства: с традиционной кириллицей просто мало работали. Collapse )

Виллу Тоотс: 100 книжных обложек

toots_lj

Довольно неожиданно эта книга началась с эстонских электронных букинистов. Поиски знаменитого альбома Eesti Kirjakunst 1940–1970, натолкнули на множество книг, оформленных Виллу Тоотсом. И всё в этих книгах удивляло: и разнообразие композиционных решений, и виртуозность леттеринга и каллиграфии, а более всего то, что большинство из этих книг лежали где-то в глубинах эстонских библиотек и букинистов, практически никому не известные.

После этого открытия письмо под заголовком «Великому формалисту Чёрной речки» переправило часть обложек Евгению Григорьеву. Кажется тогда же я посетовал, что было бы неплохо иметь издание с обложками Тоотса к его юбилею. Посетовал и забыл бы. Но «великий формалист» уже через неделю появился с набросками макета, а наш эстонский друг Март Андерсон в ответ на пространный вопрос об обложках уже фотографировал их в Национальной библиотеке Таллина.

И вот спустя чуть более чем полгода книга почти готова к выходу в издательстве «Шрифт». Дело за малым. И мы надеемся, что наши друзья, коллеги и читатели смогут нам помочь в этом последнем этапе и работы выдающегося эстонского мастера каллиграфии будут изданы.

θανάτῳ θάνατον πατήσας

154.26 КБ

сибирские читатели интересуются, где же традиционная открытка на Пасху.
так вот она, никуда не девалась, только я неделю прятался от всей каменно-имперской красоты в подмосковных берёзках среди монахов-афонитов, дабы в ночь на воскресенье услышать Χριστός ανέστη! и ответствовать Ἀληθῶς ἀνέστη!
с праздником всех празднующих!

logo design

84.73 КБ

всё как-то думалось, что вот сяду и сделаю подачу старым и новым логотипам, с фотографиями разными in use. но чем больше времени проходит от создания, тем меньше хочется этим заниматься. поэтому наскрёб по сусекам разностильных логотипов своих буквенных и выложил на Behance двумя стопочками: кириллической и латинской.

а вот тут написал немного про процесс создания одного из них.

и ещё о труде и радости



Раз уж пост ещё не наступил, то нужно успеть потщеславиться. Таково будет моё мнение.

Вот, предыдущее сообщение может натолкнуть на мысль, что на почве беспрерывной рубки дров я уже совсем растерял весь здравый ум. Но это совсем не та мысль. И если она Вам всё же пришла, то гоните её прочь. Я же хотел сказать, что бывают, ну, не сплошь и рядом, но бывают случаи, когда, глядючи на результат своего дизайнерского труда, не выдержишь и скажешь: «о-о-о-о!», или «вот же э-э-э…», или совсем уж восторженное «дык… да-а-а-а!» Такие глубокие изречения чаще всего вырываются, когда видишь работу не в мониторе, а «в материале».

И вот на днях мой друг Андрей прислал как раз такой итог моих трудов. Вру я, конечно, он-то мне опять джипеги ненавистные прислал. Но работу так мощно впечатали в 500-граммовку, что это даже и на джипегах видно. В общем оттиснули «меня» letterpress-ом! В каких-нибудь Европах это, может быть, чепуха и рутина, а со мной такой конфуз впервые вышел. Ну, пусть чепуха, пусть рутина, но ведь хорошо же вышло.

ангел за забором

angel

где-то год назад написал Эркен Кагаров, предложил поучаствовать в фестивале «Длинные истории Перми 2012». я было согласился, а потом пришли условия: 125 метров неровной заборной поверхности. то есть такой совершенно антигуманный формат: даже не «колбаса», а связка сосисок какая-то. тут я было раскрыл рот, чтобы сказать... пару фраз из немецких романтиков, но сдержался. и не зря, бо среди текстов «на выбор» обнаружился Егор Летов. ну, какой может быть выбор, я вас умоляю, если можно на огромном заборе грянуть по «пластмассовому миру» цитатой Егора. это вам не «всё идёт по плану» гвоздём в подъезде царапать.
вот такой текст: Collapse )