Tags: Алтай

Корона Алтая

korona_00

Удивительно, но с Алтая мы-таки вернулись, хотя, честно признаться, не очень-то и хочется всякий раз оттуда возвращаться. Однако программу выполнили, пора и честь знать: на Корону Алтая зашли, в долине Кучерлы всё исследовали, над озером Дарашколь слезу умилительную пустили, пару перевалов забежали, рерихианцам подивились, а напоследок устроили себе марафон дошагав за день от Аккемского озера до Тюнгура. Но это всё более-менее ерунда, пустопорожность и малозначительные географические подробности, которые ни о чём приличному человеку не говорят.

А приличному человеку я хотел бы сказать вот что… Если у вас, да-да, именно у вас, когда-нибудь случится возможность попасть на озеро Дарашколь, уж будьте любезны, не упустите. Бо из того, что я видел в жизни (хотя и очень немногого),—это самое прекрасное. На сём стою и о сём свидетельствую! Тут вот фотографии ниже, но они, конечно, ничего не передают, потому что такое уж свойство фотографии—ничего не передавать. Но они тоже стоят и свидетельствуют.

Collapse )

Шаолинский дневник. Вместо предисловия

M-52. Чуйский тракт. Возвращаюсь с Алтая.
Неделю бродил рядом с Шавлинскими озёрами, искал заплутавшую золотую осень. Наконец-то нашёл её не на снимках, а рядом—бесконечно прекрасную в своём увядании.

Еду, и улыбка не сходит с лица. Кругом охра лиственниц и полей, а слева она рассекается бирюзовой полоской Чуи, и всё это Художник разбеливает утренним мокрым снегом.

В «Газели» тепло и приютно, а ещё несколько часов назад я вылезал из палатки, засыпанной 10-сантиметровым слоем снега, а потом спешил по еле видным тропинкам к трассе, сквозь туман.

Пропитавшаяся влагой полынь, которую я собрал этим утром из-под снега, лежит в клапане рюкзака. Подсыхает немного, и слышна её тонкая горечь. Никто в этой машине не поймёт, зачем я высушу её и положу в тканый мешочек рядом с подушкой.