Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Великая Пятница

STATERA FACTA EST CORPORIS
(На тему Симоны Вейль)

                             Весы, что выкуп весили,
                             за нас сполна отмеренный,
                             отъяв стяжанье Адово...
                                         Венанций Фортунат

Как всё сошлось, как точно всё сошлось:
итог всех долгих тяжб, итог всех правд
несогласуемых. Открылась правда
последняя, и эта правда—Крест.

Здесь, на Голгофе; в самой точке схода
материков, у средоточья мира;
над черепом Родителя людей.

Как всё сошлось, как точно всё сошлось:

вот жесткий брус, четырехгранный ствол,
обтесанный. Ни ветви, ни листка:
отсечено убранство. Это древо
есть образ непреложной прямизны:
нагая истина и чистота
беспримесная. Немощь без прикрас,
без утешений. То, чего нельзя
вообразить; чего нельзя подделать
воображением. И вот весы,
что выкуп весили, за нас сполна
отмеренный
. Без листьев этот ствол,
нагой и мертвый; и висит на нем
нагой и мертвый Праведник. Вся правда
исполнена. Во всем пространстве мира
отыскано единственное место
для Праведного: место на Кресте.
Что мы одно оставили для Бога
неоскверненным: немощь без прикрас.

Как жёсток ствол, как тяжелеет тело...

С.С. Аверинцев
1986
Москва

О погодѣ

otche

Тоска оставленности

Страстная Пятница. Дождь безнадежный.
День безъ Бога, и завтра еще одинъ.
Торопливо плыветъ растворяясь
Обречённый выводокъ льдинъ.
Такъ язычники—ихъ бога топили
А волны чурбаномъ уже играли—
«Выдубай, Перуне!»—вопили,
онъ тонулъ, и они умирали
Отъ тоски безвоздушной.
Міръ покинутъ.
Молитвы не протыкаютъ неба.
Даже воронъ не щиплетъ хлѣба...
Господи, какъ безъ Тебя душно.
Шепчется, шепчется горячо въ воздухъ
Такой плотный—хоть кусай:
Вылѣзай скорѣе изъ брюха смерти,
Выдубай, Господи, воскресай!

Елена Шварцъ, 2006


Фото Алексѣя Мякишева

Ко дню скорби и непримиримости

ОКРУЖНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ АРХИЕРЕЙСКОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ К ПЕЧАЛЬНОМУ ДЕСЯТИЛЕТИЮ ЗАХВАТА ВЛАСТИ В РОССИИ БОЛЬШЕВИКАМИ

Прошло десять лет, как большевики захватили власть над Россией. Десятую годовщину своего владычества в России справляет ныне безбожный и кровавый Интернационал.

Сердце сжимается от боли, сердечная туга овладевает нами, когда мысленно окидываешь эти прошедшие десять лет.

Collapse )

Духа своего не угашайте. Не унывайте, не падайте духом из-за постигших вас за это время неудач. Придет время, и, Бог даст, оно близко, когда призовет вас земля Русская и вы станете на защиту ее, на укрепление мира и порядка в ней. К этому готовьтесь. Это ваш долг. Ваш удел.

Октябрь 1927 года, Сремские Карловцы, Митр. Антоний

Труды архимандрита Иннокентия



Ревнитель православного просвещения. Название этого фильма удивительно точно характеризует деятельность и жизнь архимандрита Иннокентия (Просвирнина) и перекликается с надписью на его могильном кресте: «Господи, ревность по доме Твоем снедает меня» (Пс. 68:10).
Монах-учёный, приоткрывавший своими работами богатство древнерусской книжности, словесности и духовности современникам, стремившийся вернуть русского человека к своим корням, отец Иннокентий сделал немыслимо много. «Нелегко назвать издание Московского Патриархата, вышедшее в середине 1960-х — начале 1990-х годов, к которому он не был бы причастен»,— писал А. А. Турилов.

Для занимающихся графикой кирилловских шрифтов важны прежде всего два его проекта. Первый — Музей Библии в стенах Иосифо-Волоцкого монастыря, который, к сожалению, прервал свою деятельность после смерти архимандрита, но есть надежда, что будет восстановлен. Второй — издание 10-томной иллюстрированной Русской Библии, призванное параллельно тексту Библии показать образцы русского церковного искусства. При жизни отца Иннокентия свет увидело только два тома: 7-ой (Четвероевангелие) и 8-ой (Апостол), иллюстрированные памятниками русской книжности (причём показаны как миниатюры, так и письмо). Многие из рукописей, воспроизведённые в этих книгах не публиковались больше нигде и никогда. В дальнейшем сподвижницей отца Иннокентия, О. В. Курочкиной, было выпущено ещё три тома, один из которых — на материале икон. Тома же посвящённые библейским сюжетам во фресках, резьбе, шитье и литье, к сожалению, так и остались нереализованными.

Collapse )

Вариант «Пи» («и Пскова»)

pi_01

Кириллическая письменность, возникнув как своеобразный «перевод» греческого алфавита, на Руси продолжала испытывать греческие влияния на всём протяжении своей истории. Иногда такие влияния были прямыми, иногда опосредованными письменной культурой южных славян, болгар и сербов. От греков нам достались и унциал/устав, и начальные представления о вязи (первые образцы которой можно встретить уже в Рязанской кормчей 1284 года), и круглящиеся начертания скорописи.

Collapse )

Кѷрїллъ и Меѳодїй

Богодухновенным поборникам слова нашего слава! А нам, пишущим, чтущим и любящим это слово,—их помощи!
И ещё не забывать того, о чём пишет в одной из работ Сергей Сергеевич Аверинцев:

«… а веками позднее проповедь Кирилла и Мефодия послужила началом славянской письменности. Ибо в сознании эпохи письмо всегда есть плоть „Писания“, а не принадлежность партикулярного языка. Алфавит всегда соотнесен со словом божиим, каким бы мирским целям он ни служил (нередкий мотив житийной литературы — проявление тем или иным святым почтения к любому писаному тексту на том основании, что эти же самые буквы могут составлять и священные слова)».

А картинкой к этому тексту пусть будет пасхальная открытка этого года. Кольми паче сегодня и день отдания Пасхи. Христос воскресе, друзья!

hv_2017

Недостойный Нил руку приложил (автографы святого)

nil_01

Вот бывало, откроешь сайт с современной каллиграфией, и так там всё цветно, экспрессивно, модно и навязчиво, что не выдержишь да и закроешь. Суета, ячество и томление духа.

Совсем другое дело — манускрипты, тем паче манускрипты XIV–XVI веков, периода расцвета русской книжности. Прекрасные в своей скучности развороты время от времени вмещают позолоченную заставку либо изящно выписанную киноварную буквицу, но в основном перед нами просто прямоугольники текста с редкими инципитами, номерами глав, зачал и прочими пометками на полях. Буква к букве, слово к слову (почти без пробелов), страница к странице. И редкий читатель/зритель сходу определит, где работал один каллиграф, а где включался в переписку другой. Текст и Слово в широком смысле не заслоняется личностью мастера-переписчика, а только проявляется под его пером, акцентируется в нужных местах. Однако приглядевшись мы всегда обнаружим, что, например, Закхейка любил поставить размашистый «ук» в конце строки, клирошанин Сергий был поразительно изобретателен в лигатурах, а каллиграф Ник не отказывал себе время от времени в грецизированных формах букв. Но всё это делалось с таким почтением к тексту и чуткостью к форме, что личность писца растворяется где-то меж строками, давая звучать Слову.

Collapse )

Боже, храни полярников

arch

Один человек широких устремлений, когда его одолевали сомнения и тягостные раздумья, выходил из дому вынести мусор. Выходил, как этого требуют законы прекрасного, в домашних тапочках на босу ногу. И дальше, чтобы не уподобиться жене Лота… в общем, больше его ни на работе, ни в семье, ни вообще в этом городе не видели.

А я вот вернулся. Очередной раз вернулся с Севера. Наверное, потому что выходил не в тапочках. Вернулся из деревни Архангело, где, как водится, не молкнет пенье птиц и не отцветает сирень. И где мои друзья плотники-реставраторы рубят шедевр деревянного зодчества начала XXI века. Тут вы, конечно, дружно воскликнете, что я всё вру: и про странника в тапочках, и про шедевр, и уж тем паче про название деревни, более уместное в сказках, нежели в реальности. Положим, на картах деревня действительно называется Шелоховская, положим, странника того я и не видел, но зачем же мне врать про шедевр? Ведь даже когда катишь по трассе от самого Пудожа и говоришь, что едешь помогать храм строить в Архангело, любой, даже самый никчёмный водила кивает, дескать, как же, знаем мы ваш шедевр.

Но я не об этом, совсем не об этом. То есть, конечно, как бы об этом, но не совсем. И я уже наверняка понимаю, не могу не понимать, что мой ЖЖ становится местом прошения за всех тех, кто скорбен сердцем и прекрасен делами. Но как писал классик: «Бог, умирая на кресте, заповедовал нам жалость, а зубоскальства он нам не заповедовал».

И вот, значит, в июне эти самые друзья-реставраторы, авторы известного памятника деревянного зодчества в Архангело, едут в соседний район Архангельской области, дабы реставрировать там очередной шедевр, на сей раз XVIII века. И было бы, конечно, весьма недурственно им помочь. Ведь я как про себя думаю: ежели не хватает духу, чтобы выйти в вечность в тапочках на босу ногу, то должно же оставаться хоть немного совести и хоть чуть-чуть вкуса, чтобы не пройти немотствуя мимо красоты. Таково будет моё мнение.

Александр Медем



давным-давно ещё в университете на семинаре по творчеству Диккенса речь шла о протестантской этике и капиталистическом обществе. и для нас, максималистов, вся эта идея о религиозно оправданном труде, добросовестной работе для приумножения капитала казалась каким-то жалким компромиссом. в голове-то, конечно, крутилось карамазовское: «Не могу я отдать вместо «всего» два рубля, а вместо «иди за мной» ходить лишь к обедне».Collapse )
  • Current Music
    John Tavener—The Protecting Veil
  • Tags