Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Английские шрифтовые джентльмены

jones_gill

1926-ой год. Бристоль. На фото два английских джентльмена.

Пятью годами раньше джентльмен слева по совету священника Джона О'Коннора (друга Г. К. Честертона и прототипа отца Брауна в его рассказах) едет знакомиться с джентльменом справа. Спустя некоторое время джентельмен слева переходит в католичество во многом под влиянием джентльмена справа, который был обращён за восемь лет до этого. В религиозно-ремесленном братстве в Дичлинге, основанном джентльменом справа, джентльмен слева обучается гравюре на дереве и меди, а также резьбе по дереву. Используя новые навыки он в течение нескольких лет иллюстрирует журнал братства The Game и книги издательства Golden Cockerel Press. Три года джентльмен слева был помолвлен на дочери джентльмена справа и был достаточно близок его семье в течение всей жизни. Так, он многократно бывал у него в Capel-y-ffin, уже после отъезда из Дичлинга в 1925-ом, а также сопровождал в поездке во Францию в 1928-ом. Эта поездка, к слову, послужила толчком к началу его поэтического творчества. Шрифтовыми же работами, довольно известными ныне среди любителей римского и греческого монументального письма, он займётся позже, в 40-ые годы. Однако о них в другой раз, а пока два замечательных фильма о джентльмене слева, повествующие о его жизни до Второй мировой.

Collapse )

Примечательная деталь из второго фильма: наш герой симпатизировал правым силам и после завершения Первой мировой войны хотел присоединиться к английскому десанту, чтобы сражаться в составе Белой армии в России. Настоящий джентльмен.

Труды архимандрита Иннокентия



Ревнитель православного просвещения. Название этого фильма удивительно точно характеризует деятельность и жизнь архимандрита Иннокентия (Просвирнина) и перекликается с надписью на его могильном кресте: «Господи, ревность по доме Твоем снедает меня» (Пс. 68:10).
Монах-учёный, приоткрывавший своими работами богатство древнерусской книжности, словесности и духовности современникам, стремившийся вернуть русского человека к своим корням, отец Иннокентий сделал немыслимо много. «Нелегко назвать издание Московского Патриархата, вышедшее в середине 1960-х — начале 1990-х годов, к которому он не был бы причастен»,— писал А. А. Турилов.

Для занимающихся графикой кирилловских шрифтов важны прежде всего два его проекта. Первый — Музей Библии в стенах Иосифо-Волоцкого монастыря, который, к сожалению, прервал свою деятельность после смерти архимандрита, но есть надежда, что будет восстановлен. Второй — издание 10-томной иллюстрированной Русской Библии, призванное параллельно тексту Библии показать образцы русского церковного искусства. При жизни отца Иннокентия свет увидело только два тома: 7-ой (Четвероевангелие) и 8-ой (Апостол), иллюстрированные памятниками русской книжности (причём показаны как миниатюры, так и письмо). Многие из рукописей, воспроизведённые в этих книгах не публиковались больше нигде и никогда. В дальнейшем сподвижницей отца Иннокентия, О. В. Курочкиной, было выпущено ещё три тома, один из которых — на материале икон. Тома же посвящённые библейским сюжетам во фресках, резьбе, шитье и литье, к сожалению, так и остались нереализованными.

Collapse )

о шрифтовой внимательности



Русский культурный слой (а в особенности слой шрифтовой и каллиграфический) очень тонок, практически иллюзорен. Все знания, даже исследователей кирилловского шрифта и каллиграфии, когда это касается вопросов эстетики, как правило, умещаются на паре десятков страниц. Чего же в таком разе ожидать от практикующих дизайнеров/типографов?
Collapse )

РХ

возвернувшись из путешествия по Карелии/Архангельской области, поздравляю всех с праздником Рождества Христова.
радости вам и добрых дорог! Христос на земле—возноситесь!
ну, и песня, как водится. не совсем рождественская, но для меня она стала почти гимном этих северных поездок. тем паче так получилось, что в рождественскую ночь слышал её как раз в таком исполнении.

открытие Катанео

195.96 КБ

так вышло, что первыми образцами итальянского курсива, которые я увидел, когда начинал знакомство с миром каллиграфии, стали работы Германа Цапфа. не помню точно, какие именно листы это были. возможно, что-то из его работ с библейскими стихами, что на картинке выше, или известный лист с цитатой о типографике. но упругие, наполненные внутренней силой и в то же время элегантные формы цапфовского курсива стали для меня неким эталоном этого вида письма.
Collapse )