Tags: обзор блогосферы

Троицкий

Уходят лучшие люди

Вот Гитлер, Геббельс и Гиммлер умерли, как настоящие солдаты и как настоящие генералы. Как патриоты Германии. Всякие там Менгеле, Эйхман и прочие трусливо бежали в Южную Америку, проявили себя полными ничтожествами, прятались, дрожали, не приняли ответственности. А эти - не такие, эти поступили, как мужики, сумели достойно проиграть. Выпили яду и не достались живыми врагу. Одно слово - герои.

И до чего харизматичные малые были - как на подбор, таких поищи еще, не найдешь! Разве ж этот американский сухарь в коляске сравнится с ними? Посмотреть на него - от скуки челюсти сведет. А без таких как они мир стал скучнее, ничто не озаряет унылый пейзаж. Одно делячество и политиканство - пилят что-то, делят между собой, то руки жмут, а то плюются друг в друга, интригуют чего-то за спинами. Ни войны, ни романтики, ни идеи. А какие парады красивые были, свастики все в огоньках - настоящее уличное искусство, кто теперь повторит. Ну, а эти, которые их до самоубийства довели (статья, между прочим!) Объединились всем миром и задавили большинством - много ума-то не надо. Влезли во внутренние дела чужой страны, репрессировали законную власть, все потоптали, разграбили, разделили и к рукам прибрали... Тьфу на них.

А как Адольф красиво речи говорил, как публику зажечь умел, помните? Разве кто сейчас так сможет? Черчилль какой-нибудь сможет так жестикулировать? Вот то-то же. А этот настоящий артист был, тренировался, репетировал. Прирожденный талант. А Геббельс? Между прочим, в честь него пропаганду назвали, до сих пор словом пользуемся. Это же заслужить надо. А термин "железный занавес", кто в политический оборот ввел? А Геринг-то, Геринг! Какой красавец был статный, летчик смелый и когда он в этой своей шубе с воротником щеголял - хоть на бабу сильно похож, зато ни с кем не спутаешь. И сколько смешных карикатур на него рисовали, уписаться можно было. Столько позитива. И туда же, довели. Никого не оставили. Уже не говоря про Муссолини, там вообще беспредел. И подумать только - еще вчера все эти легендарные, яркие люди были с нами, делали нам интересно, выделялись из общей массы. Были в расцвете сил, столько еще могли сделать... И-эхх. Грустно!
melancholy

По мотивам френдленты

Ларс фон Триер сказал:
— На самом деле я нацист.
И тут же получил по морде.
— За что? — спросил Ларс фон Триер.
Но, не получив ответа на свой вопрос продолжал:
— Я всегда хотел быть евреем, но если бы им и был, то второсортным, поскольку у евреев есть своего рода иерархия.
Тут Ларса фон Триера опять стукнули по морде.
— Да что же это такое, господа! Я тогда и говорить не буду,— сказал Ларс фон Триер.
Но, подождав с четверть минуты, продолжал:
— Что я могу сказать... Гитлер был неправ, но я его понимаю.
Тут Ларса фон Триера опять стукнули по морде. Ларс фон Триер попробовал сделать вид, что он этого не заметил и продолжал:
— Если представить себе Гитлера сидящим в бункере…
Но тут Ларса фон Триера так сильно трахнули по морде, что он схватился за щеку и сказал:
— Господа, в таких условиях совершенно невозможно провести лекцию. Если это будет ещё повторяться, я замолчу.
Ларс фон Триер подождал четверть минуты и продолжал:
— На чем мы остановились? Ах да! Его нельзя назвать хорошим парнем, но я немного симпатизирую Гитлеру.
На этом слове Ларс фон Триер опять получил по морде.
— Гитлеру,— повторил Ларс фон Триер.
Трах! — отвесили ему по морде.
— Гитлеру! — крикнул Ларс фон Триер.
Трах! — получил по морде.
— Гитлер! Гитлер в бункере! — кричал Ларс фон Триер.
Трах! Трах! Трах! — получил Ларс фон Триер по морде.
— Я за евреев, но не так чтобы слишком! — кричал Ларс фон Триер.
Трах! Трах! — сыпались на Ларса фон Триера удары.
— Израиль – это заноза в заднице! — кричал Ларс фон Триер, увертываясь от ударов.— О’кей, я нацист!
Но тут Ларса фон Триера ударили с такой силой, что он потерял сознание и как подкошенный рухнул на пол.

Источники: раз и два.