Tags: литература-писатели-цитаты

melancholy

...

В новостях канала "Россия 24" писателя Распутина объявили автором книги "Прощание с Матрёной". Все-таки Брэдбери это гениально угадал. Если на выборах побеждает диктатор, то на стене обязательно будет написано "АРГАНИЗУЕМ СОФАРИ".

melancholy

...

И еще о фильме "Охота на мух", вернее, о интересных совпадениях. Я отметил, что исполнитель главной роли Зыгмунт Малянович очень похож на Веничку Ерофеева (вернее, на писателя Венедикта Васильевича Ерофеева). Как выяснилось, родился он с Ерофеевым в один год.

Интересно то, что сам Ерофеев обожал Вайду, а Вайда планировал ставить "Петушки" - сначала в театре, потом в кино. Про реализацию этого замысла хотя бы в театральном воплощении, увы, ничего найти не удалось.

Из письма Венедикта Ерофеева сестре Тамаре (8 декабря 1988 года)

"Радостнее всего (и это все в ноябре): ты ведь знаешь, наверное, что на анкетный вопрос: кто ваш лучший режиссер мира, я не задумываясь ответил бы: Анджей Вайда,- не Феллини, не Антониони, не Куросава, не Бергман, а Вайда. "Лётна", "Канал" перевернули мне душу, "Пепел и алмаз" поменьше. И вдруг звонок из МХАТа - Вайда был в Москве на ретроспективном показе своих фильмов,- звонок о том, что Вайда намерен мои Петушки по-своему инсценировать в своем театре Зелёна-Гура и обратить инсценировку в фильм, в 89-90 гг. Я сказал: "Передайте ему, что я целиком полагаюсь на его вкус, интеллект и сноровку, поскольку считаю его непревзойденным кинорежисс. из живущих" - мне ответили: "я передам ему это минут через 5, он будет чертовски польщен"

mal_erof
melancholy

...

"Надо понять, что чем состоятельней и привольней живется на Западе, тем меньше западному человеку хочется воевать за тех дураков, которые дали сесть себе на шею. И они правы, они не открывали своих ворот бандитам. Мы заслужили свой режим и своих вождей, нам и расхлебывать.
– Дождутся и они.
– Конечно, дождутся. В благополучии есть губящая сила. Чтобы продлить его на год, на день – человек жертвует не только всем чужим, но всем святым, но даже простым благоразумием. Так они вскормили Гитлера, так они вскормили Сталина, отдавали им по пол-Европы, теперь – Китай. Охотно отдадут Турцию, если этим хоть на неделю отсрочат всеобщую мобилизацию у себя. Они – конечно погибнут. Но мы – раньше.
– Раньше.
– В том беда, что надежда на американцев освобождает нашу совесть и расслабляет нашу волю: мы получаем право не бороться, подчиняться, жить по течению и постепенно вырождаться. Я не согласен, будто наш народ с годами в чем-то там прозревает, что-то в нем назревает... Говорят: целый народ нельзя подавлять без конца. Ложь! Можно! Мы же видим, как наш народ опустошился, одичал, и снизошло на него равнодушие уже не только к судьбам страны, уже не только к судьбе соседа, но даже к собственной судьбе и судьбе детей.Равнодушие, последняя спасительная реакция организма, стала нашей определяющей чертой. Оттого и популярность водки – невиданная даже по русским масштабам. Это – страшное равнодушие, когда человек видит свою жизнь не надколотой, не с отломанным уголком, а так безнадежно раздробленной, так вдоль и поперек изгаженной, что только ради алкогольного забвения еще стоит оставаться жить. Вот если бы водку запретили – тотчас бы у нас вспыхнула революция. Но беря сорок четыре рубля за литр, обходящийся десять копеек, коммунистический Шейлок не соблазнится сухим законом.
Нержин не отзывался и не шевелился. Герасимовичу было чуть видимо его лицо в слабом неясном отсвете от фонарей зоны и потом, наверно, от потолка.
Совсем не зная этого человека, решился Илларион выговорить ему такое, чего и друзья закадычные шепотом на ухо не осмеливались в этой стране.
– Испортить народ – довольно было тридцати лет. Исправить его – удастся ли за триста? Поэтому надо спешить. Ввиду несбыточности всенародной революции и вредности надежд на помощь извне, выход остается один: обыкновеннейший дворцовый переворот."

(Солженицын, "В круге первом", т. 2)

Читаю сейчас. Шестьдесят лет прошло. Все те же разговоры.

melancholy

Вспомнилось что-то

Хранитель монастыря задумался и перекрестил нас. А Марков говорит:
- Это вы напрасно... У нас теперь вместо Бога - ленинский центральный комитет. Хотя наступит и для этих блядей своя кровавая ежовщина...

(Довлатов, "Заповедник")
melancholy

Орхидеи еще не зацвели

melancholy

Валерий Попов. "Довлатов". Часть III.

Все читавшие Довлатова помнят эпизод из "Филиала", где описан Ковригин, ухитрявшийся обидеть сразу всех. Интересно, что эта эпиграмма на Наума Коржавина в полной мере применима и к самому Довлатову.

Виктория Беломлинская вспоминала его слова:

«Вот суди сама: я живу здесь семь лет. За эти годы я поссорился — он стал загибать пальцы на руке, перечисляя имена тех, с кем поссорился, но скоро прервал сам себя и сказал — нет, легче перечислить тех, с кем я не поссорился: вот с Гришей Поляком и еще... нет, вы его не знаете... ну с Бродским я не поссорился, с Лешей...»

Одних Довлатов вольно или невольно обидел своими книгами, других - лично. И даже после смерти он обидел многих, когда была опубликована его переписка с Игорем Ефимовым. Впрочем, последний грех не на его совести - письма опубликовал Ефимов.
Перефразируя Бродского, из обиженных Довлатовым можно составить город. И многие жители этого города уже опубликовали свои воспоминания, от которых отмахнуться не получится.

Все, что было неприятного в Довлатове, Валерий Попов свел к общему знаменателю. Главный грех Довлатова в том, что он цинично и безжалостно использовал людей для создания своих книг и продвижения на вершину литературного Олимпа. "Но его жестокость во многом была производственной необходимостью" или даже "профессиональной болезнью" - он нее он, наверное, и лечился вином. Жизнь писателя судить по обычным меркам нельзя" - формулирует Попов.

Collapse )

Часть I - здесь
Часть II - здесь
melancholy

Остров колец

Я помню, словно это было вчера, как он появился у нашего дома. Это был старый, грузный хоббит с обветренным лицом. На нем был расползающийся от ветхости плащ, похожий на те, что носят гномы. В дырках плаща поблескивала кольчуга, на поясе висел небольшой меч.
«Подходящее местечко, задери меня дракон, - произнес он, оглядываясь, и вдруг загорланил песню, которую пел потом еще не раз:

                        Девять человек – все прислужники кольца!
                        Йо-хо-хо! И слава Саурону!

Голос у него был хриплый и неприятный.
- Подойди-ка сюда, парень! Я собираюсь кинуть кольчугу в вашем драконьем логове, а за дополнительную пару монет ты будешь следить в оба: не появится ли на горизонте маг с длинной бородой. Как меня называть?.. Ну что же, зови меня просто: Хранитель.
Неделя тянулась за неделей, а маг с длинной бородой все не показывался. Но как-то утром я увидел странную, скрюченную фигуру, ковыляющую к нашим воротам. На глаза этого существа был надвинут щиток от солнца.
- Не поможет ли добрая душа бедному слепому хоббитцу, потерявшему зрение в Великой Битве против Всеобщего Врага? Ага, попался! А теперь веди меня к Бильбо или я прокушу тебе шею!
- Вот ваш друг, Бильбо, - сказал я, зайдя в комнату Хранителя.
- Горлум! – прохрипел тот, с ужасом уставившись на моего спутника, быстро сунул руку в карман и вдруг исчез.
- Я не могу видеть тебя, проклятый Беггинс, но я слышу, как дрожат твои пальцы. Верни мою прелесс-сть! Верни мой подарочек на день рождения!
На крыльце раздался шум и крики. Кто-то требовательно застучал палкой в дверь. Горлум с шипением выпрыгнул в окошко и быстро побежал к лесу, припадая к земле. За ним гнались гномы.
В ту же секунду я услышал за спиной громкий стук. Хранитель, замертво лежал на полу, рукав его плаща задрался, с пальца соскочило кольцо. На оголившемся предплечье синела большая татуировка:
«Да сбудутся мечты Бильбо Б-нса!»

.............
.............
.............

- Их только трое! - закричал Боромир. – И кто? Ничтожные коротышки и выживший из ума старик, который ведет нас в Мордор на погибель. И теперь я знаю, что у них на уме! Они хотят отдать кольцо Врагу и только выискивают удобный случай, чтобы предать нас всех!
- Джентльмены, - сказал Гэндальф. Он сидел на бочонке и резко подался вперед. В правой руке у него была горящая трубка. – Кто из вас хочет иметь дело со мной?
В наступившей тишине кто-то неловко крикнул: - Митрандира! Митрандира в капитаны!

.............
.............
.............

- Ну, вот и все, - сказал Фродо, раскуривая погасшую трубку. - А три кольца до сих пор остались у эльфов. И, по-моему, пусть себе у них и лежат. Я свою задачу выполнил и горжусь этим. Одни боялись Барлога, другие – Саурона. А меня боялся сам Саурон.


Collapse )
melancholy

Анекдот с бородой-2

Ха, а вот еще один анекдот - мне недавно студент рассказал.

Пришли два студента к профессору домой пересдавать экзамен по комбинаторике. Пока пересдавали - стемнело, профессор решил оставить их на ночь у себя. Разложил так: в одну комнату студентов положил, в другую - дочку, в третьей сам с женой лег.
Ночью один из студентов просыпается и думает: какого черта я тут с этим придурком лежу, навещу-ка я профессорскую дочь. Заглянул в одну комнату - двое, значит профессор с женой. Пошел в другую - прилег к дочке. В это время профессору тоже не спится: как бы студенты дочку не оприходовали. Встал, заглянул в одну комнату - две головы, в другую - одна голова. Значит дочка. Пошел, лег к ней. Тут проснулся второй студент и думает: этот дурак дрыхнет, а я, пожалуй, пойду профессорскую дочку поищу...
Утро. Просыпается профессор. Один. В комнате студентов. Заглядывает в одну комнату - там студент с дочкой, в другую - студент с женой. Чешет голову: - Сколько лет преподаю комбинаторику, но таких блядских перестановок еще не видел!


Collapse )
melancholy

Анекдот с бородой

Казалось бы юмор - вещь не очень долговечная. Прежде всего он нуждается в контексте, а контекст постоянно меняется. Но есть и вечные ценности! Вот, например, современный анекдот (скопировано из сети):

У одной женщины муж уехал в командировку. Через несколько дней к ней зашел сослуживец мужа и говорит:
- Ты мне давно нравишься. Разреши тебя обнять, за это я дам тебе десять тысяч рублей.
Соблазненная легким заработком, она соглашается. Затем он говорит:
- Дай я тебя поцелую. За это дам еще столько же. Она опять соглашается.
И он снова говорит ей:
- Давай переспим, за это я дам тебе тридцать тысяч рублей.
Через неделю приезжает муж и говорит:
- Я просил своего сослуживца получить за меня зарплату и передать тебе. Он это сделал?


Collapse )
melancholy

Любимый писатель

Отдыхая этим летом в Балаклаве, мы свели знакомство с тремя замечательными молодыми французами. Как и мы они опоздали на последний рейс катера с пляжа и, осчастливленные тем, что встретили НН, свободно говорящую на английском, были выведены нами пешим путем через горы. Потом мы очень мило попили с ними вина в одном из кабаков на набережной.

В какой-то момент один из французов сказал:

- У меня есть любимый русский писатель, я читал почти все его книги. Я его обожаю. Знаете ли вы такого?

- Кто же это? - страшно заинтересовались мы. Ответ меня очень удивил.

Collapse )