Tags: даррелл

melancholy

...

Очень, очень хороший текст-биография Джеральда Даррелла от Марины Собе-Панек. А я вчера его фамилию и названия книг записал в блокнот парикмахерше, пока она меня стригла. Ну это ж надо: быть на Корфу и не прочитать Даррелла. Невозможно! Мы только из-за него туда и поехали.

melancholy

...

А вот Дж. Даррелл про поездку в СССР (из писем и дневника):

"Москва — влажный, тоскливый, унылый город, где постоянно моросит дождь. Ничто здесь не способно нас развеселить. К своему удивлению, я узнал, что в России я — культовая фигура. Практически все, с кем я встречаюсь, читали мои книги".

"Скажу прямо, это не самое лучшее место на земле*. Как только нас показали по национальному телевидению, нас узнают буквально все вокруг. Для нас устроили несколько отличных обедов (весьма странно для Москвы). В целом этот богом забытый город произвел на нас более благоприятное впечатление, чем в прошлый приезд".

"Кавказ — замечательное место, а грузины** очень добры, открыты и гостеприимны. Они напомнили мне греков, особенно своими бесконечными тостами и готовностью целоваться. Думаю, за последние три недели я перецеловал больше мужчин, чем Оскар Уайльд за всю свою жизнь. Почему-то они все стремятся расцеловать и Ли***, что убеждает меня в том, что за коммунистами нужен глаз да глаз".

[еще]

"В Москве мы познакомились с Николаем Дроздовым, очень симпатичным и милым человеком, местной телезвездой. Он предусмотрительно принес с собой шесть небольших стаканчиков в филигранных подстаканниках и огромное количество бренди, чтобы их наполнить. В результате наше купе, где никогда не курили, наполнилось дымом, раздавалось громкое пение, звон стаканов, что весьма огорчило нашу проводницу. Проводница, чтобы вы поняли, — это женщина, которая сопровождает вагон поезда. Она обязана подавать вам чай в любое время дня и ночи, включать и выключать свет и радио (по которому хор Советской Армии исполнял песни о производстве тракторов), а также предупреждать пассажиров, чтобы те не курили в купе. После наших поездок большинство проводниц отправлялось прямиком в психушку. Можете себе представить: десять человек (преимущественно иностранцы), совершенно пьяные, что-то орущие и поющие, продолжающие пить и курить и, что особенно огорчительно, нарушающие все установленные правила. Наконец десять человек вывалилось из нашего купе, и поезд отъехал от перрона. Мы еще немного выпили (в чисто медицинских целях) и легли спать. Благословенная ночь! Утром появилась нервно улыбающаяся проводница с чаем. Мы чувствовали себя отвратительно".

"Вскоре мы прибыли на станцию****. На улице было двенадцать градусов мороза. Вокруг симпатичные домики, которые выглядят так, словно их построил Нэш в 1780 году. Дома выкрашены бледно-зеленой краской с белой отделкой. Очень симпатично и неожиданно. Не стоит и говорить, что остальная часть города, построенная после революции, уродлива до изумления. На станции нас встретил директор Дарвинского заповедника, восемь джипов, грузовик и милицейская машина. Наш эскорт двинулся из города. Впереди неслась милицейская машина с мигалкой и сиреной. Несчастные крестьяне шарахались прямо в грязь, когда мы проносились мимо, не обращая внимания на красный свет светофоров".

"То, как поставлена охрана природы в Советском Союзе, произвело на нас глубокое впечатление. Здесь этому придают такое значение, как ни в одной стране мира. Хотя все эти действия далеки от совершенства, но ведутся они по самым высоким стандартам. В стране множество самых разнообразных заповедников, в каждом из которых нас встречали очень целеустремленные и обаятельные люди, искренне заинтересованные в результатах своей работы. Эта поездка была очень интересной и увлекательной".

"Все, что я могу сказать, что сейчас мы испытываем к этой стране своеобразную смесь любви и ненависти. Мы увидели очень многое, что нам понравилось и глубоко тронуло. Но увидели мы и то, чего видеть нам не хотелось бы. Особенно терзает нас мысль о том, что такое огромное количество замечательных людей вынуждены существовать в рамках такой системы, в которой мне самому жить не хотелось бы. Еще хуже то, что практически все они об этом знают, но ни за что не сознаются".

-------------------------------

* про второй приезд в Москву

** во многих интернет-источниках (напр. публикация в журнале "Вокруг света") почему-то фигурируют русские ("русские напоминают мне греков...")

*** вторая жена Дж. Д.

**** имеется в виду Череповец

Все цитаты взяты из биографии Даррелла авторства Дугласа Боттинга.

melancholy

...

Мой текст к сегодняшней дате. Про любимых писателей.

ДАРРЕЛЛ И ХЭРРИОТ: К ДВАДЦАТОЙ ГОДОВЩИНЕ УХОДА ИЗ ЖИЗНИ

Их книги соседствуют на книжных полках. Условный раздел «О животных». Англия. Двадцатый век. Юмор. Даже не стало их с промежутком менее чем в месяц. 30 января 1995 года умер Джеральд Даррелл, 23 февраля — Джеймс Хэрриот.

Удивительно, но различий между ними больше, чем сходств.

Об англичанах есть два стереотипа. Согласно первому, они традиционалисты. В англичанах есть нечто старомодное, олицетворяющее опрятность и уют. Согласно второму, они странные, почти сумасшедшие. «В нас как бы укрепилась с детства вера... что всякий англичанин чудак и эксцентрик», — писал Достоевский. На этой развилке Даррелл и Хэрриот расходятся в строго противоположные стороны.
[продолжение]

Хэрриот — это здоровый консерватизм: раз и навсегда избранные земля и жена, равномерно развивающаяся карьера, йоркширский пудинг по вечерам и писательство как хобби. Даррелл — полубезумный авантюризм: путешествия по всему миру, малярия и укусы ядовитых змей, жена — соратник по общему делу и писательство как способ заработать на звероловные экспедиции. Хэрриот пытался избежать публичности, переименовав в своих книгах жену, коллег, самого себя и даже город Тирск. Даррелл без стеснения высмеял ближайших родственников.

Считать их книги «прозой о животных» — поверхностно. С тем же основанием «Моби Дик» можно назвать романом о китах. Безусловно, животные у Даррелла и Хэрриота — не только повод для сюжетных линий, но и самостоятельные личности — полноценные участники повествования. И все же это книги не о животных, а о живом. Здесь писатели снова сходятся.

Центральные персонажи историй Даррелла — необычные люди, чаще всего такие же эксцентрики, как он сам. Свой в доску африканский король — фон Бафута, фехтующий с деревьями Джордж, властная владелица борделя Паула, добродушный убийца с чайкой, мать Кралевского, понимающая язык цветов... Полный список охватывает почти всех даррелловских героев. Без животных его проза еще может существовать (есть примеры), но с одними животными она не выживает, превращаясь в дневник зоолога.

На страницах книг Хэрриота людям отведено еще больше места. Среди них тоже встречаются чудаки, но большинство персонажей — грубоватые йоркширские фермеры, которых вряд ли можно назвать эксцентричными. Хэрриот описывает довольно рядовые происшествия — неудачное свидание, бегство от быка, озадачивающую болезнь овцы. Животные для него — пациенты, иногда друзья, а в целом что-то вроде соседей по городку. Он с симпатией пишет «о всех созданиях прекрасных и удивительных», но не так уж удивляется. Это скорее даррелловская черта — удивляться и восхищаться, всматриваясь во все творения природы.

Книги Даррелла — ода широте, парадоксальности и разнообразию мира. Стремись к мечте, не бойся и не сиди на месте. И смотри во все глаза. Книги Хэрриота о том, что мир может открыться и через обыкновенную тяжелую работу, в общении с самими простыми людьми. Пойми, в чем твое призвание, и старайся любить все живое — в провинции родной страны найдешь и радость, и смысл, и книгу.

Два разных пути. Разных, но не противоречащих друг другу.

Пусть их книги так и стоят рядом.

Опубликовано: http://prochtenie.ru/texts/28080
melancholy

My Family and Other Animals

valatsuga79 напомнил, что в этом году исполняется 55 лет даррелловской книге "Моя семья и другие звери". Статистика говорит о том, что это самая популярная книга Даррелла во всем мире - и я статистику поддержу. Это была его первая книга, которую я прочитал, когда мне было лет десять, а перечитывать ее я буду, вероятно, до самой смерти.

Почему самая популярная - это понятно. Во-первых, если верить биографам, всегда неохотно работавший над книгами Даррелл написал эту вещь на едином дыхании, осознавая, что греческое детство полностью определило и его личность и всю его жизнь.

Во-вторых, Дж.Д. обычно определяют, как "автора книг о животных", что совершенно неправильно - он с таким же успехом и автор книг о людях. Те его книги, которые целиком замкнуты на зверях, читаются с трудом. С другой стороны, как традиционный английский писатель-юморист, он бы тоже был не очень ярок, стоя за спинами Диккенса, Джерома, Вудхауса и остальных. Сила Даррелла в частности в том, что он показывает окружающий мир населенным яркими личностями людей и животных, каждая из которых интересна по-своему. Родной брат Ларри и геккон Джеронимо у него органично сосуществуют как практически равноправные персонажи. В "Моей семье" эта пропорция соблюдена идеально. Вся книга населена яркими эксцентриками, а часто просто чудаками - даррелловская семья в полном составе, Спиро, Теодор, Джордж, Человек с золотыми бронзовками, Кралевский и его мать, Убийца с чайкой, друзья Ларри... С другой стороны свой не менее яркий вклад вносят Роджер, Додо, Джеронимо, Сороки, Ахиллес и другие. И, наконец, все фарсовые сцены из жизни этих персонажей в точном темпе перемежаются с чудесами корфуанской природы, которые видит мальчик, обладающий этим талантом - видеть.

Ну, а в третьих и в главных... По-моему, главный секрет очарования этой книги в том, что она - о рае. В котором ни у кого нет тяжелых обязанностей и каждый занимается чем хочет. В котором все живы и молоды, в котором окружающий мир приветлив, бесконечно разнообразен и красив. Уйти из этого места навсегда? Ну уж нет. Вот и перечитываю, перечитываю, перечитываю...
melancholy

Братья-писатели

Старший брат - именитый писатель, чуть ли не силком усаживает младшего (никогда не писал и не хочет) за печатную машинку. Младший начинает писать и почти сразу становится известным, а вскоре пишет абсолютный бестселлер.

Это реализовалось в паре Валентин Катаев - Евгений Петров. Недавно осознал, что абсолютно та же схема сработала у Лоренса и Джеральда Дарреллов.
melancholy

Природа Корфу: продолжение. Гекконы.

В дневное время почти все гекконы прятались под отставшей штукатуркой на садовой стене. А вечером, когда заходило солнце и прохладная тень магнолии окутывала дом и сад, они выставляли из щелей свои маленькие, с золотыми глазами головки, внимательно оглядывали все вокруг и тихонько выбирались на стену. В сумерках их плоское тело и короткий, почти конической формы хвост казались пепельно-серыми. (Джеральд Даррелл "Моя семья и другие звери")



Слоны - самые крупные четвероногие африканского континента Гекконы - безусловно одни из самых симпатичных животных, населяющих Корфу. Зная о том, что геккон - существо для острова вполне обыкновенное, я был несколько обескуражен тем, что не столкнулся с ними в первый же день на стенах отеля. А ведь стоило, сперва, вспомнить того же Даррелла, чтобы сразу сообразить, что глупо было ожидать встречи с гекконами в светлое время суток. Был и второй, еще более очевидный фактор, - геккону нечего делать на гладкой стене, где ему попросту негде спрятаться от лап туристов и других хищников. Взяв в расчет эти простые соображения, день на третий я стал искать встречи с гекконами более осмысленно, - присматриваясь ночью к относительно старым стенам с неровной штукатуркой и множеством отверстий. Это сразу же принесло должный результат и наше любопытство было вознаграждено.

Collapse )
melancholy

Природа Корфу

На вопрос "почему именно Корфу" у нас есть несколько ответов, но есть и главный: потому что Даррелл. Не Лоренс (до него, увы, пока так и не добрался), а Джеральд, конечно. Если бы мне предложили заполнить полку только самыми важными для меня книгами, трилогия Дж. Д. о Корфу была бы там на почетном месте. В первый раз я прочел "Моя семья и другие звери" еще в младших классах школы и с тех пор перечитываю почти каждый год.

Из этого предисловия становится понятным, заходить ли под кат. Пляжи, как и мощи святого Спиридона, признаться, меня интересовали одинаково мало, так что про это здесь ничего не будет. В основном природа и немного о людях. Курсивом - цитаты из Дж.Д.



Collapse )