Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

melancholy

...



Где-то в Галилее. Израильского фотофлуда вам в ленту. Нельзя же целый день разбирать и обрабатывать фотографии, а потом никому кроме жены их не показать. Поясняющие подписи к каждому снимку прилагаются.

Collapse )
melancholy

...

Очень, очень хороший текст-биография Джеральда Даррелла от Марины Собе-Панек. А я вчера его фамилию и названия книг записал в блокнот парикмахерше, пока она меня стригла. Ну это ж надо: быть на Корфу и не прочитать Даррелла. Невозможно! Мы только из-за него туда и поехали.

melancholy

...

Арсений Тарковский. КОНСТАНТИНОПОЛЬ

За утренним чаем мой отец отложил в сторону газету и сказал:
— Если обстоятельства будут благоприятны, мы поедем в Константинополь.
Я спросил:
— Что такое обстоятельства?
Мне объяснили, но я объяснений не понял.
С этого дня к вечерним молитвам, предписанным правилами моего поведения, я добровольно прибавил еще одну:
— Господи, сделай так, чтобы были обстоятельства благоприятные.
Потом я спросил, что такое Константинополь.
[...]— А почему ты спрашиваешь?
Я не напомнил отцу, что он сам только что говорил о Константинополе: лишними словами я боялся спугнуть возможность путешествия, — и ответил, что спрашиваю просто так.
Отец сказал, что Константинополь — столица Турции, достал с полки один из томов «Истории Франции» Мишле и показал мне, где нужно смотреть.
Картинки Дорэ из «Истории Франции»!
Крестоносцы в Константинополе. Золотой Рог. Битвы на мечах и ятаганах. Луна в первой четверти над дворцами султанов. Всадники на конях, встающих на дыбы. Паруса у набережных.
Я рассматривал эти картинки в течение восьми лет, когда болел свинкой, скарлатиной, коклюшем, корью, круппом и гриппом, и когда был здоров и мне надо было учить уроки, и когда я почему-нибудь плакал и меня хотели утешить.

Однажды к нам на кухню пришла соседская кухарка и сказала:
— Царство Божие внутри нас.
— Как так — внутри нас? Может быть, есть и внутри, но то — не настоящее. Настоящее Царство Божие — Константинополь.
У нас жил Александрик, беглый монах, вывезенный отцом из своей сибирской ссылки. Однажды Александрик уехал в Иерусалим, а потом возвратился оттуда. Он держал путь через Константинополь, который называл Цареградом. Ну конечно — Цареград, всем городам царь! По словам Александрика выходило так, что в цареградскую Святую Софию войти ему не позволили мусульмане.
— А вы попросили бы турок, — говорил я Александрику, — они прогнали бы мусульман, и вы попали бы в Святую Софию. Константинополь ведь их столица!
Он говорил мне, что если бы в Софии была церковь, а не мечеть, то и там пахло бы, как у нас в соборе. Так вот чем пахла турецкая столица.
Все, что Александрик рассказывал о своем путешествии, смешалось в моем воображении; свойства других городов и людей, о которых он любил вспоминать, я постепенно одно за другим придал Константинополю и его жителям.

Несколько лет спустя кто-то из домашних некстати повторил когдатошние слова отца:
— Если обстоятельства будут благоприятны, мы поедем в Константинополь.
— При чем тут Константинополь?
— Это поговорка.
— Такой поговорки нет, — сказал я.
— Много ты знаешь, это наша семейная поговорка. Твой дед всю жизнь собирался в Константинополь, да так и не собрался. С тех пор у нас в семье, когда кто-нибудь замечтается о невозможном, говорят: если обстоятельства будут благоприятны...
У меня кровь отхлынула от сердца: так вот оно что!

Мне обстоятельства не благоприятствовали. Может быть, туда и ходят пароходы, но никогда ни на один из них я не достану билета, и столицы Турции, Константинополя, не увижу.

О, Константинополь!
Шатры Золотого Рога!
Корабли морских разбойников!
Дома с турецким ситцем в окнах!
Олегов щит на городских воротах!
Нуга!
Орехи на меду!
Липкие сласти в корзинах разносчиков!
Турки и турчанки, турчата в фесках и туфлях с помпонами, ангелы Цареграда!
Верблюды!
Ослики!
Карлик Мук!
Турецкие чудеса!
И даже ты, турецкая гимназия!

Я молился:
— Отче наш, хлеб наш насущный, спаси и помилуй турок и город Константинополь!

[11 июля 1945]

---
Печатается по изданию "Судьба моя сгорела между строк" (2009 г)
melancholy

...

Опять, как погляжу, тайну группы Дятлова раскрыли. Инфразвук теперь. Точнее, снова. И в комментах как всегда - вырванные языки, взрезанная снаружи палатка, засекреченные материалы, рука КГБ и радиоактивные штаны.

Давно думаю, что это хороший тест на трезвомыслие и умение работать с фактами. Дайте человеку два дня и попросите проанализировать источники и сделать выводы. Сразу станет ясно: дружит человек с реальностью или является персонажем "Маятника Фуко".

melancholy

(no subject)

gagarin

В ленте пишут про памятник Гагарину в США. А этого Гагарина я сфотографировал четыре года назад в Лондоне. Причем не где-нибудь на окраине, а недалеко от Трафальгарской площади.
Бастер-сыщик

...

Давайте поиграем в старую народную забаву "О чем БГ?"

Вот песня "Праздник Урожая Во Дворце Труда":

[текст]
Сколько мы ни пели – все равно, что молчали
От этого мертвой стала наша святая вода;
По нам проехали колеса печали
И вот мы идем
На Праздник Урожая во Дворец Труда.

Время уклоняться, но как уклониться?
Уйти с этой зоны, вырвать из себя провода;
А Роза Леспромхоза и Мария Подвенечная Птица
Готовы отдать все, что есть, за билет
На Праздник Урожая во Дворце Труда.

Мы знаем, что машина вконец неисправна;
Мы знаем, что дороги нет, и не было здесь никогда;
Закрой глаза, чтоб не видеть
Крадущегося по полю фавна;
В двери стучит сорвавшаяся с неба звезда.
Праздник Урожая во Дворце Труда.

Красный краплак и черная сажа;
В античных руинах разорванные в хлам поезда;
Под ногами прохожих – холсты Эрмитажа;
Дирижер абсолютно глухой:
Праздник Урожая во Дворце Труда.

Сколько мы ни пели – все равно, что молчали;
Поэтому мертвой стала наша святая вода;
Беззвездной ночью я буду ждать на причале;
Мы в самом начале.
Праздник Урожая во Дворце Труда.

---

На мой взгляд, редкий пример борисборисычевой песни, где почти все понятно. И все-таки есть, что обсудить.

Мне, например, не дает покоя крадущийся по полю фавн. Не придумав ничего сам, стал искать в сети и наткнулся на весьма убедительную параллель с стихотворением Волошина, подмеченную partr:

[Волошин текст]Когда непробужденный человек
Еще сосал от сна благой природы
И радужные грезы застилали
Видения дневного Мира, пахарь
Зажмуривал глаза, чтоб не увидеть
Перебегающего поле фавна,
А на дорогах легче было встретить
Бога, чем человека,
И пастух,
Прислушиваясь к шумам, различал
В дыханьи ветра чей-то вещий голос.

далее здесь


Пока мне не вполне понятно, что делает такой благостный образ в жесткой и мрачной песне. Почему, кстати, пахарь зажмуривал глаза? Есть поверье, что нельзя видеть божество? Или все это по смыслу рифмуется со строчкой "мы в самом начале" и речь о том, что Россия в первобытном мире "радужных грез" и весь путь цивилизации со всеми ее темными периодами нам предстоит пройти с начала?

Последнее предположение не очень вяжется со следующей же строчкой:

"В двери стучит сорвавшаяся с неба звезда".

По-моему, очевидно, что, как чекисты ночью, в дверь стучит звезда Полынь из Апокалипсиса:

"И третий Ангел воструби, и паде с небесе звезда велика, горящи, яко свеща, и паде на третию часть рек, и на источники водныя. И имя звезде глаголется Апсинфос (что значит: полынь): и бысть третия часть вод яко полынь: и мнози от человек умроша от вод, яко горьки беша"

Отравленный источник, кстати, центральный образ следующей песни альбома "Пришел пить воду". То есть речь о том, что пришли последние времена - причем же здесь девственные часы человечества  Пока что я для себя не разобрался.

Если есть идеи о подтекстах других строчек песни - давайте тоже обсудим.
melancholy

Тарифа

map

Вчера, путешествуя по гугл-карте, я забрел в Южную Африку и захотел добраться до мыса Доброй Надежды, который так любили огибать жюльверновские мореплаватели.
Убедившись, что в самой южной точке материка, где по моим представлениям он должен был находиться, мыса Доброй Надежды нет, я взял помощь Википедии - мыс оказался несколько западней ожидаемого.Тогда я отправился искать мыс Горн, который, как я предполагал, находится в самой южной точке Южной Америки. Мыс Горн и правда оказался на самом юге, но не материка, а острова из архипелага Огненная Земля. Кроме того, выяснилось, что южнее его находятся острова Диего-Рамирес, поэтому и самой южной точкой примыкающих к материку островов мыс Горн считаться не может. В этот момент я подумал о том, как же приблизительны, а то и откровенно мифологичны практически все наши знания и как большинство из них существенно изменяется, как только начинаешь увеличивать масштаб на условной гуглокарте. А еще я вспомнил, как в прошлом году мы побывали в Тарифе и решил разобрать фотографии.

Всем известно, что выход из Гибралтарского пролива ограничен Геркулесовыми столбами - как понятием, пришедшим из мифов, так и вполне определенными географическими точками, в которых стояли две символические колонны со статуями. Википедия говорит, что эти памятники античности были стерты с лица Земли в 711 г. н. э. "во славу Аллаха" арабским полководцем.   Если по поводу европейского столба разночтений нет - это Гибралтарская скала, то про африканский есть две версии - это либо гора Джебель-Муса, либо гора Абила. На карте показано, где располагались столбы (отмечены красно-белыми точками). Таким образом, предполагая, что европейский Геркулесов столб должен находиться в самой южной точке Испании, или, что столбы находятся в самом узком месте пролива, мы ожидаемо ошибемся. На самом деле, самое узкое место пролива располагается западнее, а самая южная точка Европы находится в городе Тарифа.

Так как Гибралтар является территорией Великобритании и попасть туда из Испании без головной боли не получается, мы наметили в нашем португало-испанском маршруте посещение Тарифы.

[фотографии ]
map2

Посмотрев на карту, можем убедиться, что самая южная точка, как и в случае с мысом Горн, находится не на материке, а на маленьком острове (русские источники вносят путаницу, называя остров то Лас-Паломас, то Тарифа, но на самом деле, это одно и то же). Внесем еще большую точность, упомянув, что остров перестал быть островом после соединения с материком крошечным перешейком.

К сожалению, на самом островке располагается военная часть и поэтому проникнуть туда простому смертному невозможно. Можно только побродить по перешейку, с левой стороны которого стоит табличка "Mediterraneo" (Средиземное море), а с правой - "Atlantico" (Атлантический океан). Самое интересное, что эти два направления действительно разительно отличаются.

По левую сторону - ласковое море приятного цвета, куда направляются загорелые купальщики...

mediterraneo

По правую - суровый океан с парусниками...

atlantico

и внушительными волнами.

wave1

Поэтому в воду там лезут, в основном, серферы. Бдыщщщщщщщщььььььььььььь....

wave2

Еще раз посмотрим на Атлантику. Видите вот тот берег в тумане? Это Африка, берега Марокко.

atlantico2

Теперь посмотрим налево. Тут расселся какой-то мутный тип в позе "Чехов в Ялте".

ya

Прогоним его и получше рассмотрим гору за его головой. Знаете, что это?

africa

Ну да, это тоже Африка. Да, так близко. Да, я сам не поверил. Расстояние от одного берега до другого - 14 километров.

Это, конечно, главное, ради чего стоит ехать в Тарифу. Посмотреть с одного континента на другой - ощущение.

В городе можно найти и другие интересные вещи. Например, на холме стоят остатки древней Сторожевой башни, с помощью которой происходил обмен сигналами через пролив.

watchtower

На пути из Тарифы мы остановились, чтобы хоть издали посмотреть на Геркулесов столб. Ни за что не догадаешься, что это Британия, правда?

st

melancholy

Никос

showPicture.php

Кто-то из френдов, наверное, помнит мой рассказ трехлетней давности о Никосе Сакалисе - мизантропичном греке с Корфу, который делает разные кайфовые вещи из кожи. Не читавшим, позволю себе нескромность порекомендовать тот пост - уж очень интересный тип этот Никос.

После этого вы, вероятно, поймете почему я так радовался, когда, помониторив гугл, обнаружил, что Никос там проявился и даже выложил свои фотографии. Я утащил их сюда вместе с текстом, которым он сопроводил рекламу своего магазина.

Сейчас вы убедитесь, что рассказывая о Никосе, я не преувеличил ни на йоту.

Collapse )
melancholy

Памяти доктора Гримсби Ройлотта

В Лондоне мы посещали бункер Черчилля, в котором расположен посвященный ему музей. Не успели мы спуститься в подвал и подойти к первой же комнате, как услышали громкий свист, выводящий какую-то мелодию.

Совсем туристы охренели, - сказал я, но вскоре понял, что был неправ. Загадочный свист сопровождал нас во время всего осмотра, а так как источник звука обнаружить не удавалось, я заключил, что это часть музейного антуража. Возможно, покойник любил так подбодрить себя в минуты раздумий или пребывая в хорошем настроении.

Вечером, когда мы вернулись в отель и легли в кровать, я выключил свет и задумчиво сказал жене.

- Представляешь... Мы сейчас лежим в темноте... Тишина... И вдруг раздастся этот свист, близко-близко... Прямо в комнате...

Не знаю, как она меня не убила.