Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

melancholy

...

Премьера полной аудиозаписи обретенного нами в прошлом году интервью Венедикта Ерофеева, которое летом 1982-го он дал Дафни Скиллен.

Скачать звуковой файл удобно в библиотеке ImWerden: https://imwerden.de/publ-8781.html

Текст интервью опубликован здесь: http://znamlit.ru/publication.php?id=7407

В оформлении использована цветная фотография Венедикта Ерофеева, сделанная Daphne Skillen в Абрамцеве (1981 год).

В первом комментарии на youtube - хронометраж с быстрыми ссылками (перейти по клику), а здесь тот же хронометраж без ссылок:

00:23 О детстве и учебе в МГУ
02:06 "Записки Психопата"
03:37 О разных работах

06:09 О Владимирском пединституте
07:33 Работы после отчисления из ВПГИ. Коломна
08:10 "Благая весть"
08:50 На кабельных работах
11:17 О стихах для сына
12:08 О женитьбе и Петушках
13:56 "Дмитрий Шостакович"
18:24 "Саша Черный и др."
19:30 Замысел произведения на еврейскую тему
20:42 "Мои семь евреев"
21:19 О повлиявших книгах

[дальше - интереснее]

23:45 Когда и как писалась поэма "Москва-Петушки"
25:21 Как писался "Дмитрий Шостакович"
26:07 Почему "не пишется"
26:58 О замысле трагедии
27:26 Про общение с рабочими и о народе
29:33 О попытках публикации
30:43 "Скажи, Веня, когда ты начал пить?"
36:08 О Синявском
37:30 О музыке и об игре на рояле
38:25 Еще раз о написании "МП" и работе на кабеле
41:15 О первом произведении
41:58 О Библии и о религии
42:50 О международной политике и футболе
43:55 О Маргарет Тэтчер и Фолклендских островах
45:11 Об израильтянах и британцах
46:20 Нравится ли Англия и за что
47:27 О нелюбовях в музыке
48:25 О любовях в музыке
50:34 О Высоцком и Окуджаве
52:09 О русской песне
53:32 О романсе

melancholy

...

В свежем номере "Троицкого варианта" вышла моя рецензия на вот эту очень хорошую книгу. Размещаю и здесь.

«...ТОТ, КТО ДОГАДЫВАЕТСЯ, СЧАСТЛИВ. И Я ВМЕСТЕ С НИМ»
О биографии Марии Бурас «Истина существует. Жизнь Андрея Зализняка в рассказах ее участников»

Что может заставить «технаря» запойно прочесть биографию «гуманитарного» ученого? Причем ученого академического, никогда не выходившего, как Умберто Эко, в пространство художественной литературы, человека, сторонившегося как общественной деятельности, так и роли научпоп-звезды, и даже не эксцентрика? Расскажу на своем примере.

Впервые я запомнил имя Андрея Зализняка, обратив внимание на ажиотаж в ленте фейсбука, — чуть ли не все «гуманитарные» знакомые обсуждали: идут они на традиционную ежегодную лекцию Зализняка или нет, и если нет, то почему, и с кем идут, и где встречаются, а затем публиковали подробные отчеты о том, как это было. Лекция на узкоспециальную тему (обсуждение недавно найденных берестяных грамот), к которой относятся примерно как к приезду Пола Маккартни, — этим трудно было не заинтересоваться.

[дальше]

Найдя в Интернете видео одной из «берестяных» лекций, я понял, что на следующую обязательно пойду сам (увы, та «следующая» лекция 26 октября 2017 года оказалась последней). Еще одним поводом отнестись с интересом и пиететом к личности Зализняка стала его речь, произнесенная на вручении премии А. Солженицына, — речь великая, и что это слово ей не малó, было ясно сразу. Цитатой из нее «Истина существует» названа книга Марии Бурас.

«Счастливая судьба» — одно из главных впечатлений, которые оставляет биография Андрея Анатольевича Зализняка (цитаты из него, следуя книге Бурас, обозначаю аббревиатурой ААЗ). Родился в образованной семье. Ближнее окружение всерьез не коснулись война и репрессии. Блестящие способности, невероятная память. В целом здоров, очень социален. Счастливый характер, близкие друзья, с которыми прошел со школьных лет до старости. В 1956 году отправился на десятимесячную стажировку в Париж — «объяснить запредельность этого никому невозможно!» (ААЗ), — где учился у первейших лингвистов своего времени. Причем попал во Францию почти случайно: учился на «английском» отделении МГУ, но на «французском» отделении мальчиков не было, а девочек посылать боялись. В тридцать лет защитил кандидатскую диссертацию, которую зачли как докторскую. Совершил несколько крупных открытий, написал несколько классических трудов. Два его достижения понятны каждому: лингвистическое доказательство подлинности «Слова о полку Игореве» и фактически исчерпывающее описание русского словоизменения, которое лежит в основе, например, работы поиска «Яндекса». С конца 1980х читал лекции по всей Европе. Всеми любимый, заслуживший оценку «гений» при жизни, получивший феноменальную для академического ученого популярность (личное воспоминание: на той, последней «берестяной» лекции люди стояли на подоконниках и разве что не висели на люстрах). Умер полным энергии, быстро и неожиданно для всех (это в 82 года), отдыхая после работы.

И, наверное, главное, о чем он сказал так: «Мне везло <...> я, в общем-то, занимался чем хотел. В этом смысле счастливым образом практически не приходилось заниматься по чужому приказу — немножко, в начале карьеры. А потом уже более-менее мне дали ту свободу, которая составляет максимальное счастье».

Об этом приятно читать, такому везению завидуешь белой завистью. Но, если присмотреться внимательнее, так ли много здесь чистого везения? Взять случай с поездкой во Францию — Зализняк был выбран, потому что руководству филфака стало известно: «на английском отделении есть один, который разными языками владеет». Можно ли назвать везением, что на несколько факультетов такой оказался один? (Некогда исключенный из детской группы изучения немецкого ввиду отсутствия «способности к языкам» — прекрасная деталь!)

Умение обходиться малым — привычка, воспитанная бедной жизнью, или следствие выбора приоритетов? Врожденное свойство характера или навык, выработанный строгим и экономным умом, — способность, как преодолеть и с блеском завершить «труд, казалось бы, несоизмеримый с возможностями одного человека», так и вовремя «заморозить» иную работу до лучших, порой лежащих за пределами жизни времен, перебросив силы на другие задачи?* Можно ли назвать везением найденную им стратегию: периодически менять, смещать, расширять сферу интереса (и научного, и преподавательского), не теряя глубины погружения? И, наконец, умение распоряжаться своим временем так, чтобы оставалось и на жизнь, и на науку, — это интуиция и «моцартианское начало» или результат опыта, сознательно возведенного в правило?

«Я помню, что в середине 1960-х годов я видел Зализняка в университетском дворике, часами проводящего время в прогулках и разговорах, — рассказывает Николай Перцов. — „Как же он вообще успел сделать «Русское именное словоизменение», — подумал я в совершенном ошеломлении, — когда человек так свободно распоряжается своим временем?“ Это невероятно: лучезарный свободный Моцарт — и при этом „Русское именное словоизменение“!»

Ответ на эти вопросы, которые, похоже, складываются в один большой вопрос, может быть разным, и всё же склоняешься к тому, что эта жизнь может многому научить, а значит, не всё в ней обусловлено словами «удача» и «гениальность». По крайней мере, такой вывод можно сделать, узнавая о высказываниях Зализняка, последовательно отрицавшего свое очевидное полиглотство и не слишком высоко ценившего способность ученого держать в уме огромное число фактов, иначе говоря, роль хорошей памяти, каковой он сам обладал в полной мере.

«Мне совершенно не требуется, чтобы они что-то запомнили из того, что я им рассказал, — говорил ААЗ о своих преподавательских принципах. — <...> Задача состоит в том, чтобы вы умели найти ответ. А чтоб он нашелся в памяти, это совершенно не требуется. Я одержим этой идеей. <...> Мне нравятся всякие такие игровые вещи. <...> Например, я на начальных арабских занятиях предлагаю сказать, какой город называется по-арабски Аддар-аль-Абйад. Ну они уже знают корень -доро-, и слово „дар“, и корень -бйд-. Знают, что корень -доро- может означать „дом“, а корень -бйд- может означать „белый“. Какой город арабского мира называется по-арабски Аддар-аль-Абйад? И через некоторое время находятся люди (это должен быть лингвист, а не просто так), которые правильно отвечают: Касабланка. И тот, кто догадывается, счастлив. И я вместе с ним».

Книга Бурас хороша и тем, что, как и положено биографии ученого, она приоткрывает для читателя суть самой науки, в которой он работает. Так «технарь» (опять обращусь к своему непосредственному опыту) не без удивления узнает из нее, что лингвистика едва ли не ближе к математике, чем к гуманитарным наукам. Книга доступно описывает открытия Зализняка и освещает научные проблемы, над которыми он работал. Тут и его объяснения о связи ударения в слове с его языковой освоенностью, и пример с неправильным толкованием одной из берестяных грамот, которая в итоге была прочитана Зализняком, предположившим отсутствие так называемой «второй палатализации» (замена одних согласных на другие) в древненовгородском диалекте. Те же, кому неинтересно вникать в тонкости лингвистических задач, прочтут рассказ о человеке, умевшем, по словам Анны Поливановой, сочетать «удивительную легкость» и «детскую радость жизни» с «чрезвычайной глубиной мысли».

Из книги вы узнаете массу вроде бы неважных, но характеризующих эту картину симпатичных и живых деталей — например, что Зализняк, работая во Франции, ежедневно выпивал бутылку вина и съедал камамбер, что стал изучать древнерусский язык, желая «помочь одной очень милой девице, которая не могла сдать экзамен по старославянскому», что обожал фильмы Феллини, что изобрел и сделал двуязычную печатную машинку, что подарил лучшему другу поездку в Италию и что часть своих классических трудов написал, лежа на спине.

Когда читателю начинает казаться, что перед ним жизнеописание идеального человека, ему предлагаются и примеры, корректирующие слишком однотонную картину: периодические вспышки гнева, воспитательные поучения, обращенные к жене и дочери, что Зализняк не любил хлопотать за своих студентов и аспирантов и почти отказался от активного «гражданского» участия в общественной жизни. Считать ли последнее недостатком для человека, который необыкновенно эффективно тратил время на задачи, с которыми никто другой бы, вероятно, не справился, — вопрос открытый; и тем замечательней исключения из этого правила — подпись Зализняка в защиту своего учителя Вячеслава (Комы) Иванова, изгнанного из университета, и его «война» с лженаучной теорией Фоменко.

Но главное воздействие биографии человека, который жил так полно и так осмысленно, мотивирующее. Хочется немедленно перестать терять время зря и углубиться в какую-то новую и не сиюминутную работу.

Уже поэтому книга Марии Бурас конгениальна ее герою и стоит времени, затраченного на ее чтение.

Илья Симановский,
канд. физ.-мат. наук

* Про историю с "новгородским кодексом": подход к его трактовке, который предложил Зализняк, не был поддержан коллегами

===
Большое спасибо Наталье Деминой за идею написать рецензию и Марку Гринбергу за советы и помощь в редактуре текста

melancholy

...

"Ноябрьским вечером 2017 года 36-летний москвич Илья Симановский отправился в один из домов недалеко от улицы Земляной Вал. С собой он взял шило, плоскогубцы, булавки и жидкость для растворения ржавчины..."

https://meduza.io/feature/2019/10/14/vosem-chemodanov-s-sokrovischami

Так начинается сегодняшняя статья на "Медузе". Наконец-то вышел давно мною ожидаемый репортаж Кристины Сафоновой об Александре Кривомазове, его литературных вечерах и его архиве. Ну, и я к этому некоторое отношение имею (заходите на сделанный мной сайт, там есть интересные материалы).
melancholy

...

Сергей Шаров-Делоне: “Я вырос в очень странном мире…”
(интервью об Абрамцеве и Венедикте Ерофееве)


АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЕ

Я вырос в очень странном мире: наперекор всему в стране в нем было дважды два – четыре и в августе, и в декабре. Он не был за семью морями или за каменной стеной, и те же шли дожди над нами, и тот же холод был зимой, оттуда так же (даже чаще) этапом покидали дом, и получали там причастье все тем же хлебом и вином, но белое там было белым, а черное – черным-черно, казалось, эту дурь расстрелам пора бы вышибить давно, пора бы приучить уродов, что разным может быть ответ в зависимости и от года, и от столетья на дворе, но всё не впрок, и хоть Иуды там тоже были - как без них!, хотя со сдаденной посуды там тоже пили на троих, но почему-то путь-дорога была оттуда на Дамаск, и Савлы, уходя с порога...
... А дальше – дальше не про вас.

С. Шаров-Делоне

Архитектор и художник-реставратор Сергей Шаров-Делоне сегодня широко известен как правозащитник; главная тема почти любого интервью с ним – российские политзаключенные. В этот раз он раскрывается иначе, – как свидетель времени, вспоминающий особый мир поселка Абрамцево в 70-е годы, где Сергей Шаров-Делоне жил у деда, крупного математика Бориса Делоне. Сергей Александрович рассказывает о многих выдающихся ученых, диссидентах и писателях, однако, у этого разговора есть и главный герой – классик литературы ХХ века Венедикт Ерофеев. Интервью было взято специально для биографической книги О. Лекманова, М. Свердлова и И. Симановского «Венедикт Ерофеев: посторонний», которая в октябре вышла в издательстве «Редакция Елены Шубиной» к 80-летнему юбилею писателя.

– Сергей Александрович, когда вы познакомились с Венедиктом Ерофеевым?

– Год – это проблема… В 71-м году вышел Вадик, мой брат, из зоны [Вадим Делоне – поэт и диссидент, получивший срок за участие в демонстрации против ввода войск СССР в Чехословакию в 1968 год – И. С.]. Соответственно, мне было к этому моменту 15 – 16 лет. У нас постоянно на даче в Абрамцеве появлялось много разного народа. Я был сразу принят в эту команду. И в какой-то момент появились Веня с Галей Ерофеевы [Галина Ерофеева – вторая жена Венедикта Ерофеева – И. С.]. Появились раз, появились два, а потом как-то закрепостились. Нужно было, чтобы кто-то помогал – не дед же будет, например, готовить [к этому времени Борису Делоне было уже за 80 лет, и он продолжал работать – И.С.]. Галя взяла на себя простейшие вещи и заодно они с Веней там жили. Это академическая дача – два гектара леса. Зимой не было видно соседних дач за стволами. То есть просто в лесу. Такие хорошие места. Плюс к тому в поселке жили очень интересные люди. Жили Грабари, жил Лев Копелев… А рядышком, через дачу, жил Юрий Казаков.

– Они были с Ерофеевым знакомы?

– Они общались. Хотя общаться с Казаковым было не очень просто. Это конец жизни Казакова, когда он спивался совсем. И когда он был трезв, он был очень интересный, живой, умный человек. Но это было далеко не всегда. Причем если Веня пил, но при этом очень долго оставался с абсолютно свежей головой, то Казаков пил так… по-русски. (смеется)


Сергей Толстов, Сергей Шаров-Делоне и Венедикт Ерофеев. Абрамцево, 1970-е годы. Из архива Нины Фроловой

Collapse )

…Я очень любил Абрамцево. Хорошее было место, друзья с детства, мои ровесники… И там был дед, который… это слово уже нельзя использовать (смеется), но он был скрепой в семье. Стержнем, вокруг которого все крутилось. Честно говоря, мне это время вспоминать приятно. Это хорошее было время.

21 февраля 2018 года, офис правозащитной организации «Русь Сидящая»
Разговаривал Илья Симановский

Первая публикация [с сокращениями] - на портале "Горький" 24.10.2018
melancholy

...

Я готовил это почти год. Сканировал, обрабатывал, делал сайт. Кратко: начинаю выкладывать уникальные архивные материалы, - автографы, фотографии и аудиозаписи, связанные с культурным процессом конца 70-х, начала 80-х гг. Процентов 90-95 из этого публикуется впервые.

Теперь длинно. Есть такой замечательный человек - Александр Николаевич Кривомазов. Физик, как и я, он взял на себя необычную культурную миссию. В 1975-1982 гг почти каждые выходные он проводил у себя дома квартирники, на которых выступали, в основном, не музыканты (хотя случались и они), а читали поэты, писатели, переводчики, культурологи, философы, актеры... И собирались зрители, конечно. Всего на квартире А. Кривомазова прошло порядка 350 (!) литературных вечеров. Среди гостей были: Дмитрий Александрович Пригов, Аркадий Стругацкий, Венедикт Ерофеев, Марк Розовский, Василий Аксенов, Евгений Харитонов, Инна Лиснянская, Евгений Рейн и многие другие люди, чьи имена говорят сами за себя.

Почти на каждом вечере Александр Николаевич фотографировал, а в конце вечера - просил выступавшего записать что-нибудь в альбом. В альбом же он потом подклеивал сделанные фотографии. Получилось что-то вроде иллюстрированной Чукоккалы 78-82 в шести альбомах-томах. Один из них я полностью подготовил, выложил и предоставляю вашему вниманию. Это 108 фотографий и 66 автографов. Доступен поиск по авторам. За первым альбомом последуют остальные, также ждите оцифрованные и расшифрованные аудиозаписи (с этим будет небыстро, но есть настоящие сокровища).

Среди выступавших были люди не только известные - большую часть сегодня мало кто знает. Думаю, в этом есть свой интерес - показать лит. процесс этих лет в более-менее правильных пропорциях. Я очень надеюсь, что часть из героев этих вечеров откликнется, и мы пополним сайт их воспоминаниями. То же самое касается и присутствовавших зрителей.

Для привлечения внимания – несколько фотографий. А это, собственно, сайт:

https://isiman.wixsite.com/krivomazov

===

Венедикт Ерофеев-Джекил и Венедикт Ерофеев-Хайд, 1982 г. Правая фотография и автограф публикуются впервые.



Текст автографа: «Отрадно, спустя ровно два года, зайти к Кривомазову на очередную субботу. Превосходно все, кроме вот чего, по-моему: исполнителя и исполнение принимают самым теплейшим образом, но зачем же во что бы то ни стало теплейшим? В том, что сегодня услышал, бездна слабого, ненеожиданного и просто мелкого. Культивирования всеобщих восторгов не надо, Кривомазов, пусть всякому дозволяется лепить что угодно (неоскорбит., конечно), выступающие перетерпят, и будет меньше статичности. Впрочем, ваше дело. В. Ерофеев. 13/III-82.»

Вечер Венедикта Ерофеева: https://isiman.wixsite.com/krivomazov/erofeev5

[Арсений Тарковский, Марк Розовский, Д А Пригов]


Режиссер Марк Розовский, 1981 г. Фотография и автограф публикуются впервые.

Вечер Марка Розовского: https://isiman.wixsite.com/krivomazov/rozovsky5



Дмитрий Александрович Пригов, 1981 г. Правая фотография и автограф публикуются впервые.

Вечер Дмитрия Александровича Пригова: https://isiman.wixsite.com/krivomazov/prigov5





Арсений Тарковский, 1981 г. Фотография публикуется впервые.





Замечания, советы, критику по сайту, а также информацию о неопознанных мной выступающих или зрителях на фотографиях, прошу присылать в личку - постараюсь все учесть. И - ждите остальные альбомы.



Список всех выступавших авторов и ссылки на фотографии и автографы можно найти здесь.

melancholy

...



Ради такого дела нарушу обещание здесь не писать.

Эта доска с четой Мандельштамов появится на Екатеринбургском вокзале, где они ожидали пересылки в Чердынь. Появится, если мы соберем на нее деньги. Я уже перевел небольшую сумму и призываю всех присоединяться. Считаю этот проект замечательным и важным.

"Свердловск – это многочасовое – с утра до позднего вечера – сидение на <...> вокзальной скамейке с двумя часовыми при оружии. <...> Нас посадили <...> против входа <...> и мы невольно смотрели на непрерывный поток входящих и выходящих людей. Первый их взгляд был обращен на нас, но каждый из них тотчас отворачивался» (Н. Мандельштам "Воспоминания")

Собрать надо много - примерно 450 тысяч. Дело в том, что бронзовой доски еще не существует, на фото - макет.

Проектом занимаются члены "Мемориала"Уральский Мемориал (председатель - Анна Пастухова), координатор и мотор всей кампании -Valeria Petrovskaya.

С местными властями, вокзалом и пр. все уже согласовано, разрешения получены. Документы и проч. можно посмотреть на странице проекта (там же публикуются все новости, подписывайтесь):

https://www.facebook.com/mandelstamekb/

Реквизиты для перевода денег (более полный список найдете по ссылке выше):

КАРТА СБЕРБАНКА 4276 1600 1519 6919
Получатель – Валерия Валерьевна П.

Яндекс-кошелёк: 410011994612818 с пометкой «Мандельштам»

* paypal.me/Petrovskaia

Давайте переведем посильную сумму и распространим информацию как можно шире. Эта доска будет висеть много лет, ее увидят сотни тысяч людей. Дело, об участии в котором можно будет вспоминать с гордостью.
melancholy

...

Ну что ж, я обещал заглядывать сюда раз в полгода и передавать привет товарищу майору, чтобы журнал не снесли. Передаю. И вам всем привет, дорогие друзья!

А еще у меня сегодня день рождения, натикало 36 лет. И по такому случаю пропиарю без ката себя любимого и дам ссылки на посты, которые я написал с момента ухода отсюда и которые, как мне кажется, интересны или неплохо получились. Скромно замечу, что это не все интересные посты, а только избранные.

Пять зернышек апельсина vs Остров сокровищ [то же на фб]

Мое предисловие к книге "Нас время учило..." [то же на фб]

"Как я осетра разделывал". Смешной рассказ [то же на фб]

"День большой осы". Смешной рассказ [то же на фб]

Про Искандера и туров. Смешной рассказ [то же на фб]

Греческое - про губки и мочалки. Смешной рассказ [то же на фб]

Про мой опыт депрессии. Несмешной рассказ [то же на фб]

Стихи русского патриота Василия Курганова [то же на фб]

Гапон ли Навальный и чем отличаются митинги 2011 vs 2017 [то же на фб]

Про 9 мая, агрессоров в WWII и Гитлер vs Сталин: кто хуже [то же на фб]

Джим Моррисон и Веничка Ерофеев как братья [то же на фб]

Арсений Тарковский читает стихи. Очень много [то же на фб]

Мандельштам и дисперсия света [то же на фб]

Актуальное из Надежды Яковлевны [то же на фб]

Стиляга Андрей Тарковский [то же на фб]

Душераздирающее от финского историка. Про лошадей [то же на фб]

Как написать письмо политзеку, не вставая со стула. Руководство [то же на фб]

Экскурсия с Татьяной Мэй (она же greenbat ) [то же на фб]

Про драматурга Владимира Гуркина ("Любовь и голуби"). Мой мемуар [то же на фб]

Войнович и Ван оф вич: как оно было на самом деле [то же на фб]

Норштейн и Маяковский. Снятый неснятый мультфильм [то же на фб]
--------------

А вообще этот Дрим довольно неудобная штука, поэтому обитаю я, в основном, на фейсбуке.
melancholy

...

Прогулялся сегодня от "Белорусской" до "Тверской". Когда началась давка, в самое пекло с омоном не полез, обошел переулками.

И думаю теперь о том, что недооценил я Навального. Когда он заявил о подготовке "Диммонстраций", я подумал: Анатольич потерял чувство момента. Как Удальцов, который в конце одного из довольно вялых митингов бодро призывал народ не расходиться и стоять до конца – и всем кроме него было ясно, что не разойдется он один и еще десять человек. Так и теперь – ну не выйдет народ сейчас. Тем более не по конкретному поводу, а «против коррупции» или тем более против «Димона». С какой бы стати? Будет пшик. Придет тысяча человек, ну две тысячи. Постоят и разойдутся. Зачем?..

А оказывается, что это я потерял чувство момента, а не он.
Очень талантливый политик, очень.

(фото не мое, взял с сайта "Эха")

melancholy

...

Интересно, можно ли установить имена погибших на похоронах Сталина и их число, подняв архивы о смертях 6-9 марта 1953 г и выбрав записи, в которых указано "сдавление грудной клетки", как в этом свидетельстве, и близкие?

Вроде бы в документах ЗАГС должно это все храниться. Поверхностное гугление дало, что доступ к записям предоставляется только близким родственникам, но, может быть, есть пути обхода? На мой взгляд, это было бы расследование большой общественной важности.

Ну, а пока нам достоверно известны имена шестерых погибших в давке:

Ольга Грановская, Рома Новоселов (ученик школы №50), Анатолий Р., ?. Куценко, Арон Шут (прощаться со Сталиным не ходил, просто шел домой), Миша Архипов (ученик школы №657).

Всего таких смертей было от 109 (по словам Хрущева) до нескольких тысяч (по слухам).

melancholy

...

"Остров сокровищ" - великая книга. И всегда актуальная. Например, читаешь, что книжная серия "Жизнь замечательных людей" выпустила биографии Сталина, Жданова, Дзержинского, и сразу вспоминаешь:

- Он замечательный человек!
- Он был бы еще замечательнее, если бы болтался на рее.

Или читаешь "Федор Конюхов установит флаг РФ и крест на дне Марианской впадины" и неизбежно выскакивает:

Если человек три года грыз ногти на необитаемом острове, Джим, голова у него не может быть в таком же порядке, как у тебя или у меня. Так уж устроены люди.