?

Log in

No account? Create an account
melancholy

_o_tets_

Бутылка, найденная в рукописи


Entries by category: лытдыбр

melancholy
_o_tets_

...

Сергей Шаров-Делоне: “Я вырос в очень странном мире…”
(интервью об Абрамцеве и Венедикте Ерофееве)


АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЕ

Я вырос в очень странном мире: наперекор всему в стране в нем было дважды два – четыре и в августе, и в декабре. Он не был за семью морями или за каменной стеной, и те же шли дожди над нами, и тот же холод был зимой, оттуда так же (даже чаще) этапом покидали дом, и получали там причастье все тем же хлебом и вином, но белое там было белым, а черное – черным-черно, казалось, эту дурь расстрелам пора бы вышибить давно, пора бы приучить уродов, что разным может быть ответ в зависимости и от года, и от столетья на дворе, но всё не впрок, и хоть Иуды там тоже были - как без них!, хотя со сдаденной посуды там тоже пили на троих, но почему-то путь-дорога была оттуда на Дамаск, и Савлы, уходя с порога...
... А дальше – дальше не про вас.

С. Шаров-Делоне

Архитектор и художник-реставратор Сергей Шаров-Делоне сегодня широко известен как правозащитник; главная тема почти любого интервью с ним – российские политзаключенные. В этот раз он раскрывается иначе, – как свидетель времени, вспоминающий особый мир поселка Абрамцево в 70-е годы, где Сергей Шаров-Делоне жил у деда, крупного математика Бориса Делоне. Сергей Александрович рассказывает о многих выдающихся ученых, диссидентах и писателях, однако, у этого разговора есть и главный герой – классик литературы ХХ века Венедикт Ерофеев. Интервью было взято специально для биографической книги О. Лекманова, М. Свердлова и И. Симановского «Венедикт Ерофеев: посторонний», которая в октябре вышла в издательстве «Редакция Елены Шубиной» к 80-летнему юбилею писателя.

– Сергей Александрович, когда вы познакомились с Венедиктом Ерофеевым?

– Год – это проблема… В 71-м году вышел Вадик, мой брат, из зоны [Вадим Делоне – поэт и диссидент, получивший срок за участие в демонстрации против ввода войск СССР в Чехословакию в 1968 год – И. С.]. Соответственно, мне было к этому моменту 15 – 16 лет. У нас постоянно на даче в Абрамцеве появлялось много разного народа. Я был сразу принят в эту команду. И в какой-то момент появились Веня с Галей Ерофеевы [Галина Ерофеева – вторая жена Венедикта Ерофеева – И. С.]. Появились раз, появились два, а потом как-то закрепостились. Нужно было, чтобы кто-то помогал – не дед же будет, например, готовить [к этому времени Борису Делоне было уже за 80 лет, и он продолжал работать – И.С.]. Галя взяла на себя простейшие вещи и заодно они с Веней там жили. Это академическая дача – два гектара леса. Зимой не было видно соседних дач за стволами. То есть просто в лесу. Такие хорошие места. Плюс к тому в поселке жили очень интересные люди. Жили Грабари, жил Лев Копелев… А рядышком, через дачу, жил Юрий Казаков.

– Они были с Ерофеевым знакомы?

– Они общались. Хотя общаться с Казаковым было не очень просто. Это конец жизни Казакова, когда он спивался совсем. И когда он был трезв, он был очень интересный, живой, умный человек. Но это было далеко не всегда. Причем если Веня пил, но при этом очень долго оставался с абсолютно свежей головой, то Казаков пил так… по-русски. (смеется)


Сергей Толстов, Сергей Шаров-Делоне и Венедикт Ерофеев. Абрамцево, 1970-е годы. Из архива Нины Фроловой

про Казакова, Капицу, Бориса Делоне и многих-многихCollapse )

…Я очень любил Абрамцево. Хорошее было место, друзья с детства, мои ровесники… И там был дед, который… это слово уже нельзя использовать (смеется), но он был скрепой в семье. Стержнем, вокруг которого все крутилось. Честно говоря, мне это время вспоминать приятно. Это хорошее было время.

21 февраля 2018 года, офис правозащитной организации «Русь Сидящая»
Разговаривал Илья Симановский

Первая публикация [с сокращениями] - на портале "Горький" 24.10.2018

Cooking
_o_tets_

Все, что вы хотели знать о йоркширском пудинге, но боялись спросить

Воскресный обед включал традиционный ростбиф и йоркширский пудинг. Жена как раз положила на мою тарелку солидный ломоть пудинга и теперь поливала его мясным соусом неописуемого аромата. После типичного для ветеринара воскресного утра, занятого метаниями с фермы на ферму, я готов был съесть быка, и мне пришло в голову, как приходило уже не раз, что, доведись мне знакомить какого-нибудь иностранного гурмана с достоинствами английской кухни, я бы непременно угостил его йоркширским пудингом

Как я уже упоминал, литература сильно изменила мою жизнь - давно прочитав у Хэрриота, что сладкое вкуснее всего есть, закусывая сыром, я с тех пор так и делаю. Понятное дело, что волшебное описание этим писателем блюда под названием "йоркширский пудинг" волновало меня давно. Этой зимой я, наконец, его попробовал.

То есть планировал я с ним ознакомиться еще в августе, но непосредственно в Йоркшире меня с пудингом обломали. Заходите, мол, в воскресенье - будет вам традиционный йоркширский пудинг. Ага, щас. Вот только сбегаю, попрошу политического убежища и тогда непременно зайду в воскресенье, чтобы отведать вашего пудинга. То есть все это не исключено, конечно. Но не в этот раз. Зимой мне повезло больше и маленькие йоркширские пудинги принесли в качестве дополнения к сосискам, пирогам и прочим ништякам, которые я заказал к пиву в лондонском пабе.

После того, как я узнал, как выглядит йоркширский пудинг и каков он на вкус, я попробовал приготовить его в Москве.

как я готовил йоркширский пудинг (историческая справка, рецепт и фото прилагаются!Collapse )

melancholy
_o_tets_

Прием гостей. С. Лыба.

1263327184_priem_gostej
Берите вилку в руку левую,
А нож берите в руку правую;

За стол садяся рядом с девою,
Не жмите ног ее своей ногой корявою.

(Николай Олейников)












На днях я прочитал эту в высшей степени познавательную книгу (Рига, 1981) и с удовольствием рекомендую ее всем. По своей полезности и широте охвата эта книга, пожалуй, не уступит даже труду "Как помочь больному человеку", которую я в свое время подробно рассматривал.  На этот раз сканить мне лень, поэтому в своей краткой рецензии обойдусь цитатами.

Книга написана удивительно свободным, образным языком и очень доброжелательна. Автор умеет заинтриговать читаталей одной строчкой. Например, как вам такое вступление: "Многие из нас не знают, как пользоваться мельхиоровой посудой". Или "Прислушаться к "разговору цветов" следует каждому, особенно девушкам".

Из книги можно узнать новые и интересные вещи: "Приглашая гостей в комнаты, никогда не предлагайте домашних тапочек", "Мужа и жену принято в компаниях рассаживать отдельно", "Положив на свою тарелку кусок хлеба, не следует от него откусывать. Хлеб нужно аккуратно отламывать маленькими кусочками." Я вот раньше всего этого не знал.

Впрочем, есть и вещи интуитивно понятные ("Обычно пиво предлагают на второй день свадьбы").

Украшают книгу цитаты из классиков и культурологические отступления. Например, такое: "История возникновения бара ведет нас к Дальнему Западу Соединенных Штатов конца XVIII века."

Большое внимание уделено общению.

"Лучшая форма беседы за столом - это разговор в виде вопросов и ответов, обмен взглядами и мнения по различным вопросам."

"Никогда никому не следует говорить таких вещей и таким тоном, за которые придется извиняться."

"Не принято употреблять в компании ласкательных форм обращения и приветствий вроде: "Приветик, Янис!", "Хелло, Светик!", "Эдик, адью!" и т.п."


А вот следующие слова я просто вбил бы в шапку ЖЖ или вынес в юзеринфо журнала, чтобы это прочитал последний тролль и подумал, прежде чем разевать рот:

"Если в компании возникнет спор по какому-либо поводу (это почти обязательный случай), а всякий спор есть не что иное, как неодобрение чужого мнения, то обнаруживать в разговоре это неодобрение следует очень осторожно, чтобы не задеть самолюбия того, с кем вы спорите."

Золотые слова. А теперь о традициях.

"По традиции в полночь невеста снимает фату Веня! Скажи мне... невеста... если снимет фату... на ней что-нибудь останется?.. Есть у нее что-нибудь под фатой?..Collapse )

melancholy
_o_tets_

Норштейн и дети

Прочитал тут пост в норштейновском сообществе о двухминутной (2 мин.) заставке Ю.Б.Н. к "Спокойной ночи малыши", которую он делал полтора (1,5) года. Заставка просуществовала недолго - по многочисленным просьбам ее сняли ("воплощение всех страшных снов детства"; "дети плачут перед сном", "тёмная" , "зайцы-мутанты" и пр.).

А ведь есть в этом некая сермяжная правда - даже такие мультфильмы Норштейна вроде бы рассчитанные на детей (как минимум "и на детей"), как "Ежик в тумане" или "Лиса и заяц", редко нравятся детям. Сужу, в частности, по себе: насколько я могу вспомнить, "Ежик в тумане" мне в детстве не покатил никак. Было ли от него страшно - вспомнить не могу, но в лучшем случае он оставлял меня равнодушным.

Мне в детстве нравились фильмы и книги а) яркие и цветные б) перегруженные сюжетом с подробностями. От продукции Диснея любого качества до серии советских мультфильмов (почему-то шедшей в рубрике "мультфильмы для взрослых") про Великолепного Гошу. Импрессионистские полутона Норштейна меня на этом фоне совершенно не вставляли. Точно так же мне не нравился Кэрролл. Ничего я не мог понять в его странном мире. Он даже был для меня отталкивающим. Вот от Кира Булычева до Жюля Верна - это совсем другое дело. Наверное, сейчас в комментах найдутся люди, которые "Ежика" в детстве любили - я не претендую на обобщение, взяв себя за основу. Однако же полагаю, что большинство, если вспомнит как следует, скажет примерно то же самое. Вообще большей глупости чем "дети тонко чувствуют фальшь" я не слышал - дети, как раз, склонны самую вульгарную фальшь усвоить с большим аппетитом - лишь бы была в привлекательной упаковке.

С возрастом м/ф Норштейна и сказки Кэрролла мне начали нравиться. Сейчас Норштейн приводит меня в совершенный восторг. Я обожаю "Ежика". Мне очень нравится его заставка для "Спокойной ночи". Я совершенно уверен, что это редкий случай, когда слово "гениально" можно говорить, не чувствуя некоторых угрызающих сомнений. Но в детстве я бы это смотреть не смог.

Но что еще интересно. Сейчас, смотря того же "Ежика" или эту заставку - я чувствую вот эту почти мистическую, какую-то глубинную связь с детскими впечатлениями от мира. Если же мне покажут многое и многое из того что я любил в детстве - во мне не шевельнется ничего.

melancholy
_o_tets_

Ван Гог. Часть 2. "Идиот"

Если не учитывать последние два года жизни Ван Гога, когда уже начались припадки и сомнений в наличии психического заболевания ни у кого не возникало, а обратиться к более ранним периодам, выяснится, что «слава» сумасшедшего закрепилась за художником значительно раньше. Вернее, в большинстве случаев - не сумасшедшего, а скорее дурака, чудилы, может быть даже идиота. Чтобы не быть голословным, опять обратимся к письмам. Вот, к примеру, Ван Гог описывает начало союза с проституткой Христиной, за который он был фактически проклят ближайшими родственниками (за редким исключением) и встретил брезгливое непонимание со стороны большинства остальных.

«Этой зимой я встретил беременную женщину, оставленную человеком, ребенка которого она носила, беременную женщину, которая зимой бродила по улицам, чтобы заработать себе на хлеб, - ты понимаешь, каким способом.
Я нанял эту женщину, сделал ее своей натурщицей и работал с ней всю зиму. Я не мог платить ей то, что полагается натурщице, но это не помешало мне хоть немного поддержать ее; и, слава Богу, я пока что сумел уберечь и ее самое, и ее будущего ребенка от голода и холода, деля с ней свой собственный хлеб. Когда я встретил эту женщину, она привлекла мое внимание своим болезненным видом. Я заставил ее принимать ванны, обеспечил ее, насколько то было в моих возможностях, более сытной пищей, и она стала гораздо здоровее. Я поехал с нею в Лейден, где есть родовспомогательное заведение, в котором она и разрешится от бремени. Неудивительно, что она была больна: ребенок лежал неправильно; ей еще предстоит подвергнуться операции — ребенка повернут щипцами; однако есть много шансов, что она будет спасена. Родить она должна в июне. Мне кажется, что каждый мало-мальски стоящий мужчина сделал бы в подобном случае то же самое.
Я нахожу свой поступок таким простым и само собой разумеющимся, что даже не считал нужным говорить о нем. Позирование давалось ей очень трудно, однако она научилась; я же сделал успехи в рисовании именно потому, что у меня была хорошая модель. Женщина эта привязана ко мне, как ручной голубь; а так как жениться я могу только раз, то самое лучшее, что я в силах сделать, — это жениться на ней: ведь только так я получу возможность помочь ей, иначе нищета вновь вынудит ее пойти прежней дорогой, которая приведет ее к пропасти»


Теперь, представим какую реакцию подобный поступок мог вызвать (и вызвал) в обществе. Близкий родственник успешных торговцев живописью подбирает на улице шлюху с ребенком, возится с ней – и собирается на ней жениться из сострадания. Как называется такой человек? Идиот.
читать дальшеCollapse )

Часть 1. "Сумасшедший"
Часть 3. "Художник"

melancholy
_o_tets_

29 февраля

Для начала поздравляю всех с тем, что эта гребаная зима наконец сдохла.

А далее, расскажу о всем остальном.

Все мои будничные планы были поколеблены вечером, когда я получил загадочную смску от НН, что мы отмечаем праздник "полчаса до весны", а подробности следует искать у miausiko. В итоге, произошло то, чего я ожидал меньше всего - вместо того, чтобы пить свою будничную кружку пива в районе собственного дома, в 10 вечера я был на "Чистых прудах" и ожидал НН, miausiko и velikan_glum, чтобы залезть в трамвай и поехать встречать весну.

Проспонсировав местных хиппи всей имевшейся мелочью ("на вписку"), я воссоединился с этими прекрасными людьми (не с хиппи, а см. выше), которых видел первый (но, надеюсь, не последний) раз в жизни (за исключением НН) и мы загрузились в ближайший трамвай.

miausiko оказалась не только прекрасна собой, но, что еще более важно, предусмотрительна в правильном направлении. Переводя на русский язык - она захватила с собой бутылку мартини, которую мы употребили в каком-то скверике, сойдя с трамвая (подробности не у меня - москвовед я никакой). После этой бутылки понадобилась еще одна... Красоту вечера сложно передать. Была Яуза и был мост и были мы (по-над мостом) и было выпить и покурить. Неумолимо надвигалась весна.

Если вы дочитали сей нехитрый лытдыбр до этого момента, то я вам сейчас расскажу, как сходят с ума.

Раньше я полагал, что это происходит весьма мучительно и неприятно, теперь же я знаю, что это здорово, смешно и совершенно безболезненно. Произошло это так: меня спросили, когда у меня день рождения. Ответив "десятого октября", я перехватил взгляд НН, которая смотрела на меня с неподдельным ужасом. Дело в том, что день рождения у меня действительно в октябре. Но пятого. Тот факт, что я это забыл, приводит меня к неумолимому выводу - юзер _o_tets_ наконец-то окончательно спятил, но ему очень повезло, что это произошло в такой приятной обстановке.

А потом мы пили вторую бутылку уже под другим мостом, и барышни пели Веню Д'ркина, а velikan_glum сыграл на казу, а я сделал казу из расчески и тоже чего-то прогудел.

А завтра утром мне вести занятие по Дельфи, к которому я не готов.

Темза, сэр! Весна, господа!

melancholy
_o_tets_

Бродский и Высоцкий

ib_vv



Эти снимки сделаны Л. Лубяницким во время встречи двух поэтов на квартире Михаила Барышникова в августе 1977 года - это был второй приезд Высоцкого в Америку.

Честно говоря, до того, как я увидел фотографии, знакомство этих людей представлялось мне чем-то апокрифическим - представить их вместе было очень сложно.

Здесь я собрал все, что мне удалось найти на тему их взаимоотношений. По мере поступления новой информации список пополняется.

1. "Принято относиться к поэтам-песенникам с некоторым, мягко говоря, отстранением, предубеждением, если угодно. И до Высоцкого отношение ко всем этим бардам у меня было примерно таким. Но начав не столько читать, сколько слушать Высоцкого, - более или менее внимательно - я просто понял, что мы имеем дело прежде всего с поэтом. Более того, я бы даже сказал, что меня в некотором роде не устраивает, что это все сопровождается гитарой, потому что это действительно само по себе, как текст, совершенно замечательно.

Я говорю именно о его способности... о том, что он делал с языком, о его рифмах... Это гораздо лучше, чем всякие... Кирсанов или Маяковский, - я уже не говорю о более молодых людях, вроде Евтушенко и Вознесенского. Дело в том, что он пользовался совершенно феноменальными составными рифмами. До известной степени, конечно же гитара помогала ему скрадывать этот невероятный труд, который он, на мой взгляд, затрачивал именно на лингвистическую сторону своих песен. В принципе, я думаю, что они поражают... действуют таким образом на публику не столько благодаря музыке или содержанию, но бессознательному усвоению этой языковой фактуры. И в этом смысле, потеря Высоцкого - это потеря для языка совершенно ничем не восполнимая".
(Бродский в фильме, посвященном памяти Высоцкого, США, 1981 год):



2. "Самый талантливый человек из всех этих людей, которые взяли в руки гитару - это безусловно Владимир Высоцкий. Это - действительно поэт... То есть там есть чрезвычайно высокий элемент именно поэзии. Если вы посмотрите на то, какими рифмами он пользуется, вам все станет ясно. Обидно, что... То есть в известной степени обидно, но и не обидно... Но мне обидно, лично... Что он писал песни, а не стихи" (Бродский во время встречи с читателями в Институте славяноведения, Париж, 1986 или 1988 год)



3. Интервьюер: У вас были отношения с Высоцким?

Бродский: Особых не было. У нас был один общий приятель. Мы познакомились у Миши Барышникова. Два-три раза, когда он сюда приезжал, мы всячески гуляли, развлекались.

И: Как вы относитесь к его песням?

Б: В высшей степени положительно - не ко всему, но существует несколько замечательных. Впервые я услышал его из уст Анны Андреевны - "Я был душой дурного общества". Я думаю, что это был невероятно талантливый человек, невероятно одаренный, совершенно замечательный стихотворец. Рифмы его абсолютно феноменальны. С одной стороны, его трагедия, с другой - удача то, что избрал карьеру барда, шансонье. И чем дальше, тем больше им становился. Прежде всего он был актером, и все больше заигрывался, и все больше в этом было даже не театра, а телевидения.

И: Это поп-культура или культура, по-вашему?

Б: Для России это культура.

И: Переживает время?

Б: Думаю, что да. Если Вертинский пережил, то он, думаю, да. Из всей этой профессии я лучше всего относился к Высоцкому. В нем было абсолютно подлинное чутье языковое, да? И рифмы совершенно замечательные. Я по этому признаку сужу. Я человек дикий, для меня рифма - главное. ("Улица должна говорить языком поэта", "Независимая газета", №86, 23 июля 1991 года)

4. Бродский и Рейн говорят о Галиче и Высоцком ("Прогулки с Бродским", док./ф, 1993 год):

Елена Якович: Вы общались с Галичем?
Бродский: Да, немножко, немножко. Ну меня, вы знаете…Я к нему очень хорошо относился как к человеку…я его знал еще до всех этих событий. Я его еще знал по Москве, точнее по Переделкину. Но к этому жанру, в котором он, как бы сказать, работал, у меня отношение очень сдержанное было всегда.
Рейн: А ты пробовал читать как тексты это?
Бродский: Это можно. И это замечательно, мне кажется.
Рейн: Кстати, это довольно замечательно, Иосиф.
Бродский: Но я думаю, что если уж говорить на чисто текстовом уровне, на уровне качества стиха, я думаю, более интересным поэтом был Высоцкий.Безусловно.
Рейн: Да, правильно! Дело в том, что Галич очень жесткий поэт, он забивает как гвозди все это…
Бродский: Да-да-да-да.
Рейн: Это все слишком сделано. Высоцкий свободнее.
Бродский: Это вообще довольно интересное явление. Они оба – и, в частности, покойный Володя. Оба. Их обоих нет.




5. "Об Иосифе Бродском Высоцкий всегда говорил с уважением и нежностью - да, с нежностью, это точно: "Гениально!" И похвастался: "Он мне книжку подарил". Володя покопался и достал маленькую книжку стихов Бродского - авторское издание, кажется, в Лондоне, с автографом" (из воспоминаний кинодраматурга Игоря Шевцова)

6. "В Нью-Йорке Володя познакомился с Бродским, который подарил ему сборник своих стихов с посвящением: "Большому русскому поэту Владимиру Высоцкому". Cледует заметить, что Володя сильно комплексовал из-за того, что признанные советские стихотворцы относились к его стихам снисходительно, заявляя, что рифмовать "торчу" и "кричу" - дурной вкус. Подаренную Бродским книжку Володя неделю из рук не выпускал: "Миш, ну посмотри же еще раз, Иосиф назвал меня большим поэтом" (Михаил Шемякин, "Труд" 26.01.2008)

7. "На следующий день у нас назначена встреча с Иосифом Бродским - одним из твоих любимых русских поэтов. Мы встречаемся в маленьком кафе в Гринвич-Виллидж. Сидя за чашкой чая, вы беседуете обо всем на свете. Ты читаешь Бродскому свои последние стихи, он очень серьезно слушает тебя. Потом мы идем гулять по улицам. Он любит эту часть Нью-Йорка, где живет уже много лет. Становится прохладно, и ты покупаешь мне забавную шапочку - чтобы не надуло в уши. Улица, по которой мы идем, кажется безмятежно-спокойной, но Бродский говорит, что ночью здесь просто опасно... Продолжая разговор, мы приходим в малюсенькую квартирку, битком забитую книгами, - настоящую берлогу поэта. Он готовит для нас невероятный обед на восточный манер и читает написанные по-английски стихи. Перед тем как нам уходить, он пишет тебе посвящение на своей последней- книге стихов. От волнения мы не можем вымолвить ни слова. Впервые в жизни настоящий большой поэт признал тебя за равного. Сколько же лет ты ждал этого? Ты всегда считался автором-исполнителем - в лучшем случае бардом, менестрелем. Но о твоей причастности к поэзии просто не было речи. Официальные поэты - Евтушенко и Вознесенский - с удовольствием общаются с тобой, но снисходительно улыбаются, когда ты приносишь им свои стихи: "Не стоит рифмовать "кричу - торчу". Много раз они забирали с собой твои стихи, обещали их напечатать, но так ничего и не сделали.

<...>

Что до "почета" - вот ведь признал тебя за равного лучший из живущих ныне поэтов! У тебя в глазах счастливые слезы. Книгу эту ты будешь показывать каждому из гостей, она всегда будет стоять на почетном месте в твоей небольшой библиотеке. И я буду тихонько улыбаться, глядя, как ты часто перечитываешь посвящение, произведшее тебя в.сан поэта"
(Марина Влади, "Владимир или Прерванный полет")

8. К.ЛАРИНА: Т.е. для него было важно признание его как поэта.

М.ВЛАДИ: Ну конечно! Когда он сидел у Бродского в Нью-Йорке, и тот ему сказал, что «ты какой ты большой, вообще, замечательный…», надписал ему книгу, как поэту – ну, он плакал всю ночь. Как мальчик. Он же был мальчик, как все мужчины, кстати. Он был мальчик в этом моменте.
(интервью Марины Влади на "Эхо Москвы" 15.02.2009)

9.
Долго <Марина Влади> стояла у портрета Иосифа Бродского: "Мы с Владимиром были у него в гостях в квартире в Нью-Йорке, Бродский посвятил его в поэты. Он даже расплакался". ("Я здесь в первый и последний раз": гуляем по музею Высоцкого вместе с Мариной Влади (Екатеринбург Онлайн, 05 Сентябрь 2017)

10. "Бродский прилетает в Париж на гастроли Таганки и совершенно не принимает таганского "Гамлета". "Помню, Володя Высоцкий прислал мне телеграмму из Парижа в Лондон. Я прилетел на спектакль, но свалил с первого действия. Это было невыносимо". Заметим, что еще один знаменитый человек так же категорически не принял Гамлета-Высоцкого. Это был член компании на Большом Каретном - Андрей Тарковский.

После спектакля Бродский, разумеется, ничего не сказал Высоцкому. Они сидели в ресторане вместе с Ю.П.Любимовым: "Иосиф все время просил Володю петь. И замечательно он слушал: то со слезой, то с иронией... Но сам стихи не читал..."

<...>

В 1981 году Бродский предлагал издательству "Ардис" издать сборник стихов Высоцкого. Вспоминает бывший администратор Театра на Таганке В.Янклович: "Бродский при мне позвонил Профферам. Ему ответили, что рынок в Америке насыщен книгами Береста (так называемый американский двухтомник Высоцкого). Бродский сказал, что это будет совершенно другое издание. "Тогда делайте - будем издавать". А Марина уговорила Бродского стать редактором этого издания. Он согласился при условии, что все рукописи будут разобраны, а он будет редактировать подготовленный материал".

У Бродского хранилась значительная часть рукописей В.В., но, главным образом, черновые варианты. Сейчас они опубликованы в тульском пятитомнике и в германском семитомном издании.

И, наконец, на пресс-конференции 1 марта 1989 года Марина Влади говорила, что во Франции готовится сборник песен и стихов Высоцкого в переводах на французский язык. Предисловие к этому изданию согласился написать Иосиф Бродский. Неизвестно, успел ли он это сделать... (В. Перевозчиков "Посмертная судьба")

11. "Однажды Бродский выступал в Бостоне, – рассказывал мне Богуславский. – После выступления я спросил его, не сможет ли он припомнить надпись, сделанную им на книге, подаренной Высоцкому. "Я помню её дословно, – ответил Бродский. – Я написал: "Лучшему поэту России, как внутри её, так и извне". (Марк Цыбульский, "Высоцкий в США")

12. "Если моё предположение верно, то знакомство поэтов состоялось между второй половиной 1969-го и первой половиной 1972 г.

<...>

Следующая встреча двух поэтов состоялась летом 1977 г. в Нью-Йорке. Присутствовавший на ней фотограф Л.Лубяницкий рассказал мне:

"Это было на квартире у Михаила Барышникова, Володя остановился у него. Марины Влади, приехавшей с Володей, с нами не было, мы были втроём. Деталей я, конечно, не помню, но запомнилось, что Володя и Иосиф очень горячо, азартно спорили о каких-то поэтических проблемах".
(Марк Цыбульский, "Высоцкий и Бродский")


13. "Еще одно воспоминание касается вечера тем же летом, который мы провели дома у Вероники Шильц. Почему-то мы стали слушать записи песен Владимира Высоцкого. Это было примерно за месяц до его преждевременной и для нас неожиданной смерти. Я всегда предполагал, что Иосиф знал его песни, но тут я впервые понял, до какой степени он ими восхищался. Он явно получал огромное, почти физическое наслаждение, слушая их, и с необыкновенным энтузиазмом говорил о самом Высоцком" (Сэмюел Реймер. Вспоминая Бродского / Перевод с английского Натальи Рахмановой (Звезда, № 1, 2014)

14. "Я думаю, что если вообще вот из того… Мне известно далеко не все… Немногое… Очень немногое в этом роде деятельности. И я думаю, мне лично просто по биографическим, что ли, личным соображениям, обстоятельствам, мне дороже других Высоцкий. Я думаю, что он и поэт был куда более одаренный, чем… То есть, он как поэт замечательный. У него совершенно замечательная фактура, и кроме того у него совершенно замечательные рифмы. Уже хотя бы поэтому. И Высоцкий мне просто как-то… дороже. Хотя я знаю… Я думаю, я отдаю себе отчет в его значительных недостатках. Особенно в поздний период его творчества как барда, если угодно… Я даже не знаю. У меня терминологии для этого нет" (Ответ на вопрос слушателя о бардах и Галиче, выступление Бродского в Пало-Альто, 1992 год).



----

Использованные материалы и фотография:

М. Цибульский "Высоцкий в США"
В. Перевозчиков "Посмертная судьба"
М. Цибульский "Высоцкий и Бродский"
Сэмюел Реймер. Вспоминая Бродского
Коллекция фотографий Иосифа Бродского
Выступление Бродского в Пало-Альто, 1992 г.

за помощь и консультации благодарю Василия Попова и Сергея Дедюлина.

melancholy
_o_tets_

Николай Олейников (1898 - 1937)

Завтра исполняется 70 лет со дня расстрела Николая Макаровича Олейникова.

Неприятно в океане
Почему-либо тонуть
Рыбки плавают в кармане,
Впереди - неясен путь

            <...>
     Утром съев конфету "Еж"
     В восемь вечера помрешь!
               <...>
   
Везде преследуют меня
в учреждении и на бульваре —
Заветные мечты о скипидаре.
Мечты о спичках, мысли о клопах,
О разных маленьких предметах;
Какие механизмы спрятаны в жуках,
Какие силы действуют в конфетах.
Жареная рыбка,
Дорогой карась,
Где ж ваша улыбка
Что была вчерась

          <...>
           <...>          

Так шуми же, мутная
Невская вода.
Не поплыть карасику
Больше никуда.
                  <...>

Чарльз Дарвин, известный ученый,
Однажды синичку поймал.
Ее красотой увлеченный,
Он зорко за ней наблюдал.


"Однако,-подумал Чарльз Дарвин
Однако синичка сложна.
С ней рядом я просто бездарен,
Пичужка, а как сложена!"
 

Тут горько заплакал старик омраченный.
Он даже стреляться хотел!..
Был Дарвин известный ученый
Но он красоты не имел.
Улица Чайковского
Кабинет Домбровского
На столе стоит коньяк
За столом сидит Маршак
 Улица Чайковского
Кабинет Домбровского
На столе стоит портвейн
За столом сидит Вайнштейн
        
              <...>

Два сердитые субъекта
расставались на Расстанной,
Потому что уходила
их любови полоса.
Был один субъект - девица,
а другой был непрестанно
Всем лицом своим приятным
от серженья полосат.
           

Почему же он сердился,
коль в душе его потухли
Искры страсти незабвенной
или как там их еще?
Я бы там на его месте
перестал бы дуть на угли,
Попрощался бы учтиво,
приподняв свое плечо.
       

Ну, а нам с тобой, поссорясь...
нам похожими вещами
Заниматься не придется -
мы с тобою мудрецы:
Если мы да при прощаньи
на трамвай да не достанем
То пешком пойдем до дому.
Но - в различные концы.
Я муху безумно любил!
Давно это было, друзья,
Когда еще молод я был,
Когда еще молод был я.
            <...>
И  я уже больше не тот,
И нет моей мухи давно.
Она не жужжит, не поет,
Она не стучится в окно.

Забытые чувства теснятся в груди,
И сердце мне гложет змея,
И нет ничего впереди...
О, муха! О птичка моя!
 
Однажды красавица Вера
Одежды откинувши прочь,
Вдвоем со своим кавалером
До слез хохотала всю ночь.

Действительно весело было!
Действительно было смешно!
А вьюга за форточкой выла
И ветер стучался в окно.
              <...>

Страшно жить на этом свете,
В нем отсутствует уют, —
Ветер воет на рассвете,
Волки зайчика грызут,

Плачет маленький теленок
Под кинжалом мясника,
Рыба бедная спросонок
Лезет в сети рыбака.

       
Лев рычит во мраке ночи,
Кошка стонет на трубе,
Жук-буржуй и жук-рабочий
Гибнут в классовой борьбе.

Все погибнет, все исчезнет
От бациллы до слона —
И любовь твоя, и песни,
И планеты, и луна.
       
И блоха, мадам Петрова,
Что сидит к тебе анфас, —
Умереть она готова,
И умрет она сейчас.

Дико прыгает букашка
С бесконечной высоты,
Разбивает лоб бедняжка...
Разобьешь его и ты!

 
      

melancholy
_o_tets_

Набоков и Окуджава

Многие ли знают, что Набоков очень ценил Окуджаву и даже переводил его?

Я вот узнал об этом сравнительно недавно и был приятно удивлён. Уже писал об этом в комментах; теперь решил написать отдельным постом.

Просто три цитаты со ссылками

1. В.Набоков "Ада или страсть"

Следом выступали другие певцы с песнями все более и более грустными – они исполнили и “The tender kisses are forgotten”, и “The time was early in the spring, the grass was barely sprouting”, и “Many songs have I heard in the land of my birth: Some in sorrow were sung, some in gladness”, и бешено популярную

There's a crag on the Ross, overgrown with wild moss
On all sides, from the lowest to highest..

и череду дорожных жалоб, каковы, например, наиболее верные анапесту:

In a monotone tinkles the yoke-bell,
And the roadway is dusting a bit...

И темно искаженную солдатскую частушку, сочиненную неповторимым гением:

Nadezhda, I shall then be back
When the true batch outboys the riot...


2. Сестра писателя

Елена Владимировна Сикорская вспоминала в 1998 г., что роман Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» Набоков называл замечательной книгой. «И еще Окуджаву мой брат очень любил» (19, с. 1).

3. Дмитрий Набоков, сын

С советской литературой папа не был знаком. Он искренне не находил ценности в том, что писалось под каблуком режима. Партийное искусство, советский реализм его не интересовали. Но были редкие исключения. Он переводил Окуджаву, он прекрасно перевел его Романтический марш. Это было неожиданное и редкое событие.